Время пришло. Внеслужебное….

В Российской армии появились первые военные священники

То, что в течение более чем полугода активно обсуждалось на самых разных общественных, церковных и политических дискуссионных площадках, наконец, совершилось. В армии появились штатные священнослужители. Правда, официальной должности «военный священник» в армии пока не будет. Представители духовенства будут называться помощниками командиров по работе с верующими военнослужащими.

О подробностях появления в российской армии военных священников, их новом статусе, правах и обязанностях говориться в последнее время много. Многое из того, о чем вещают с высоких трибун и шепчутся в кулуарах, вызывает двойственные впечатления. С одной стороны, процесс интегрирования священнослужителей в структуру министерства обороны идет последовательно и конструктивно, а предпринимаемые в этом направлении шаги способны приблизить российскую армию к мировым цивилизованным стандартам. С другой, слушая выступления и соображения людей, принимающих непосредственное участие в формировании института военного духовенства, сложно отделаться от ощущения, что начавшееся движение по включению религиозных организаций в армейскую жизнь, может столкнуться с рядом препятствий.

Многие факты внушают оптимизм. Так, по словам начальника отдела патриотического воспитания и работы с общественными организациями Главного управления воспитательной работы Вооруженных сил полковника Игоря Сергиенко, в Минобороны уже подготовлен проект создания в центральном аппарате ведомства управления военного духовенства. Правда, руководитель управления необязательно будет принадлежать к духовному сословию. Возможно, эту должность займет светский военный специалист. В компетенцию управления будет входить руководство работой военных священнослужителей в Вооруженных силах. По прогнозам начальника отдела ГУВРа, в полноценном режиме управление начнет функционировать в текущем году, когда институт военных священников в армии и на флоте будет окончательно сформирован. Помимо координации действий священнослужителей, работающих в войсках, управление будет заниматься всеми вопросами, касающимися взаимодействия военного ведомства с Русской Православной Церковью, другими религиозными объединениями, участвовать в выработке основных принципов и методов организации работы военного духовенства и т.д. Помимо центрального управления в военных округах и на флотах в 2010 году планируется создать отделы военного духовенства. Священнослужители традиционных для России религий появятся во всех родах и видах Вооруженных сил до бригады включительно. Условием для появления в части священника, муллы, раввина или ламы станет принадлежность более чем 10 % личного состава к той или иной религии. Учитывая факт, что священники начинают работать на штатной основе, им будет выплачиваться жалование из бюджета Министерства обороны.

Постепенно решается и кадровая проблема. По словам председателя Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, протоиерея Димитрия Смирнова, в настоящее время подготовлено тридцать православных священников для прохождения службы в частях, расположенных на Северном Кавказе и за пределами Российской Федерации. Из них тринадцать священнослужителей, по решению Священного Синода, уже отправились к месту своего нового служения. Есть планы и по дальнейшей подготовке священнослужителей для работы в войсках. Число военных священнослужителей пополнят верующие воцерковленные офицеры, которых будут готовить для рукоположения. В армию пойдут священники, уже имеющие за плечами опыт военной службы, наконец, специальный факультет для подготовки армейского духовенства создадут на базе Рязанского военного училища. Предполагается, что новый факультет будет внеконфессиональным, так что учиться на нем будут и православные верующие, и представители иных традиционных религий. К слову сказать, ситуация с последними пока остается неясной. Главным образом потому, что на сегодняшний день количество имамов, раввинов и лам, необходимых для армии, статистически до конца не определено. Впрочем, руководителей религиозных общин это не смущает. Так, по словам представителя верховного муфтия в Москве Рустама Валеева, в случае отсутствия в части имама, военнослужащие-мусульмане могут обращаться за советом и духовным утешением к православному священнику. «Ребята, нет у вас тут пока муллы, не хватает у нас кадров, вы идите к православному батюшке, и точно так же он вас примет, точно так же он вас выслушает. Точно так же, как любой мусульманский имам, даст вам какие-то жизненные советы», — сказал Валеев на пресс-конференции, организованной после просмотра фильма «Батюшки особого назначения» в декабре прошлого года.

Отношение представителей силовых структур к появлению в армии священнослужителей в целом можно оценить как положительное. «Я дважды командовал объединенной группировкой войск на Северном Кавказе и был свидетелем, когда в группировку приезжали батюшки, люди подтягивались, становились совершенно другими — и солдаты, и офицеры», — говорит заместитель главкома внутренних войск МВД по военно-научной работе, генерал-полковник Валерий Баранов. По его словам, «чем быстрее решится вопрос о введении института военного духовенства в вооруженных силах, тем крепче будет армия». Большие надежды на улучшение морально-психологического климата в армии вследствие работы духовенства питает и заместитель главного военного прокурора, генерал-лейтенант юстиции Александр Арутюнян. По его замечанию, «позиция Главной военной прокуратуры такова: священнослужители в армии уже есть, они полезны, и их деятельность будет полезна и в будущем».

Благоприятно настроено по отношению к возрождению института военного духовенства и общественное мнение. В экспертной среде полагают, что приход священнослужителя в войска будет способствовать преодолению многих негативных явлений, которые сегодня во многом определяют облик армии в СМИ: неуставные отношения, коррупция, грубость и т.д. Священник в этих обстоятельствах способен стать моральным авторитетом для солдат и офицеров и в значительной мере повысить духовно-нравственный уровень личного состава.

Описанная картина выглядит оптимистично. Она и была бы оптимистичной, если бы не ряд оговорок, выполняющих функцию той самой ложки дегтя, которая способна испортить бочку меда. Что имеется в виду?

Во-первых, несовершенство законодательной базы. Несмотря на вроде бы идущее полным ходом включение священнослужителей в армейскую структуру, полноценная нормативная основа для их служения до сих пор не создана. На этом пути сделаны только первые шаги, а впереди — титаническая работа. Для полноценного функционирования института военных священников необходимо внести изменения в более чем сорок нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность Вооруженных сил, обновить воинские уставы и т.д. При общей неповоротливости и консерватизме военного министерства, это может затянуться на долгие годы.

Характерно, что самой должности военного священнослужителя до сих пор нет ни в одном из документов, призванных регламентировать деятельность военного духовенства. Вместо этого имеется довольно расплывчатая должность помощника командира по работе с верующими. Причина этого кроется опять же в известной косности законодательства, не позволяющего прописать священника в официальном нормативном документе. При такой формулировке присутствие священника в армии вновь грозит стать виртуальным, даже при его реальном нахождении в войсках.

Во-вторых, священнослужитель в своем статусе будет приравнен к гражданскому персоналу Минобороны, а следовательно, лишен всех льгот и привилегий, которыми обладают военнослужащие и лица, состоящие на государственной службе. В такой жестко иерархической, субординационной структуре как армия низведение священника до уровня техобслуги вряд ли будет способствовать повышению его авторитета в среде кадровых военных. Не менее странными выглядит регламентация работы священнослужителя, который, по мнению военного руководства, должен заниматься духовным окормлением военнослужащих во внеслужебное время. В этой связи возникают закономерные вопросы: каковы будут функции священнослужителя в служебное время и когда будет заканчиваться рабочий день священника, если заниматься духовным попечением ему разрешат только во время отбоя?

Кроме того, по словам заведующего сектором ВДВ Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, протоиерея Михаила Васильева, «пока нет разговоров о предоставлении жилья или предоставлении социальных гарантий военным священникам, например, оплаты проезда к месту службы». Отсутствие социальных гарантий для людей, которые наравне с военнослужащими рискуют в любую минуту подвергнуться смертельной опасности, вызывает недоумение. Вспомнить хотя бы недавнее прошлое, когда священники, выезжавшие на Северный Кавказ и получившие серьезные ранения, даже не могли лечиться в госпиталях Минобороны. Не было речи и о финансовой компенсации им и их семьям. Сегодня, правда, декларируется, что Минобороны собирается платить военным священникам жалование за их работу. Но каков будет размер этого вознаграждения? В прессе называются разные цифры — до 40 тыс. рублей в особо сложных регионах. При этом сведения, полученные, что называется «из первых уст» не соответствуют даже нижней планке денежного довольствия священнослужителя, о которой говорится официально. «Зарплата военного священника, по последним озвученным нам данным, будет составлять 7600 рублей», — свидетельствует уже упоминавшийся выше отец Михаил. Деньги, мягко говоря, символические. Сами военные священники говорят, что идут в армию не за деньги, а за Родину. Слова, безусловно, благородные. Можно даже сказать — правильные слова. Они были бы еще правильнее, если бы от этих слов домочадцы военного священнослужителя навсегда перестали испытывать чувство голода, их одежда уже никогда бы не изнашивалась, а образование и лечение мгновенно стали бы абсолютно бесплатными. Но это, увы, невозможно.

Это лишь некоторые, возвышающиеся на поверхности рифы, которые стоят на пути введения в российской армии института военного духовенства. Будет ли при таких условиях работа священника в армии эффективна? Реализует ли он те надежды, которые возлагает на него общество? Очень трудно ответить на этот вопрос утвердительно. И очень горько будет слышать упреки, которые через какое-то время могут посыпаться на военных священнослужителей со всех сторон. Ведь настроение общества, как известно, переменчиво. И те, кто сегодня кричат «Осанна», завтра запросто могут озлобленно воскликнуть «Распни его»! «Как же так — мы ввели военное духовенство, а никаких изменений не происходит!» — разочарованно скажут те, кто, не слишком вникая в институциональные тонкости возрождения военного духовенства, видели в священниках панацею от всех армейских бед. Потом масла в огонь подольют недоброжелатели, которых также немало. И маховик общественного мнения, закрутится в другую сторону. А вместе с ним, не приведи Господь, и воля государства. Для того, чтобы этого не было, чтобы Россия, едва поднявшись до уровня цивилизованных демократических государств, вновь не откатилась на мировую обочину, необходимо отказаться от паллиативного подхода в вопросе о военных священниках. И вместо того, чтобы заново изобретать велосипед, обратиться к отечественному дореволюционному и зарубежному опыту, трезво оценить наши сегодняшние реалии и обеспечить военному духовенству то положение, которое необходимо для боеспособности армии и духовной безопасности российского государства.

Евгений МУРЗИН

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

1 Comment

Click here to post a comment
  • Сегодня тема священника в армии актуальна, как никогда. Хорошая статья и интересная подборка материалов. Успехов в развитии Проекта! (Не побоюсь написать с большой буквы.)

Опубликовано ранее