Возрождение военного духовенства

По данным социологических опросов, более 70% военнослужащих армии и флота называют себя верующими. Из них около 80% исповедают Православие, около 13% — ислам, около 3% относят себя к буддистам, 4% — к адептам иных религий. Наш корреспондент побеседовал с настоятелем храма блгв. Александра Невского, с руководителем отдела по работе с военнослужащими протоиереем Василием ГОНЧАРОМ:

— Уважаемый отец Василий, традиция опекать воинство Российское, воспитывать любовь к Отечеству, поднимать воинский дух всегда была одной из серьёзных забот Русской Православной Церкви. Сегодня рассматривается вопрос о введении в войсковые части военных священников в качестве помощников командира по работе с верующими военнослужащими. Чем это вызвано?

— Реализации программы по возрождению института военного духовенства в России началась в 1994 году. Всего согласно программе по возрождению института военного духовенства, упраздненного в 1918 году, в армии появятся 240 штатных должностей священнослужителей.

— Недавно Вы побывали в Синодальном отделе Патриархии по работе с военнослужащими. Как намечается реализовывать программу по возрождению духовенства?

— На мой взгляд, сегодня есть определенные сложности для решения этой задачи, существует такой момент, который следует пережить. С одной стороны, церкви как бы дали возможность работать в войсках, а с другой стороны, созданы такие препятствия, которые не позволяют военному священнику быть в воинском коллективе. Например, чтобы назначить священника в часть, он должен пройти пять ступеней отбора: от командира и епископа до Патриархии и Министра обороны. Безусловно, с такими длительными проверками кандидатур священников с момента его отбора до момента назначения Министром обороны на должность может пройти много времени. Вот уже прошёл год, как ввели эти должности, но из 240, утверждено около 20.

— В принятом в Минобороны Положении по организации работы с верующими военнослужащими в числе обязанностей священнослужителя значатся воспитательные функции: укрепление дисциплины, профилактика правонарушений… Разве священник должен выполнять такие функции?

— Это ещё одно из серьёзных несовпадений и противоречий между Военным ведомством и Церковью. Священник в части не должен быть воспитателем, священник всегда несёт духовную составляющую. В войсковых частях, действительно, все работают на выполнение единой задачи, при этом командир остаётся командиром, воспитатель – воспитателем, а священник должен быть священником, и смешивать эти понятия просто непозволительно. Сегодня у назначенного на должность священника статус в войсках не определен, функциональные обязанности не прописаны, и неведомо теперь, что лучше священнику: или просто приходить в часть, на корабль и служить во славу Божию, как это было раньше, или служить в порядке назначения.

— Какие предложения Вы как руководитель отдела епархии по работе с военными привезли в Синодальный отдел?

— Это предложения, которые относятся к функциональным обязанностям священника в войсках. И каково было моё удивление, что кроме нашей епархии таких предложений по работе с вооруженными силами никто не представил. Труды нашей епархии по разработке обязанностей священника в войсках были не напрасными и взяты Синодальным отделом во внимание при разработке таких обязанностей.

— Епархия уже много лет сотрудничает со всеми видами войск, которые дислоцируются на Камчатке. Какие отношения складываются с нашим местным командованием?

— Камчатка – особый регион России, и возможно, что здесь военнослужащих больше, чем самих жителей. Здесь большое количество войсковых объединений – это группировка Войск и Сил на Северо-Востоке России, Эскадра атомных подводных лодок, Северо-западное управление пограничных войск, сотни других частей. Кроме того, наша епархия окормляет работников Полиции, МЧС и других силовых структур. Конечно, нами за это время накоплен большой опыт работы. Наше командование заинтересовано в духовном окормлении военнослужащих, все понимают необходимость этой работы, поэтому не возникает никаких проблем. Проблемы возникают с нашей стороны: нет священников, которые могли бы постоянно и целенаправленно работать в частях. Недавно владыка Артемий определил благочиние воинских гарнизонных храмов. Это храмы блгв. кн. Александра Невского, ап. Андрея Первозванного в Рыбачем, преп. Серафима Саровского в Вилючинске и в строящийся храм в военном гарнизоне Ключи. Гарнизон космических войск в Вулканном. В городе я один. Безусловно, я бываю в частях, и на кораблях, но это – эпизоды, охватить целенаправленной работой все части у меня и у тех, кто со мной работает, просто не хватает времени. В Рыбачем год назад приступил к обязанностям клирик нашей епархии иерей Олег Артемьев, направленный Синодальным отделом, но еще, правда, не утвержденный Министром обороны. Служит он в составе эскадры атомных подводных лодок, работает в экипажах кораблей. Так что мы ждём от него первого положительного опыта.

— Какие проблемы приходиться решать священнику среди военнослужащих?

— Военный человек особо нуждается в духовной поддержке, поскольку риски, связанные с воинской службой, настолько велики, что их нельзя компенсировать никакими материальными благами. Если человек принимает присягу и дает обязательство в случае необходимости отдать свою жизнь за Родину, то это означает, что его служение стране и народу требует огромной внутренней силы. «Долг — это понятие нравственное. Никакими законами нельзя заставить человека добровольно идти навстречу огню — только внутреннее сознание необходимости выполнить свой долг, только упование на волю Божию и на Его помощь и помогает человеку не терять мужества в самых тяжких обстоятельствах, перед лицом смерти», – так сказал Святейший Патриарх Кирилл на встрече с подводниками.

В воинском коллективе всегда есть проблемы, которые необходимо решать. Проблема можно решить, если участвуют и командир части, и воспитатель, общественная организация, такая, как «Союз матерей» и духовенство.

— В каких мероприятиях в этом году принимали участие священники нашей епархии?

— Следует отметить, что сегодня мы перешли на другой уровень отношений. Если раньше сам приход священника в войсковую часть был редким, и мы даже писали в отчетах сколько раз посетили в/ч, сколько провели бесед, то сейчас наши встречи приобрели постоянный характер. При выходе корабля в море на охрану границы или боевую службу, проводы и встречи подводных лодок служится молебен. Каждую неделю я бываю в какой-либо части или корабле, часто на войсковых совещаниях выступает либо владыка Артемий, или священник. Уже в этом году было несколько таких совещаний.

Сегодня можно отметить большую потребность у военнослужащих в беседах со священником. Например, на корабле после выступления перед личным составом, командир предоставил мне свою каюту для личных бесед. И в течение 4 часов я не мог уйти с корабля, беседовал по всевозможным вопросам. Раньше такого не наблюдалось!

В прошлом году мощи Св. Николая Чудотворца привезли к пограничникам. Представьте себе: было построение всего соединения, был парад с выносом знамени, все, сняв головные уборы, приложились к святым мощам своего заступника. Парад военных перед мощами Святителя! Разве можно было раньше о таком помышлять! Это уже другие отношения и совершенно другой подход командования к Церкви и нашей совместной работе.

— Каким образом практически строятся отношения с соединениями и частями? Возможно ли планировать такую работу?

— Работаем по долгосрочным совместным договорённостям с командованием. Кроме того, в соединениях частей и на кораблях проходят месячники по борьбе с алкоголизмом, наркоманией, суицидом с дорожно транспортными происшествиями. И мы принимаем участие во всех подобных акциях.

По планам можно работать только тогда, когда есть один полк – один полковой священник. Когда мы шли Северным морским путём на корабле «Магаданец», то там был один экипаж и я – священник. Каждый день я проводил по одной беседе с двумя вахтами экипажа, свершал ежедневно два молебна: перед иконой Божией Матери «Портартурская» и за Отечество! По субботам и воскресениям служилась Литургия! Корабль идет своим ходом, а мы служим. Вот в таких условиях можно еще что-то планировать.

В нашей работе поддерживаются старые и рождаются новые традиции. Храм блгв. Александра Невского по-прежнему не только на праздники, но и во время культпоходов посещают военнослужащие. Мы их знакомим с историей города, рассказываем о храме.

Сейчас с офицерами, прибывающими служить не Камчатку, при встрече их командованием приглашается священнослужитель для беседы. В будущем планируется служить совместный молебен в Соборе с благословением на службу правящим архиереем.

— Батюшка, у вас большой опыт по работе с военнослужащими, и я думаю, Вы пользуетесь доверием. А что нужно сделать для того, чтобы расположить к себе людей?

— Священник должен изнутри понять жизнь каждого воинского коллектива, экипажа корабля, стать своим человеком, вжиться в жизнь каждого, а когда тебе поверят, тогда можно строить любые доверительные беседы и отношения.

Конечно, такое доверие необходимо заслужить. Пройдя с экипажем «Магаданец» Северным морским путём мы крепко сдружились. Я сейчас часто бываю на этом корабле, беседую с командиром, воспитателем, с членами команды, и считаюсь у них членом экипажа. Мне это приятно осознавать и я этим искренне дорожу.

Беседовала Нина ДОРОНИНА
Православная Камчатка, 09.03.12

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее