Военная реформа по-фински

Военная реформа по-фински

Страна Суоми чувствует себя в безопасности, но к подготовке армии относится очень серьезно

Прошло уже больше двух недель, как мы, группа российских журналистов, приглашенных в Страну Суоми Министерством иностранных дел Финляндии, вернулись в Москву. Новые поездки и командировки не позволили автору этих строк быстро отписаться о своей командировке. И тем не менее увиденное в финской армии, беседы с ее офицерами и экспертами по оборонным проблемам не идут из головы. Я вновь и вновь обращаюсь к разговорам в парламенте, в Министерстве обороны, внешнеполитическом ведомстве, на учебном полигоне бригады береговой обороны «Уусимаа» в приморском городке Сюндален…

Шведская бригада финских оборонительных сил

Военная реформа по-финскиУчебный полигон егерской бригады береговой обороны «Уусимаа» (морской пехоты по-нашему) похож на все армейские полигоны мира. Такое же безлюдное пространство, с одинаковыми для военных одноэтажными деревянно-фанерными зданиями казарм, столовых, штабов и складов с оружием и боеприпасов. С одинаковым для всех аскетизмом – ничего лишнего, что отвлекает от боевой учебы.

Правда, в отличие от известных мне полигонов «Уусимаа» не огражден ни высоким забором, ни колючей проволокой – только надпись на въезде на четырех языках – финском, шведском (он второй государственный в Стране Суоми), английском и… на русском: «Военная территория. Вход без пропуска запрещен под угрозой наказания». У нас такое предупреждение мало кого останавливает, а тут в сосновом лесу с островками молодых елок, насквозь прогретом теплым осенним солнцем, ни одной посторонней души.

Только солдаты в полной полевой амуниции – в касках с очками, наушниками и микрофонами, в бронежилетах, с автоматами и пулеметами и их наставники – офицеры-инструкторы в оранжевых жилетах, как у московских дворников. Наверное, для того, чтобы сразу бросались в глаза.

Бригада «Уусимаа», как практически все бригады Сухопутных войск Оборонительных сил Финляндии, – учебная. Сюда приходят служить юноши и девушки (для юношей – служба по призыву – обязательна, для девушек – по желанию) – на 5,5 и 11 месяцев. Разница в том, по какой специальности готовится рекрут. Если хочет быть командиром отделения, экипажа, расчета, механиком-водителем боевой машины или оператором-наводчиком ПТУРа, техником радиостанции или специалистом другой высокотехнологичной системы – то ему служить почти год. Если он ни на что не претендует – готов остаться автоматчиком или пулеметчиком, номером артиллерийского расчета, – то срок его службы будет полгода без малого. Причем здесь, в Сюндалене, служат одни только шведы по национальности или те юноши, кто живет в тех районах страны, где преобладает второй государственный язык. Для удобства их обучения всех «шведов» собирают в одну бригаду. В данном случае – в «Уусимаа».

– Разве можно за столь короткий срок – 5 и 11 месяцев – чему-то обучить будущего егеря? – спрашиваем мы у заместителя командира бригады подполковника Торкелли, больше похожего на профессора философии, чем на профессионального военного.

– Можно, – отвечает он. – Наши солдаты три месяца занимаются теорией, а потом проходят слаживание в составе отделений, взводов и рот и через пять с половиной месяцев разъезжаются по домам. Но те, кто служит 11 месяцев, сначала осваивают приемы и методы руководства людьми, затем реализуют свои знания и навыки на практике, командуя теми, кто пришел служить на пять месяцев.

В запас по окончании срока службы уходит сразу целый батальон. Затем набирается новый, и процесс подготовки солдат Страны Суоми начинается по новому кругу. Фактически офицеры Сухопутных войск готовят не регулярную армию, а боевой резерв, или, другими словами, партизан. Ведь главная задача финских Оборонительных сил – защита своей страны или защита территории своей страны. А для этого, как и в Швейцарии, через горнило воинского обучения и воспитания должны пройти все мужчины, кроме тех, кто безнадежно болен. Хотя и для инвалидов в армии могут найти применение – например, в ремонтных или обслуживающих подразделениях. Но только для тех, кто сам хочет служить.

Время от времени резервистов призывают на военные сборы. В основном на тактические учения. Это бывает раз в два или три года, не чаще. И сборы продолжаются от двух до трех недель. Забыть приобретенные в армии навыки при действии «отделение-взвод в атаке или в обороне» за год-два достаточно трудно. Тем более если во время боевой учебы эта наука доводится до автоматизма.

Нам показали, как тренируются егеря. Взвод получил боеприпасы (кстати, калибр патронов 7,62 мм, а автоматы и пулеметы у финской армии – Калашникова, только слегка модифицированные). Разбился на отделения и «боевые тройки», выстроился в боевые порядки и под присмотром инструкторов в оранжевых жилетах (на отделение, «тройку» – по одному), при поддержке минометного огня (взрывы 82-мм мин слышались в глубине леса) пошел в атаку. Сначала в пешем строю, потом короткими перебежками. Причем вписываясь в какой-то заданный преподавателями тактический фон, во время которого одно отделение атаковало «противника» с фланга, а его поддерживали коротким автоматно-пулеметным огнем отделение, действовавшее по центру. Через некоторое время фланговые отделения залегали за деревьями и, в свою очередь, прикрывая огнем своих товарищей, давали возможность перейти в атаку отделению, находящемуся в центре боевых порядков.

Так, меняясь порядком действий, поражая огнем реальные мишени, которые вставали в полный рост перед атакующими, отделение за отделением продвигалось между сосен вперед к песчаной высоте, за которой начиналось открытое пространство и виднелся выдвинувшийся из окопа танк (старый советский Т-62). Огнем из гранатометов, похожих на российскую «Муху», он был поражен.

Интересно, что в ходе боя были поражены и все ростовые мишени, хотя, как уверял нас подполковник Торкелли, боевыми патронами его подчиненные в этот день стреляли в первый раз.

Армия нейтрального государства

В финском обществе нет дискуссии, какая армия и зачем нужна Стране Суоми. Все эти споры обычно проходят накануне парламентских выборов, но новые будут не скоро, и все основные парламентские партии, как мы уже писали в «НВО» № 39, пришли к согласию по проблеме строительства финских Оборонительных сил. Советник министра обороны по вопросам оборонной политики господин Пете Пийрайнен подробно рассказал нам о том, как было достигнуто это согласие.

В январе правительство Финляндии передало в парламент Доклад о политике обороны и безопасности, который составляется раз в четыре года. Он прошел обкатку во всех комитетах парламента, во время которой депутатами было заслушано более 100 экспертов по военным вопросам. Среди них были не только чиновники и генералы, но и независимые от властей специалисты. И только после утверждения доклада парламентом он был передан в военное ведомство для исполнения.

Главные положения доклада: Страна Суоми не присоединяется ни к каким военным союзам, но будет активно сотрудничать с НАТО и другими не очень большими военными объединениями. Вместе со своими северными соседями, с Европейским союзом и странами Бенилюкса. И хотя Финляндия, сказал господин Пийрайнен, рассматривает свое окружение с точки зрения безопасности, как стабильное, сегодня ни одна страна в мире не может в одиночку противостоять военным кризисам, если они ее затронут. А значит, Хельсинки должен укреплять свое военное сотрудничество в первую очередь с европейскими странами и, несмотря на сложное экономическое положение, повышать эффективность своих вооруженных сил.

С одной стороны, военная реформа Оборонительных сил предполагает сокращение личного состава и военных структур, с другой – небольшое, но увеличение расходов на оборону. В «НВО» № 39 мы уже называли цифры сокращений. Но считаю необходимым повторить их еще раз (не все читали тот номер газеты). Число резервистов, призываемых в войска в случае критической ситуации, должно сократиться до 2015 года с 540 тыс. до 250 тыс., а число резервистов мирного времени составит всего 18 тыс. Притом что в боевом строю останется только 25 тыс. призывников. Одновременно будут сокращены и ликвидированы штабы военных округов (их у Финляндии сегодня четыре, как и у нас, – по частям света – «Западный», «Северный», «Восточный» и «Южный»), уйдут в прошлое и региональные командования видов обороны – Сухопутных войск, ВМС и ВВС, будут сокращены и многие другие штабы. Например, штаб оборонной территории Архипелага Турку или штаб территории морской обороны Финского залива в Киркконумми. В главном штабе оборонительных сил останется 2300 человек, в Сухопутных войсках 4500, в ВМС – 1400, в ВВС – 2050, в Академии обороны, которая включает в себя еще две учебные части – Егерский полк (о нем мы рассказывали в № 19 от 7–13 июня) и Школу сухопутной обороны, – 250 человек.

Эти цифры нам называл полковник Ким Маттссон, заместитель начальника управления стратегического планирования Минобороны Финляндии. По его словам, несмотря на сокращение личного состава, расходы на оборону страны вырастут к уровню 2009 года, когда годовой бюджет военного ведомства составлял 110 млн. евро, до 130 млн. евро в 2015 году. Одновременно остаются неизменными три принципа оборонной политики Суоми: обеспечение обороны государства, всеобщая воинская обязанность и неприсоединение к военным союзам. Хотя в рамках «Партнерства во имя мира» Хельсинки участвует в операции НАТО в Афганистане, там сейчас находится контингент в 156 военнослужащих, в рамках обязательств Европейского союза финские парни и девушки присутствуют в Косово – 21 человек, а также принимают участие в миротворческих операциях под эгидой ООН. В Ливане сегодня присутствуют 182 финских военных наблюдателя. (Более подробно участие финских военных и полицейских в миротворческих операциях под флагом НАТО, ОБСЕ и ООН – на карте, представленной нам Министерством иностранных дел Финляндии).

И хотя приоритетом для финской армии, безусловно, является оборона собственной страны, оказание помощи различным органам власти в тех или иных кризисных ситуациях, участие в международном военном кризисном управлении – важнейшая задача для военных Суоми. И это понятно, почему. Никакая армия не может существовать без боевого опыта. А солдаты и офицеры Финляндии могут сегодня получить такой опыт только в международных миротворческих операциях. Полковник Маттссон демонстрировал нам слайды, посвященные главным направлениям военной реформы по-фински. Начинались они со своеобразного «алмаза», в центре которого стояли главные задачи обеспечения безопасности населения, общества и суверенитета государства. Только одна из граней этого «алмаза» относилась к Национальным оборонительным силам. Остальные возлагали эту задачу на государственное руководство, ведомство иностранных дел, обеспечение внутренней безопасности, существования и жизнеспособности населения, психологической устойчивости общества к кризисам, экономическому развитию и совершенствованию инфраструктуры. «Наше министерство, – сказал полковник, – самое маленькое в этом ряду, но задачи перед нами стоят очень серьезные».

Неприсоединение к военным союзам, в том числе и к НАТО, до 2015 года остается одним из приоритетов военного строительства Финляндии, заверили нас в парламенте. Но тем не менее по поводу вступления в Североатлантический альянс в финском обществе идет серьезная дискуссия. Не потому, что Хельсинки опасается России, как это навязчиво звучит в речах отдельных политиков стран Балтии, а потому что, как говорят здесь, Суоми – часть Европы, а почти все европейские государства – члены НАТО. Почему мы должны быть вне этой компании? А с другой стороны, для финнов, как нам заявили в Институте внешней политики, очень важен опыт и пример нейтральной Швеции. Если Стокгольм присоединится к Брюсселю, то Хельсинки последует за ним. Так это будет или не так, покажет время.

Сережа с фонтанки

В бригаде «шведских» морских егерей «Уусимаа» нас познакомили с «русскоязычным минометчиком» Сергеем Загорой. Живет Сергей с мамой в небольшом городке на западе Финляндии, в шведском районе. Потому кроме финского отлично говорит и на шведском, английском и, конечно, на родном – русском.

Правда, какой из четырех языков, которыми он владеет, родной – это уже вопрос. Приехала Сережина семья в Финляндию из Питера, с Фонтанки, где они до того жили, когда ему было 14. Здесь он окончил школу, гимназию, собирается поступать в медицинский институт. Образование в Стране Суоми – бесплатное на всех уровнях, и Загора уверен, что он обязательно станет зубным врачом. Тем более что служба в армии предоставляет студентам определенные льготы при поступлении в вуз.

Служить минометчик собирается только пять с половиной месяцев. Ему этого срока хватит. Единственное, что огорчает, – тем, кто служит полгода, платят по 5 евро в месяц, тем, кто «записался» на 11 – 10 евро. Разница на выходе – приличная. Но, правда, проезд к дому и обратно в часть во время увольнения на государственном транспорте для солдата бесплатный. Отпускают в увольнение на два дня, как минимум раз в месяц, так что «тяготы и лишения» воинской службы Сергей переносит довольно легко.

Вспоминаю, в прошлый визит в Финляндию я познакомился еще с двумя российскими парнями, которые служат в местных Оборонительных силах – рядовыми Сергеем Илюхиным и Ильей Тийто. Это было в учебном егерском полку при Академии обороны («НВО» № 19). Мне тогда, как и сейчас в разговоре с Сергеем Загорой, показалось, что русские люди чувствуют себя в Стране Суоми вполне комфортно. Наверное, и нам достаточно легко можно сделать так, чтобы эта страна чувствовала себя вполне комфортно под боком у России. Может, тогда про НАТО забудут и после 2015 года?

Виктор ЛЛИТОВКИН
Независимое военное обозрение, 08.11.13

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее