Важнейший этап военного строительства в России

О возрождении в российской армии института военного духовенства

Впервые в истории постсоветской России вопрос о необходимости возрождения института военного и морского духовенства был поставлен представителями армии и флота буквально через несколько месяцев после Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 1992 года о создании Российских Вооружённых сил. Думая, на каких идеях нам предстоит строить работу с личным составом, как мотивировать учебно-боевую деятельность военнослужащих мы обратились к истории России и, всматриваясь в неё, не только разумом увидели, но и сердцем поняли огромное объединяющее значение Православия и Церкви в деле становления и защиты нашего государства. Неожиданно простым оказалось для многих советских офицеров и генералов осознание истины, что патриотизм русских людей проистекает из самой сути Православия, которое призывает любить земное Отечество и считает это исполнением заповеди Христа «возлюби ближнего, как самого себя», и что «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин.15,13)…

Освобождённый от идеологических оков взгляд на историю Отечества помог нам понять и сформулировать вполне очевидные истины:

— православие и Русская Православная Церковь сыграли исключительную, определяющую роль в становлении, развитии и сохранении российской государственности;

— много веков развитие российского государства и его Вооружённых сил были неотделимы от Православия и Русской Православной Церкви;

— объединение вокруг идеалов Православия, сохранение и защита единого Отечества, стремление к внутреннему духовному самосовершенствованию – вот столпы, на которых возрастали Святая Русь, Российская Империя и её воинство, его Жертвенность, Доблесть и Честь;

— военная мощь России, всегда имела в своей основе духовную мощь Православия и именно это определяло все её победы.

Понимая, что без сильных Армии и Флота у России нет не только достойного, но и вообще никакого будущего, и исходя из вышеизложенного мы сделали вывод о необходимости соединения усилий Русской Православной Церкви и Вооруженных Сил России в защите настоящего и будущего нашего Отечества. Для этого требовалось установить взаимодействие и возрождать институт военного духовенства.

Это мнение значительной группы офицеров формируемых Вооруженных сил России было доложено Святейшему Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II на одной из первых встреч с ним начальника Военной академии Генерального штаба генерал-полковника Родионова И.Н. Мне, тогда ещё полковнику, выпала честь принимать участие в этой и последующих встречах, на которых рассматривались различные аспекты установления и развития взаимодействия между Вооружёнными силами России и Русской Православной Церковью.

В том, что институт военного и морского духовенства должен быть восстановлен и обязательно будет восстановлен Святейший Патриарх Алексий II был твёрдо уверен. Эта его спокойная уверенность воодушевила нас, ещё бы, сам Патриарх подтвердил правильность наших взглядов. Но с такой же твёрдостью, очень уважительно и ласково, но решительно Святейший остановил наше нетерпеливое рвение, сказав, что в принципиальном плане мы, безусловно, правы, стремясь к скорейшему восстановлению института полковых и корабельных священников, но для практической реализации этого стремления ещё не пришло время, и нам всем надо хорошо проработать над созданием, необходимых для этого условийием необходимых ходимых для

В ходе дальнейшего неторопливого разговора Святейший Патриарх помог нам увидеть эту проблему совершенно по новому, во всей её духовной глубине, вселенской масштабности и государственной значимости. Тогда мы впервые смогли увидеть и оценить всю мудрость взгляда Русской Православной Церкви на проблему, которая до этой встречи казалась нам достаточно частной. В ходе последующих встреч Его Святейшество подробно раскрыл, в чём заключаются условия восстановление военного и морского духовенства России.

Важнейшую роль в осмыслении путей возрождения института военных священников сыграла Всероссийская конференция: «Православие и Армия», работавшая 25-27 октября 1994 г. в конференц-зале гостиницы «Даниловская» под руководством тогда ещё митрополита Смоленского и Калининградского, а ныне Святейшего Патриарха Кирилла. Её участники высказалась за скорейшее введение в Вооружённых силах полковых и корабельных священников, но то же время отметили, что к этому важному и сложному шагу надо подготовить и общество, и Вооружённые силы, и дать время для подготовки к этому и Русской Православной Церкви.

С 1992 г. проведена огромная работа. Продолжающиеся кое-где ссылки об отделении Церкви от государства, на светский характер нашего государства, не что иное, как лукавство. На все вопросы и недоумения давно даны развернутые и юридически аргументированные ответы.
Святейший Патриарх Кирилл, ещё в бытность митрополитом Смоленским и Калининградским неоднократно подчёркивал, что принцип отделения Церкви от государства не означает, что Церковь может быть лишена доступа в Вооружённые силы. Он отмечал, что, как показывает опыт многих стран, присутствие священников самым благотворным образом сказывается на состояние нравственности военнослужащих.

Патриарх Кирилл особо подчёркивает, что в армии могут работать представители всех традиционных религий России, однако должен быть исключён прозелитизм: «Важно подчеркнуть, что в армии не должно быть соревновательной миссии. …Не может православный прийти к мусульманам и проповедовать Православие. …Задача в том, чтобы священнослужители каждой конфессии или религии могли работать со своими чадами в армейской среде. Конечно на основе добровольности». 5 При этом Святейший Патриарх особо отмечает европейский опыт, в частности США, Франции и ряда других стран Западной Европы, где всей пасторской работой руководит Церковь большинства:

«Там везде есть капелланы… Кстати, поскольку во французской армии появляется всё больше русских, мы поставили вопрос об их пасторском окормлении. Нам ответили: да, пожалуйста. Но всю капелланскую работу там курирует Католическая Церковь, потому что это Церковь большинства. И она взаимодействует с различными конфессиями, обеспечивая их пасторскую работу в войсках».

Сегодня, Слава Богу, Президентом, Верховным Главнокомандующим Вооружёнными силами принято долгожданное решение и получено Благословление Святейшего Патриарха. Старт дан, теперь необходимо осторожное наполнение этого решения содержанием и, прежде всего, людьми. И сразу встаёт вопрос, а все ли проблемы взаимодействия Церкви и Армии решаются этим, поистине историческим актом? Конечно, нет!

С появлением военного духовенства вопросы взаимодействия армии и Церкви не исчезнут и не станут менее сложными, а смею предположить, что, наоборот, усложнятся. Введение военных священников не решает всех проблем духовного окормления, духовно-нравственного воспитания и образования военнослужащих и членов их семей. Нельзя допустить, чтобы наработанный с 1992 г. опыт был предан забвению. Вся предшествующая работа должна продолжаться и введение военного духовенства не повод, для её прекращения, а хороший повод для её дальнейшего расширения.

Процесс введения военных священников сложный и длительный, который требует напряжённого труда, как со стороны государства, так и со стороны Русской Православной Церкви, но работу необходимо вести сегодня, учитывая при этом две взаимосвязанные проблемы.

Первая, это незнание офицерами и генералами истории и роли Русской Православной Церкви в строительстве армии и флота, незнание и непонимание ими духовных истоков побед русского оружия, в т.ч. изумлявших весь мир побед Суворова, Ушакова, Кутузова, Скобелева и других выдающихся полководцев и флотоводцев России.

Мы имеем уникальный исторический опыт создания стройной и продуманной системы духовно-нравственного воспитания воинов армии и флота России на основе Православия. Подобного опыта нет ни в одной армии мире, но до сего дня не востребован. Совершено недопустимо, что современные офицеры и генералы не знают и не изучают отечественный опыт духовно-нравственного воспитания воинов армии и флота нашими прославленными полководцами и флотоводцами. Стыдно, что даже о «Науке побеждать» А.В.Суворова они знают лишь понаслышке.

Вторая проблема, отсутствие у некоторых священников должной подготовки к работе с военнослужащими. Часто они не понимают сути армии, смутно представляют содержание воинской службы, а потому не видят своей роли, не находят своего места и неправильно себя ведут.

Священнослужитель, прежде чем идти к военным людям должен знать особенности их мышления, их психологию и ментальность, особенности восприятия военнослужащими окружающего и себя в окружающей обстановке. Есть детали, которые могут показаться незначительными, но которые могут определить отношение военнослужащих к священнику. Многим офицерам, например, претит упрощенный подход со стороны некоторых священников к правилам воинского поведения и традициям, к их духовным потребностям.

В связи с вышеизложенным представляется необходимым вести работу одновременно как минимум по двум направлениям:
Первое направление, введение в минимально необходимом объеме военной тематики в программы духовных семинарий и академий, во всю систему духовного образования священников. В своё время мы предлагали использовать для этого возможности целой группы православных генералов и офицеров. Полагаю, что к этой идее самое время вернуться.

Уже накопленный опыт показывает, что священникам для успешной работы с военнослужащими необходимы минимальные знания истории военного строительства России; истории войн и военного искусства, военной истории России; конституционных и законодательных основ строительства Вооруженных Сил РФ, их организационно-штатной структуры и т.д. Офицеры армии и флота, а именно через них осуществляется взаимодействие, имеют высшее образование и говорить с ними надо не только высоко духовным, но и грамотным с военной точки зрения языком.

Разве плохо, если все священники будут знать происхождение и значение памятных воинских дат, дней воинской славы, воинских традиций и символов, основные положения общевоинских уставов, общие обязанности военнослужащих, порядок подчиненности, основы воинских взаимоотношений, правила воинской вежливости, смысл военной присяги и положения о знамени и т.д. Даже, если им никогда не придётся работать с военнослужащими, что маловероятно, то эти знания всё равно пригодятся ему в работе с прихожанами из числа бывших военнослужащих и членами их семей, а они есть почти в каждом приходе, и, конечно, в работе с приходской молодёжью.

Второе направление, введение основ православной культуры в программы военных вузов, создание в них факультетов православной культуры по опыту Военной академии РВСН им. Петра Великого, где такой факультет успешно действует второе десятилетие. Такие факультеты уже сегодня можно создавать в Военном Университете МО и в Военно-техническом Университете Спецстроя России, в них для этого есть все предпосылки и условия. Видимо, есть смысл вернуться и проблеме организации конкретного взаимодействия на уровне военных академий, университетов, институтов и духовных академий и семинарий.

В этой связи необходимо сказать и об одной важной проблеме, связанной с проведением Международных Рождественских чтений.

В этом году я, в очередной раз, имел честь участвовать в открытии и работе пленарных заседаний XVIII Международных Рождественских образовательных Чтений, затем в работе секций «Церковь и Армия» и «Военно-патриотическое воспитание молодёжи». Какое богатство мыслей и идей. Какой замечательный педагогический и духовный опыт и очень обидно, что в этой работе, в очередной раз не участвовали военные вузы.

Внимательно изучая тематику основных направлений работы Рождественских чтений, а также многочисленных конференций, семинаров, круглых столов приходишь в недоумение, почему военные вузы стоят в стороне от церковно-государственного сотрудничества в области образования? Совершенно непонятно, почему Министерство обороны и чиновники военного образования находится в стороне от участия в подготовке и проведении образовательных чтений.

Некоторое время назад Вооруженные силы были в авангарде взаимодействия силовых структур с Русской Православной Церковью. Все первые значимые шаги в этом направлении были осуществлены с участием многих военных вузов, ВАГШ, академии РВСН, Военного Университета, Общевойсковой академии и др. Сегодня появляется ощущение, что Вооруженные силы, несмотря на историческое решение Президента Д.А.Медведева о введении военного духовенства, явно выпадают из общей парадигмы развития взаимоотношений Русской Православной Церкви с государством и обществом. Особенно это заметно на примере военного образования, которое замкнулось в себе и в вопросах взаимодействия с Церковью далеко отстало от гражданских вузов.

Иногда приходиться предположения, что священнослужители возьмут на себя часть функций офицеров воспитательных структур. Подобное может исходить от абсолютного незнания как обязанностей и задач должностных лиц органов воспитательной работы, так и задач и функций военного духовенства. Военный священник не может и не должен брать на себя никаких не свойственных священнослужителю обязанностей и обязательств.

В связи с этими хотел бы привлечь внимание к одной проблеме, которая меня как военного профессионала очень беспокоит. Речь идет об упорно навязываемой либеральными политиками, а также многими СМИ идеи, что священники придут в армию для укрепления воинской дисциплины и борьбы с «неуставными взаимоотношениями», «дедовщиной» и т.п. Это очень опасная идея и не что иное, как попытка дискредитировать Церковь и саму идею военного духовенства.

На основании знаний и опыта утверждаю, что «дедовщина» в армии всегда была, есть и будет, это явление закономерно и оно присуще всем армиям мира. «Неуставные взаимоотношения» всегда были, есть и будут, т.к. люди не могут общаться только по уставу, и воинскую дисциплину они всегда будут нарушать. Проблема превращения «нормальной (!) дедовщины» и «нормальных (!) неуставных взаимоотношений» в издевательства и преступления сложная, зависящая от нравственного здоровья всего общества проблема и никакой священник в полном объеме её решить не сможет.

К сожалению, из-за нашей духовной и исторической необразованности подобные мысли находят поддержку в военной среде. К ещё большему сожалению и некоторые священнослужители проявляют готовность укреплять воинскую дисциплину, бороться с «дедовщиной» и «неуставными взаимоотношениями». Большая ошибка, с далеко идущими сугубо отрицательными последствиями. Возложить эти задачи на военных священников, значит дать повод для упреков и обвинений их в безсилии и неумении работать. Это недопустимо. Не дело священников укреплять воинскую дисциплину. Заниматься этим должны командиры и их заместители по воспитательной работе.
Священнослужители, несомненно, будут положительно влиять на положение дел в войсках, в т.ч. и на воинскую дисциплину, если они будут заниматься исключительно своим делом: духовным воспитанием военнослужащих, проповедью Слова Божьего, индивидуальной душеспасительной работой с военнослужащими, их духовно-религиозным образованием.

Занимаясь с 1992 года по зову души и по благословлению духовного отца вопросами взаимодействия Вооруженных сил и Русской Православной Церкви я часто задавал себе вопрос: «Зачем в армии священнослужители?». Лично для меня, всегда, независимо от звания и занимаемой должности, важнее всего было получить от священника утешение души, успокоение сердца и ума, которые часто бывали в смятении. Все мы осознанно или неосознанно ждем от общения со священнослужителем соприкосновения с Божьей Благодатью, жаждем духовного возрастания и морального совершенствования и бываем жестоко разочарованы, обманувшись в своих ожиданиях. Священник в армии – это, прежде всего, носитель духовного опыта и духовный утешитель, в любой ситуации он призван наполнять сердца воинов Благодатью Духа Святаго, помогать спасению их душ, укреплять их морально-нравственную устойчивость. Сегодня это особенно важно и трудно.

Важно потому, что, не успев освободиться от государственной атеистической идеологии, наш народ подвергся страшной духовной агрессии. Над основополагающими духовными ценностями народа и защитников России, нависла опасность их полной утраты. Это надо остановить.

Трудно потому, что Вооруженные силы – инерционный институт. Большинство военных руководителей и сегодня по прежнему твердо стоят на материалистических позициях, их взгляды на войну, подготовку и воспитание личного состава опираются на методологию исторического материализма и другие догмы безбожной государственной идеологии нашего недавнего прошлого.

В то же время мы не можем не видеть, как война неумолимо меняет свое лицо. Ещё недавно вооруженная борьба играла главную и решающую роль в ходе и исходе войны, а сегодня её роль всё чаще носит обеспечивающий и подстраховывающий характер, а итог определяется использованием других сил, средств и способов борьбы. Основным содержанием войны все больше становится противоборство в духовной, нематериальной сфере, когда победа будет достигаться за счет духовного превосходства, несгибаемой моральной и психологической стойкости одной из противоборствующих сторон. Имеется в виду не психологическое превосходство, достигнутое в ходе специальных тренировок (такая подготовка тоже нужна), а полное превосходство духовного, морального характера, на основе глубокого осознания правоты и справедливости воинского служения Отечеству, на основе понимания, что твое дело освящено Божьим Промыслом.

Для общества и Вооруженных сил является опасным духовное, морально-нравственное опустошение военных людей, потеря ими духовных основ, нравственных ориентиров своего служения. Как ни страшно и больно об этом говорить, но Россия сегодня стоит перед суровой и вполне реальной перспективой полного уничтожения духовной основы воинской деятельности, воинского служения Отечеству. Связано это с губительной и совершенно неприемлемой для России идеей перехода к комплектованию Вооруженных сил на контрактной основе. Возражений этого перехода экономического, демографического, правового, геополитического, мобилизационного и иного характера очень много

Но главное возражение в том, что комплектование Вооруженных Сил России по контракту уничтожает основное качество воинского служения в России — его духовное наполнение, его духовную сущность. Меняется глубинный, освященный тысячелетней верой и традицией смысл ратного труда, воинская служба превращается из высокого и святого служения Отечеству в наемное ремесло.

Вся военная история страны и опыт последних лет позволяют утверждать, что переход на контрактную систему комплектования армии и флота России недопустим в духовном, разрушителен в нравственном плане, обременителен и неподъемен для страны и народа в экономическом отношении, не эффективен с военной точки зрения, ибо не решает наиболее важных проблем обороноспособности страны и боеспособности её Вооруженных Сил.

Фридрих Великий справедливо говорил, что русского солдата мало убить, его еще и мёртвого надо повалить. И Наполеон не случайно заявлял, дайте мне русского солдата, и я завоюю весь мир. Таким русский солдат был и пока такой он в своей основе и остается, но ещё немного усилий современных реформаторов армии, и она превратиться в организацию вооруженных людей, объединяемых далеко не духовными целями. И именно это может стать необратимой трагедией для России, последствия которой не смогут ликвидировать никакие успехи в экономике, её модернизация, не дальнейшее продвижение реформ и т.д.

Исторические исследования свидетельствуют, как только какое-либо государство поручало свою защиту наемникам, оно неминуемо исчезало с исторической арены. Судьбы Римской империи и Византии – тому подтверждение. Не случайно победы Наполеона закончились в России. Русскую землю и Веру православную защищали не наемники, а её сыновья в военной форме. Российская империя была отеческим домом для всех народов, ею объединяемых, и все они вместе с русским народом защищали свое Отечество в Отечественной войне 1812 года.

Во все времена несокрушимый православный Дух был главным оружием русских воинов. Православная вера и сегодня является самым надежным фундаментом для воинского и патриотического воспитания военнослужащих российских Вооруженных Сил, она сохранила для этого историю, моральные идеалы, нравственную чистоту, правду и силу. Присутствие высокого воинского Духа необходимо нам и сегодня. Вернуть духовный смысл воинской службы можно лишь на основе Православной веры, с помощью Русской Православной Церкви и её самоотверженных сынов военных священников. Объективно анализируя обстановку в стране, мы можем утверждать, что сегодня только Православие и Русская Православная Церковь последовательно и во всей полноте противостоят духовному разрушению России и её армии и флота.

Вот почему так необходим приход в армию и на флот православных священнослужителей. Отсюда вытекает и главная цель восстановления института военного духовенства и главная задача взаимодействия Церкви и Вооружённых сил — возродить Православный Дух Армии и Флота России, вернуть высший духовный смысл воинской службы, обеспечить ее духовную наполненность. Именно это должно определять содержание, систему образования и подготовки военных священников, а также слушателей духовных и военных образовательных учреждений.

Поздравляю всех нас с началом восстановления в Армии и на Флоте России института военного духовенства. Честь имею!

Александр Владимирович ЧЕРКАСОВ,
генерал-майор, кандидат военных наук, доцент

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее