Валаамская часть ПВО на страже Родины

В 1995 году, в соответствии с соглашением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Министра обороны Российской Федерации о сотрудничестве Русской Православной Церкви и Министерства обороны, было разрешено прохождение воинской службы насельникам Валаамского монастыря призывного возраста в военной части ПВО, дислоцированной на Валаамском архипелаге. К 20-летнему юбилею подписания этого соглашения газета «Комсомольская правда» подготовила репортаж.

О Боге и о небе

Облачение пономаря Никита из Норильска примерял, когда отдыхал у бабушки в Волхове. А теперь готовится надеть военную форму. Со дня на день он через учебку в Петрозаводске отправится служить в “православную роту” на острове.

— Я мог бы уже отслужить и вернуться домой, но после техникума меня отправили в резерв, — рассказывает о попытках отдать долг Родине Никита. — Сказали: “Приходи весной”. А весной попросили подождать еще.

Отсиживаться в “диванных войсках” Никита не стал. Летом записался пожить в Валаамском монастыре трудником, чтобы осенью отправится служить. Так называют младших братьев послушников. Чин не монашеский. Поэтому нет обязательства оставаться до конца жизни в обители.

— Отдам долг Родине и поступлю в университет, учиться буду на инженерной специальности, — мечтает Никита.

Вместо казармы — келья на две персоны. Никита делит ее с будущим сослуживцем Тимофеем из Кемерово. После послушания — так называют работу в монастыре — ребята говорят между собой о Боге, а еще о небе. Служить ведь предстоит в части ПВО. Тимофей, покидая мир или гражданку — тут как посмотреть — в статусе выпускника семинарии, взял с собой почитать Библию и устав Вооруженных Сил РФ.

— В плане дисциплины между ними есть определенные сходства, но суть разная: в монастыре служат Богу, а в армии — Родине, — рассуждает Тимофей.

— Но ведь сказано: “Никто не может служить двум господам”, — замечаем пробел в выводах.

— Но также сказано: «Отдавайте Богу Божье, а кесарю кесарево», — непреклонен Тимофей.

Остров невезения стал местом спасения

Часть, где предстоит служить ребятам, небольшая. Раньше туда отправляли неблагополучных солдат. Ход мыслей советских военных был незамысловат: вокруг вода, бежать некуда, алкоголь и прочие «радости» гражданской жизни не пронести. Принцип набора изменился двадцать лет назад, когда соглашение об особом порядке службы для насельников своими подписями скрепили министр обороны Павел Грачев и Патриарх Алексий II.

— Требований к человеку, который хочет попасть в воинскую часть на острове немного, — говорит иеромонах Валаамского монастыря отец Парфений, курирующий связи с Министерством обороны РФ. — Человек должен быть верующим. А от его духовника нужно ходатайство к владыке Панкратию, наместнику Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, о том, чтобы человека взяли в трудники. Обитель выдает призывнику характеристику после испытательного срока, и, если нареканий и ослушаний нет, то его зачисляют в роту на острове.

Сколько православных ребят прошло через военную часть на Валааме за двадцать лет, отец Парфений не вспомнит. Зато без проблем назовет поименно сменившихся министров обороны: Павел Грачев, Михаил Колесников, Игорь Родионов, Игорь Сергеев, Иванов Сергей, Анатолий Сердюков. Ушел из жизни предстоятель Русской Православной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Но неизменными остались условия светско-церковное соглашения, которые стороны неукоснительно блюдут. Примерно две-трети мест в части выделяют для монастырских призывников.

— Часть ничем не отличается от других, за исключением того, в распорядок дня вставлены утренние и вечерние молитвы, и солдат отпускают на богослужения, когда приходит священник, — говорит отец Парфений.

Еще в военной части есть храм. Но это впрочем, давно не исключение для армии. К гласу небес солдаты на острове прислушиваются не только в церкви, но и на военной службе. Недалеко от острова проходит граница с Финляндией и самолеты, ее пересекающие, докладывают цели визита.

Дембель в монастыре

Раз в неделю солдат приглашают на обед с братией монастыря. Кроме духовного наставления, послушники монастыря могут дать и совет по службе. Некоторые из них, отслужив в части, остались на острове в монастыре.

— После службы в армии, я ненадолго вернулся домой в Екатеринбург, — рассказывает послушник Максим. — У меня было благословение “бежать из мира”.

На гражданке или в миру Максим получил образование по специальности «Политология» и торговал с Китаем. Повидал стеклянные коридоры небоскребов дюжины азиатских городов, чьи названия трудно выговорить. Крещение принял только в 22 года, после чего приехал жить на Валаам.

— Все-таки душа человеческая по природе христианка, она требует большего, чем шесть дней заниматься бизнесом, а в седьмой ходить в храм, — рассуждает послушник Максим. — Одного дня мне было слишком мало, получалось, что жизнь у меня разорванная. Засыпаешь по ночам, а с утра на работу идешь. Зачем это все надо? С собой это никуда не возьмешь, не положат к тебе в ящичек не “Крузака”, ни квартиру, ни кучу женщин… К чему стремятся те, кто все это собирают?

На острове Максим не только обрел душевное спокойствие, но и подготовился к армии.

— Для 18-летнего призывника армия — это серьезное потрясение: все что-то от тебя хотят, все что требуют, прыгать, бегать заставляют, одеваться за тридцать секунд, — вспоминает сослуживцев Максим. — А мы — пять месяцев прожили в монастыре и привыкли к полу-казарменным условиям: когда все вместе укладываются спать, все вместе встают, молятся и вместе ходят на обед.

Насмотревшись в учебке в Петербурге на православных призывников, мусульмане тоже попросили разрешить им молиться. Капитан не отказал. Год в части пролетел незаметно. Жалеет Максим только о том, что не все ребята, что служили на острове из тех, что попали на общих основаниях, приобщились к радостям веры.

— Кто-то из них начинал интересоваться, кто-то даже в первый раз исповедовался, а нашлись и такие, кто просто отслужил, — говорит Максим. — Но, видно такие уж мы христиане, что не заразили своим примером. Если б в наших глазах Христа видели люди, они бы все последовали за Христом. Значит, не видели.

* * *

«Разъясните как относится церковь к присяге военослужащих или казаков, например, ведь это тоже клятва на верность Отечеству. В связи с этим много вопросов и дискусий между нами, непонимающими сути вещей. Но оказывается, что это очень важно для молодых людей, когда при знакомстве девушки не желают продолжать общение с юношами, выбравшими путь служения Родине, ссылаясь на то, что нельзя принимать клятву, нельзя убивать на войне?»

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

«Воинская присяга — это не клятва в том значении, в котором упоминается клятва в Евангелии, это лишь торжественное обещание хранить верность Родине и защищать ее с оружием в руках. Можно ли защищать Родину? Несомненно, можно и нужно, как нужно защищать родных от преступников, ворвавшихся в дом, точно так же необходимо защищать свою страну и народ от захватчиков. Церковь осуждает захватнические войны, не допускает применение армии против своего народа, но оборонительная война иногда становится неизбежной и долг мужчины — защищать своих земляков, родных и близких от врага. А девушкам, которые рассуждают так, как Вы пишете, необходимо понять что, если их парни не станут защитниками Отечества, то их участь — стать рабынями на чужбине, как это случилось со многими девушками и женщинами, угнанными в Германию во время Великой Отечественной войны».

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее