В рясе и погонах

В одном из недавних интервью «КП» экс-министр обороны Александр Кузьмук заявил, что украинскую армию ждут реформы не только материальные, но и духовные. И скоро опекать души наших солдат и офицеров будут военные капелланы. «Комсомолка» узнала, кто же сегодня благословляет на ратный подвиг наших военных.

В наши дни военные священники служат почти во всех армиях мира, кроме коммунистических государств. К примеру, в армии США солдат опекают капелланы 120 религиозных конфессий! В Украине же капелланов официально нет. А тех немногих военных священников, которые благословляют на ратный подвиг наших солдат и офицеров, договорились называть душпасторами. Таких сегодня в армии чуть больше сотни.
А ведь корни союза военных и священников у нас очень давние. Во времена Киевской Руси и казачества церковь принимала активное участие в жизни военных. Но с установлением советской власти батюшек из армии попросили. Возрождать капелланов в стране начали с приходом независимости. Но очень медленно. Проводились встречи представителей Минобороны и церкви, подписывались договоренности, заключались меморандумы… Уже все почти готово, чтобы в каждой воинской части появились священники.

Но среди украинского духовенства есть и те, кто не ждал формального разрешения для проведения церковных служб на службе военной. Некоторые надевали поверх рясы защитный камуфляж и добровольно отправлялись в горячие точки — рискуя жизнью, спасать чужие души…

Разведчик с крестом

В ротации от Минобороны священники ездят в горячие точки по очереди — сначала от Украинской православной церкви, потом от Греко-католической… Например, в Косово сейчас с нашим миротворческим контингентом находится представитель греко-католиков отец Игорь Федоришин.

42-летний священник попал сюда не случайно, у него огромный военный опыт за плечами. Срочную службу он проходил в Афганистане в разведке и уже с тех пор понял, насколько нужен воинам священник.

— К церкви меня тянуло еще с малых лет, но мама говорила, что у меня нет голоса, поэтому священником не стану. Но мечта оставалась. Потом у меня было видение, что я все же буду служить Господу, но после службы в армии. Так и случилось, — рассказывает отец Игорь. — С ребятами мы быстро нашли общий язык, мы с ними одного духа, одной закалки. Двери моей часовни всегда открыты, парни приходят в любое время. А сейчас — особенно: ностальгия, скучают по семьям, родным…

Позывной — «Батюшка»

До 2004 года игумен Лука был обычным священником — настоятелем милицейского храма в Запорожье. Пока судьба не забросила батюшку в Ирак. Южное оперативное командование Вооруженных сил объявило конкурс на должность офицера по вопросам религии в 7-ю миротворческую бригаду. Игумена Луку тогда признали лучшим среди кандидатов со всей Украины.

Теперь он имеет статус участника боевых действий, но от воинского звания отказался. Гораздо важней для него звание «батюшка» — боевой позывной, который отец Лука получил в Ираке.

Перед тем как попасть в состав миротворческих сил, Минобороны поставило священнику несколько требований: остричь бороду до максимально короткой длины, заменить длинные волосы на короткую стрижку, по Ираку перемещаться только в камуфляже и бронежилете. Требований по физподготовке и разборке-сборке автомата не выдвигали.

— Перед поездкой я познакомился с личным составом, — рассказывает отец Лука. — Всего нас летело полторы тысячи человек. Уже с первых минут, увидев их реакцию на священника, понял, что капеллан в армии необходим!

По прилете украинских бойцов первым делом отправили на склад вооружения. Там батюшка освятил бронетранспортеры, и ребята отправились на дежурство. И больше ни один наряд не выезжал без благословения своего священника. Особенно сложно приходилось бойцам в первое время, когда лагерь миротворцев регулярно обстреливали…

— После одного мощного обстрела я надел каску, «бронник» и — вперед, обходить посты. Разговаривал с солдатами, успокаивал, — вспоминает игумен Лука. — Иногда ничего не надо говорить, главное — быть рядом.

Отец Лука — прежде всего священник, поэтому оружие в руки не брал: не имеет он права проливать чужую кровь, даже если ему грозит опасность. Статус особый… Но геройски себя вести на войне можно и без автомата. Нет, не бежать впереди всех в атаку с криком «Ура!», а поддерживать тех, кому тяжелее всего. В колонне бойцов, двигающейся по обстреливаемой трассе, есть две самые опасные машины — головная, с командиром, и замыкающая. Их взрывают в первую очередь. Ехать там — все равно что идти по минному полю.

— Помню, в один из выходов я благословил колонну, прочитал молитву, хранящую в дороге, и сам сел в крайний БТР в бронежилете, — продолжает вспоминать свои армейские будни игумен. — Слышу, командир БТР передает по ниточке вперед, что с нами батюшка. А в ответ: «Здорово!.. Здорово!.. Здорово!.. Значит, все будет хорошо!»

И все же некоторые высокие чины в армии отмечают, что священников нельзя пускать к солдатам — мол, духовники между собой помириться не могут. Но игумен Лука уверен: это не так.

На войне вера объединяет. И уже неважно, насколько отличаются обряды и таинства. В церквушке, размещенной в палатке среди иракской пустыни, молились люди разных конфессий. Даже американский солдат-протестант пришел с просьбой разрешить ему ходить в храм. А наши парни чаще всего просили батюшку помолиться за близких, оставленных на родине. Да и на церковные праздники без него никуда: кто помолится на Рождество, освятит куличи и воду на Крещение? Только священник, а для нашего человека это не только традиция — это жизнь.

— Моя служба не закончилась с возвращением в Украину, — рассказывает отец Лука. — С парнями я встречаюсь. Они приходят ко мне по форме, а я на рясу надеваю военный бушлат. Даже после Ирака продолжаю быть их батюшкой, выслушивать, давать советы, общаться с семьями. А еще мы проведываем могилы наших погибших товарищей…

БЫЛО ДЕЛО
Спасают от мин…

Не обошлось в Ираке и без чуда. Перед выездом на патрулирование игумен Лука по традиции благословил солдат. Дорога была заминирована четырьмя фугасами. Взорвись они по плану противника — весь наряд разнесло бы в клочья. Но случилось так, что рванул всего один заряд, и тот за доли секунды до подъезда ребят. Все уцелели.

— Возвращается вся смена грязная. И сразу все побежали в церковь свечи ставить, благодарить Бога. Меня благодарили за молитву: батюшка, спасибо, что ты молишься. Никто их не заставлял молиться, но случилось чудо: все остались живы. И что тут философствовать о необходимости священника. Солдаты скажут, что нужен, — уверен игумен Лука.

…и разводов

А вот в Косово была другая история. Отец Михаил помог своему командиру сохранить семью. Тот ехал на войну с большими семейными проблемами — собирался разводиться с женой. Когда военный поделился переживаниями со священником, тот начал общение с его супругой. Регулярно звонил ей по телефону в Украину, рассказывал, как сложно мужу сейчас, в каких условиях он живет, как сильно переживает. В итоге семья только окрепла, вместо разрыва жена встречала любимого у трапа самолета с букетом цветов и слезами на глазах.

КОМПЕТЕНТНО
Готовая концепция появится после Пасхи

На днях все участники создания Института капелланства еще раз обсудили общую концепцию. Обговорили все правки и решили собраться после Пасхи — для принятия документа в целом.

— Когда примем концепцию, церковь совместно с Минобороны выработает курс подготовки военных священников, — разъясняет отец Любомир Яворский, замначальника отдела патриаршей курии УГКЦ по делам пасторской опеки. — Мы предложим церковные дисциплины, а министерство — военные. Будут созданы курсы капелланов, длительность которых составит от одного до шести месяцев.

В наших семинариях уже на 4-5-м курсе семинаристов привлекают к капелланству. Им читают курс гуманитарного права и специфики войны. Они активно ходят в воинские части и общаются с солдатами, получая понимание роли военного священника.

ПРИНЦИПЫ ПРОФЕССИИ
Капелланам разрешается:

• отправлять богослужения,
• крестить, венчать и исповедовать военнослужащих;
• организовывать проведение церковных праздников;
• находиться на территории воинской части;
• организовывать места богослужения;
• давать советы и рекомендации военнослужащим, а также командованию по организации душепасторской опеки;
• заниматься благотворительностью и собирать пожертвования для нуждающихся;
• строить и возрождать храмы на территории воинских частей.

Священник обязан:

• придерживаться военного распорядка;
• согласовывать план мероприятий по богослужению с командованием;
• согласовывать тематику распространяемой религиозной литературы;
• придерживаться режима соблюдения и неразглашения гостайны;
• уважительно относиться к неверующим;
• общаться с семьями военнослужащих;
• проведывать больных;
• опекаться захоронениями погибших воинов.

Духовному лицу запрещается:

• распространять религиозную вражду;
• склонять военных к невыполнению приказа командования и своего конституционного долга;
• подрывать авторитет командования;
• проливать кровь.

КСТАТИ

Согласно Женевской конвенции 1949 года капелланы не считаются лицами, принимающими участие в боевых действиях, и сохраняют свой статус в случае пленения — им должно быть предоставлено право продолжать свое служение среди пленных.

СПРАВКА «КП»

С 2008 года в Министерстве обороны создан сектор по работе с религиозными организациями. Сегодня он работает с семью конфессиями:
Украинская православная церковь (УПЦ),
Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП),
Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ),
Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ),
Украинская римско-католическая церковь (УРКЦ),
Церковь евангельских христиан-баптистов,
Духовное управление мусульман Украины.
Численность же украинской армии — 200 тысяч человек.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА
Капелланству уже 1700 лет!

Происхождение малознакомого для нас понятия «капеллан» относят к IV веку
По легенде молодой солдат (впоследствии он стал святым Мартином) из города Тура (Франция) разорвал свою каппу (плащ) на две части, дабы укрыть замерзающего нищего. В ту же ночь этот нищий явился ему во сне и сказал, что он — Иисус Христос. После этого вторая половина каппы Мартина стала предметом почитания во французской армии. Она хранилась в храме, который назвали «капеллой», а священника, служившего в этом храме, стали называть «капелланус». С тех пор и по настоящее время капелланы имеются в большинстве армий мира.

МНЕНИЯ

Сегодня ясно одно: капеллан должен считаться штатной единицей воинской части, получать жалованье и довольствие от Минобороны. С одним, но главным отличием — он не может применять оружие. Но военные пока спорят. Одни доказывают, что батюшки должны быть бывшими служивыми, чтобы разбирались в армейской жизни. Другие против — мол, не стоит капелланов превращать в замполитов.

«Священник — не замполит!»

Но если священник официально станет военнослужащим, он, как и все, должен будет подчиняться командованию, а стало быть, и информировать о ситуации в части. А это может поставить между капелланом и солдатами психологический барьер.

— Не нужно путать священников и замполитов. У капелланов совсем другие задачи, — отмечает игумен Лука.

— Батюшка совершает богослужение, исповедь, причастие, общается с солдатами, с их семьями. Он живет жизнью части и переживает за все подразделение, молится за него. Солдат идет к батюшке поделиться сокровенным, зная, что дальше его признания не пойдут.

Здоровые молодые хлопцы в закрытом мужском коллективе — не самая здоровая психологическая группа. У них есть проблемы, порой мелочные, но они рассматривают их как конец жизни. А в беседе капеллан может объяснить, что даже разрыв с девушкой — это далеко не конец. Так можно спасти молодого парня от глупости, дезертирства и даже суицида.

«Должен иметь и военное, и духовное образование»

В армии же на этот счет разводят руками: финансирование плохое, хватало бы денег на то, чтобы покормить и одеть-обуть солдат. Но со своей стороны уверяют, что тоже стараются способствовать внедрению капелланов.

— В армии сейчас нет ни одного официально трудоустроенного священника, но мы только за их появление, — говорит заведующий сектором по работе с религиозными организациями департамента гуманитарной политики Минобороны Александр Мельник. — По поводу того, нужно ли священнику иметь военное образование, — тоже вопрос спорный. Вообще, считаю, он должен иметь и первое, и второе образование. Но мы хотим провести социологическое исследование, спросить у самих военнослужащих, каким должен быть их капеллан…

Комсомольская правда в Украине, 12.03.10

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее