Там, за облаками

Асы ХХI века

Журналисты охотно сообщают о сверхсовременной технике, что в последние годы поступает в наши армейские части. Липецкий авиацентр — не исключение. Здесь испытывают новейшие самолеты, чтобы потом обучать летать на них пилотов и штурманов других подразделений ВВС. Жаль только, что газетчики нечасто рассказывают о самих специалистах, которым приходится испытывать и осваивать эту технику. Сегодня, быть может, самое время хотя бы немного исправить такую несправедливость.

Авиатор в третьем поколении

Полковник Сергей Сидоренко — заместитель командира авиабазы по воспитательной работе, летчик I класса, авиатор в третьем поколении. В третьем поколении он и офицер-воспитатель.

Дед Сергея Александровича — участник Великой Отечественной. Летал на Берлин. В отставку вышел в должности начальника политотдела дивизии. Отец служил в городе Тарту, в Эстонии.

— Двоюродные братья тоже в авиации. Да вся моя родня связана с нею. Я для себя другой профессии не представлял, в школе, правда, не мог определиться: то ли стать техником, то ли летчиком, — рассказывает Сидоренко. — Но услышал от отца: если быть в армии, то в авиации, если в авиации, то летчиком! Подал документы в летное училище — конкурс тогда был двадцать человек на место! Харьковское военное училище закончил в 1983 году. Служил в Прибалтике, летал на «Су-15ТМ» — это перехватчик. Попал в полк, который дал мне хорошую закалку, у него была богатая история. Нес боевое дежурство.

Наши асы больше всех в стране совершали вылетов по реальным целям — до 1500 в год.
В 28 лет Сергей Сидоренко уже заместитель командира полка по воспитательной работе. В этой должности прослужил двенадцать лет. Потом в 1992 году полк перебазировался в поселок Саваслейка в Нижегородской области. Наконец, из двух авиацентров сделали один — в Липецке, так он стал нашим земляком. В 2000 году закончил Военно-воздушную академию имени Юрия Гагарина.

— Я считаю, что главная задача — воспитание личного состава, его готовность защищать Отечество. И в советские годы, и сегодня эта задача актуальна. Раньше акцент делался на идеологический аспект, сейчас важнее, чтобы человек осознавал свой долг перед Родиной. Мое личное мнение: без идеологии и государство, и человек многое теряют. Вот теперь мы стараемся опереться на веру предков. Православная церковь становится в армии духовной силой. Безверие опасно.

Приходится слышать разные соображения о том, как изменить воспитательную работу в Вооруженных силах. Да, конечно, формы ее могут трансформироваться. Но суть и цель останутся. Кто будет воспитывать защитника Родины — не самый главный вопрос. Важно, чтобы это делалось профессионально.

С надеждой

Виктор Горенко, подполковник, начальник полигонной службы — старший штурман Липецкого авиацентра. В авиацию его привела сама судьба.

— Я родился в Винницкой области, в селе рядом с аэродромом Черниговского летного училища. Представляете, проскочит «МиГ-21» на малой высоте над нами, пацанами, и у нас сердце замирает — вот бы и нам сейчас в кабину пилота… С той поры и решил я, что летчик — самая мужская и сильная профессия.

Об этой стезе мечтал не я один. Но иным из моих товарищей не повезло пройти врачебно-летную комиссию. В итоге из района в Черниговское училище поступили семеро. Я ни разу не пожалел о своем выборе. Убежден: здесь нужны большие знания, творческое понимание задач. Ведь мы имеем дело со сложнейшей техникой. Весь мир работает на армию, все, что используется в разных сферах, сделано было изначально для Вооруженных сил.

После училища Горенко служил в Группе советских войск в Германии, в городе Фокенберг, в истребительном гвардейском полку летчиком-истребителем. Там летал сначала на «МиГ-23», потом на «МиГ-29».

— Летали мы в непосредственной близости от вероятного противника, рядом с границей, — продолжает подполковник. — Все время отдавали службе, тем более что покинуть гарнизон не могли — за воротами же территория другого государства.

Самое яркое впечатление Виктора Горенко — от полетов в стратосфере. Снаряжение: высотно-компенсирующий костюм и гермошлем. Ему доводилось подниматься на высоту семнадцать—девятнадцать километров, где небо становится фиолетовым, а за самолетом тянется белоснежный инверсионный след.

После вывода войск из Германии он попал в Липецк. Горенко заведует полигонами, то есть территориями, где расположены мишени (круги на земле, старые танки) для отработки навыков практического боевого применения, для летно-тактических учений, испытаний нового оборудования. В распоряжении липецких летчиков полигоны «Ратчино» в Чаплыгинском районе и «Погоново» под Воронежем.

Территория хотя и не ограждена, но есть предупреждающие знаки, установлены шлагбаумы, местным жителям туда ходить нельзя. Перед тренировками проводится осмотр полигона, выставляется оцепление. Дело серьезное.

Горенко хорошо помнит, что выпало на долю армии в тяжелые 90-е годы. Однако сегодня и материальное снабжение её улучшилось, и техника пошла в войска.

— Но меня больше всего обнадеживает, — говорит он, — что у молодых лейтенантов появился блеск в глазах, они стали похожи на нас, фанатов неба советской поры. Я боялся, что такого больше уже не будет. Ну а теперь есть надежда. Ребятам надо лишь работать и работать. Верю: они справятся.

Липецкая газета, 12.08.10

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее