Священникам отложили службу

Религиозные организации получат квоты на отсрочки от армейского призыва

Священники отныне смогут избежать призыва в Вооруженные силы России. Согласно президентскому Указу № 969 от 12 июля «О предоставлении священнослужителям права на получение отсрочки от призыва на военную службу», государство «предоставляет по просьбе религиозных организаций право на получение отсрочки от призыва на военную службу священнослужителям (до 150 человек в год), получившим духовный сан (звание) и занимающим: а) должность в религиозных организациях; б) должность помощника командира (начальника) по работе с верующими военнослужащими, на время исполнения обязанностей по указанной должности». Право на отсрочку предоставляется этим священнослужителям начиная с 1 октября с.г. «при условии, что священнослужители прошли (проходят) специальную подготовку, необходимую для исполнения обязанностей по должности помощника командира (начальника) по работе с верующими военнослужащими».

«Это, безусловно, положительное решение», – заявил председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Московского Патриархата протоиерей Димитрий Смирнов. «Это было большое неудобство, молодого человека готовят службе – и тут его забирают в армию. Для Церкви – это потеря, потому что на него рассчитывали», – говорит он.

Тут надо отметить такой момент. В общем-то, подлежащих призыву священников и не должно быть. Как сообщил «НГР» заместитель председателя Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Московского Патриархата протоиерей Сергий Привалов, «правящим архиереям в епархиях РПЦ в свое время были разосланы указания, чтобы рукополагали в сященный сан молодых людей только после прохождения срочной службы в войсках». Однако на практике молодых людей, судя по всему, продолжают рукополагать до прохождения ими срочной военной службы. Председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин сообщил СМИ 13 июля, что число священников РПЦ, которые были рукоположены, не отслужив в армии, или еще не достигли конца призывного предельного возраста, примерно близко к значащейся в указе цифре в 150 человек.

«Мы это восприняли с коллегами из РПЦ положительно. Та квота, которую назвали – 150 человек в год, вполне отвечает нуждам и нашей религиозной организации, и Православной Церкви, – сказал «НГР» руководитель отдела по взаимодействию с Вооруженными силами, МЧС и правоохранительными учреждениями Федерации еврейских общин России раввин Арон Гуревич. – Полагаю, что где-то 20 человек от нашей общины в год – это как раз то число, которое помогло бы нам выйти из кадрового голода, из ситуации, когда священнослужители должны год отдать срочной службе». «Сегодня наши религии нуждаются в льготах от призыва в армию», – соглашается с коллегами первый заместитель Духовного управления мусульман европейской части России Дамир Гизатуллин. Точную цифру претендентов на отсрочки для своей религиозной организации или в целом для мусульманской общины России он, впрочем, затруднился назвать.

В президентском указе вызывает вопросы некоторая терминологическая неточность, ведь там речь идет о «священниках», а в нехристианских традициях не существует института священства. Однако представителей исламской и иудейской общин это не смущает. «В культурно-религиозном контексте России раввин, по существу, священнослужитель», – считает Арон Гуревич.

Раввин напомнил, что похожая норма существовала в 2002–2008 годах, согласно действовавшему в те годы президентскому Указу № 24 от 14 января 2002 года «О предоставлении священнослужителям отсрочки от призыва на военную службу». Тот указ предоставлял «по просьбам религиозных организаций отсрочку от призыва на военную службу священнослужителям (до 300 человек), получившим в установленном в конфессиях порядке духовный сан (звание) и занимающим в религиозных организациях соответствующие должности, при условии, что религиозные организации не имеют возможности заменить их на этих должностях иными лицами, – на время исполнения обязанностей священнослужителя». «Надо было за три месяца до призыва представить со своей стороны согласованное количество священнослужителей, указать их должности в религиозных организациях, в регионах ли, в Москве ли, и после это шло телефонограммой в военные комиссариаты, предоставлялась отсрочка», – рассказал Гуревич.

Нынешний указ связывают с тем обстоятельством, что процесс формирования института военного духовенства, старт которому дало летом 2009 года распоряжение тогдашнего президента Дмитрия Медведева, тормозится как Минобороны, так и самими религиозными организациями. Протоиерей Сергий Привалов сообщил «НГР»: «Нами было передано около 130 дел кандидатов на назначения на штатные должности военного духовенства, и до сих пор принимаются решения на уровне министра обороны». Не лучше ситуация в иудейской общине. По словам Арона Гуревича, нет даже окружных раввинов – хотя бы по одному на каждый из четырех военных округов, на которые поделена Россия. Хотя с момента подписания соответствующего указа Медведева прошло уже четыре года, и в 2011 году в составе Вооруженных сил уже должны были нести служение 240 священнослужителей различных религий. В целом сейчас укомплектовано лишь 10% из заявленного на 2011 год числа армейских капелланов.

В Минобороны объясняют это несоответствием молодых священников требованиям, ранее сформулированным в документах ведомства. Кандидат в военные капелланы должен перед своим назначением прослужить в армии не менее пяти лет, иметь хорошую физическую подготовку, быть готовым к смене места службы и т.д. «В настоящее время из 224 штатных должностей военных священников (речь, видимо, о квоте для РПЦ. – «НГР») заняты только 24, и это связано в первую очередь с тем, что не все предлагаемые Церковью кандидаты отвечают высоким требованиям, которые предъявляет Российская армия», – сообщил РИА Новости 21 июня пожелавший остаться неназванным высокопоставленный представитель военного ведомства. «Соответствующие публикации не имеют под собой объективной основы. Эти неназначения не зависят от невозможности Русской Православной Церкви предоставить кандидатов», – сказал «НГР» протоиерей Сергий Привалов.

Зампред Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами обрисовал «НГР» механизм назначения священников в части: «В штат назначаются священнослужители по рекомендации правящих архиереев и по решению министра обороны Российской Федерации. Весь подбор кадров осуществляется Синодальным отделом Московского Патриархата. Далее Управление по работе с верующими военнослужащими Минобороны обеспечивает отбор этих кандидатов и предоставляет министру обороны, который и принимает решение о назначении их на должность». Сейчас, по его словам, имеет место заминка в решениях со стороны Министерства обороны.

В адрес Управления по работе с верующими военнослужащими Министерства обороны со стороны религиозных организаций звучит множество упреков. «С нашим Синодальном отделом по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями свою деятельность названное управление никак не координирует.

К тому же вчерашние замполиты учат батюшек, как им окормлять военнослужащих!» – жалуется в статье, вышедшей 22 июня на одном из православно-патриотических сайтов, руководитель сектора Воздушно-десантных войск Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Московского Патриархата протоиерей Михаил Васильев. И заявляет, что «если не убрать «прокладку между рулем и сиденьем», которой, по сути, является Управление по работе с верующими военнослужащими, то ситуация, к сожалению, останется такой же плохой». С этой оценкой согласен Арон Гуревич, сообщивший «НГР», что, «к сожалению, от нас нет никого в Управлении по работе с верующими военнослужащими Министерства обороны, равно как нет ни одного православного священника, ни одного имама».

С другой стороны, Васильев также говорит, что священники не особо хотят идти в штат армейских частей. «Сотни священников, которые внештатно продолжают трудиться в воинских коллективах, и я в том числе, не пойдут на штатные должности… потому что сделано все без ума». Проблема, по его словам, в том, что клирикам в армии предлагается маленькое жалованье, не предоставляют бесплатное жилье, расстояние между частями, в которых нужно окормлять верующих, очень большое и т.д. «Кроме того, мешает большое количество самых разных начальников», которых, по словам Васильева, «любой уважающий себя пастырь» слушать попросту не будет.

«Никогда не заменит военного священнослужителя молодой клирик, который на один год призывается на это весьма специфичное служение, требующее особой подготовки, – сказал журналисту «НГР» протоиерей Васильев. – Человек, который чаще всего в нарушение церковных канонов рукополагается в весьма раннем возрасте, как правило, не готов быть отцом и наставником для военнослужащих, которые ждут от него зрелых мыслей. Назначать такого священника на самостоятельное служение в качестве помощника командира соединения по работе с личным составом я считаю вредным и очень опасным для дела церковного служения в Вооруженных силах». Кроме того, многие «будут воспринимать это служение как форму откоса от полноценной армейской службы». Однако молодые клирики «могут помочь штатным военным священникам и тем, кто трудится внештатно среди военнослужащих, потому что востребованность в работе пастырей очень большая». «Такой священник будет временно прикомандирован на время своей, скажем так, альтернативной службы – фактически это формат альтернативной службы, только укороченной по времени, не три года, а один – в помощь при работе с военнослужащими» к штатным военным капелланам. В таком случае речь идет уже не о 150, а о сотнях, если не тысячах таких внештатных священнослужителей, учитывая многочисленность и разбросанность по России различных воинских частей.

Сопредседатель Ассоциации военных политологов Сергей Мельков в комментарии «НГР» отметил, что идея о помощниках военных священников уже «была отчасти сформулирована РПЦ в проекте федерального закона о военных священниках от 2005 года». «Я тогда еще работал в аппарате Министерства обороны, мне на рецензию попал проекта этого закона. Там была предусмотрена такая схема: военный священник в части от батальона и выше на самом нижнем уровне это капитан, и обязательно у него должен был быть помощник в звании сержанта», – вспоминает он. Сейчас, по его мнению, возможно, эта идея возрождается ввиду «переизбытка священников в РПЦ», но уже на основе альтернативной гражданской службы, так как в Вооруженных силах взят жесткий курс на экономию, в том числе по зарплатам и иным расходам на содержание штатных сотрудников.
«Отсрочки для священнослужителей должны быть на общих основаниях, как и всем гражданам, – считает доцент кафедры истории мировых цивилизаций МГПУ и Центра изучения религий РГГУ и морской офицер в отставке Сергей Мозговой. – Если же по религиозным мотивам они не могут брать в руки оружие, то для них существует альтернативная гражданская служба». «Если священники ратуют за военную службу, за патриотизм, пусть послужат Родине как военнослужащие, простыми бойцами», – добавил Мозговой.

НГ-религии, 18.07.12

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее