Священник на космодроме

15 июня 2002 года протоиерей Артемий Эмке был назначен настоятелем храма святого Архангела Михаила в Мирном. С 2003 года по собственной инициативе отец Артемий организовывал миссионерские поездки по частям космодрома, проводил с военнослужащими беседы об основах веры, крестил, исповедовал солдат, служил в частях литургию, совершал молебны, освящал запуски. С июля 2013 года отец Артемий стал «служить» на космодроме официально: уже 2 года он исполняет обязанности помощника начальника 1 Государственного испытательного космодрома Войск Воздушно-Космической обороны по работе с верующими военнослужащими. По каким критериям священник оценивает свою работу в армии? Для чего на космодроме строится уже четвертый воинский храм и какая духовная помощь для военнослужащих — «самая эффективная», рассказал протоиерей Артемий Эмке.

Перезагрузка: выйти из зоны комфорта

Если на «гражданке» количество тех, кто участвует в церковной жизни, будет всего 3-4% от общего числа крещеных, то в армии этот показатель будет не менее 20%. То есть, из тех военнослужащих по призыву, которые приходят на беседу со священником в части, для дальнейшего участия в таинствах исповеди и Причастия остаются не меньше пятой части от всех присутствующих.

Во время службы в армии человек становится более восприимчивым к тому, что говорит священник. Во-первых, это трудности личностного уровня: ты попадаешь в новый коллектив, у тебя могут не выстраиваться отношения и ты переживаешь стресс. Проповедь о том, что Бог всегда нас видит и готов нам помочь, если мы будем молиться – просить Его помощи преодолеть трудности — находит отклик в сердцах ребят. Во время службы в армии человек очень часто выходит из «зоны комфорта» – своего привычного круга общения: любящие родители, друзья. Теперь вокруг него непривычная обстановка, жесткая дисциплина, приказы и необходимость делать «через не хочу». Или, может быть, командиры слишком взыскательны или даже грубы с ним. И человеку становится тяжело. Он начинает задумываться о жизни под другим углом, переоценивать ее.

95% процентов ребят – люди крещеные, но до армии на духовные темы с ними почти никто никогда не говорил…

Второй важный фактор: на «гражданке» (по–церковному — «в миру») молодые люди очень перегружены информацией: компьютер, телевизор, телефон, друзья, ночные клубы. Времени подумать о смысле жизни, бессмертной душе, Боге попросту нет. В армии ребята становятся более свободными от пристрастий мирской жизни, которые уводят их от важных вопросов.

Церковь как… баня, столовая и лазарет

Когда я беседую с военнослужащими, я иногда сравниваю храм с …баней и столовой. Без регулярного посещения бани было бы невозможно служить в армии. Но грязным становится не только тело, но и душа. В таинстве исповеди, через священника человек очищает свою душу, получает серьезное облегчение.

Второй образ Церкви – это столовая. Не покушаешь – не сможешь выполнять свои обязанности. Если бессмертная душа не питается молитвой и святым Причастием, она засыпает и человек становится неспособен выполнять не то, что воинские, а свои человеческие обязанности: он не способен терпеть, прощать, любить, воспринимать ближнего своего как брата, а не как врага.

В Православии грех воспринимается, как рана, которую наносим мы своей душе. Палец может загноиться от маленькой занозы, не полечишь – может начаться гангрена. Так и с душой. Начнешь, например, унывать, а там и отчаяние приступит, и до суицида может дойти. Церковь имеет знание и силу врачевать наши души.

Болезни души

Какие грехи в солдатском коллективе самые очевидные? Жестокость, сквернословие, курение, а до армии большинство ребят уже злоупотребляли алкоголем, многие пробовали наркотики, воровали. И почти 90% тех, кто приходит служить, приносит с собой в армию опыт блудного греха (внебрачных связей). Этот опыт имеет страшные последствия для будущей семейной жизни.

О грехе блуда большинство ребят даже и не знают, что если человек этот грех не оставит, не раскается в нем, он не может быть с Богом, он лишается вечной жизни.

Когда аргументировано, с примерами, ребятам все это объясняешь, то у них действительно пробуждается осознание того, что много в жизни было неправильного. Они хотят избавиться от греховного багажа и постараться жить по-другому.

Суицид как главная ошибка в жизни

Когда мы с ребятами говорим о болезнях души, мы всегда вспоминаем о самом страшном грехе, который уже никак нельзя будет исправить – о суициде.

Совершая самоубийство, человек думает, что сможет «выскочить» из тупика, из тех обстоятельств, которые привели его в это духовное состояние и на этом все закончится.

Это самая страшная ошибка: думать, что после смерти будет «легче». Страдание, боль, обида, которые человека толкают себе что-нибудь перерезать, или накинуть веревку на шею, и будут состоянием его души в вечности: душа, вышедшая из тела духовным инвалидом, уродом, уже не сможет измениться.

Мне кажется, что для солдат очень важно узнать о том, что есть силы зла, сатана, который пытается полностью захватить человека в свою власть. Воин должен уметь противостоять не только врагу внешнему, но и врагу внутреннему, который может взять его в духовный плен.

Самое «непонятное», но самое главное

Было бы неправильно давать ребятам теоретические знания о духовной жизни – как бы грозить им пальцем: «это вот – правильно, а это – грешно, неправильно», не предлагая им реальной помощи. Силу жить, бороться с грехом, Бог дает через соединение человека с Ним, с Богом, в таинстве Причастия. Поэтому самое важное дело священника в части – это совершение литургии, самого главного богослужения, за которым причащаются, принимают в себя Тело и Кровь Господа.

Молебны, освящение запусков, благословение на ратный труд (присяга), просветительские беседы об основах веры, распространение нашей приходской газеты – все это важно и делается в воинских частях. Но вот исповедь, Причастие лично для каждого из ребят – гораздо важнее. Да, возможно внешне это — самое непонятное, из того, что делает священник в части, но это — самое главное!

Железо и люди

Почему мы освящаем ракеты? Я бы не называл совершаемый на стартовом столе чин «освящением ракеты», правильнее понимать данный молебен, как благословение труда людей, которые этот пуск подготовили и непосредственно в нем участвуют.

Естественно, никто не застрахован от ошибок и мы молимся, чтобы Господь уберег всех участвующих в пуске от ошибок, от вражеских наветов, от недобросовестного отношения. Слишком многое зависит от людей. Также мы просим Бога о том, чтобы Он чудесным образом исправил то, что люди, может быть, по неосторожности не досмотрели. Мы знаем, что наш Бог – «Бог, творяй чудеса», мы оставляем место чуду: если с человеческой точки зрения невозможно что-то исправить или дополнить, чтобы Господь это дополнил.

Подготовка ракеты–носителя к старту — это труд десятков тысяч людей и мы молимся, чтобы Господь благословил этот труд и не допустил аварий. А если авария и случится (что тоже, кстати, вполне возможно и мы этого не исключаем) чтобы в этом случае пострадало только железо, а люди остались целыми.

Я помню первый в своей жизни запуск в 2002 году, на котором я присутствовал (тогда еще в качестве зрителя). В то время ракеты еще не освящались. Этот пуск был аварийным, и я, как очевидец, представляю, сколь серьезная угроза каждая такая работа для жизни людей. Это по-настоящему боевая работа.

1-2 иконы и несколько книг

Очень хотелось бы, чтобы в каждой части, даже в каждой казарме, где живут солдаты, был хотя бы маленький уголок, посвященный православной вере. Это 1-2 иконы и нескольких главных книг, которые помогут человеку в какой-то момент поддержать его силы молитвой или словом Божиим. Некоторые командиры частей уже начали откликаться на эту инициативу, помогают в организации таких уголков. Мне одному это не под силу: нужны определенные трудозатраты по оформлению.

Некоторые командиры, правда, смущаются и спрашивают: «А как мы повесим иконы в комнате досуга? А если мусульмане тоже свой уголок потребуют?» Но в том-то и дело, что у мусульман нет священных изображений и для совершения намаза им ничего не нужно. В Москве я видел, как вылезает рядом с магазином из машины человек в тюбетейке, расстилает газету, встает на колени и совершает намаз. Прямо на улице, на тротуаре. Ничего ему не нужно больше.

Православный человек (по статистике православных людей в нашей стране около 90%) молится перед иконой, это — образ Божий. Ему нужно читать Евангелие на доступном языке – русском. Не в библиотеке должна лежать эта книга – «где-то там», где и библиотекаря, может, и нет, а в комнате досуга, где он каждый день бывает, куда он утром или вечером может зайти, прочитать перед иконами 2-3 молитвы и дальше идти, исполнять свои обязанности.

«Уделить особое внимание»

Радует, что у командного состава есть понимание, зачем в армии нужен священник. Он не мешает им исполнять свою работу, а наоборот, помогает в том, чтобы ситуация в коллективе была более благодушная, спокойная. В армии нужен человек, которому можно неформально рассказать о существующих в части проблемах, священник что-то посоветует, внесет коррективы, посоветует кому-то уделить особое внимание, чтобы спала напряженность в коллективе. Прежде всего, я надеюсь, что большинство здравомыслящих командиров понимают, что священник – их помощник.

Анна ЭМКЕ,
Сайт храма Архангела Михаила, 17.06.2015

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее