Современные сведения и мнения о Гангутской битве

Морская победа, одержанная россиянами у полуострова Гангут (по-фински Ханко) 26-27 июля 1714 г., способствовала закреплению за Санкт-Петербургом статуса новой столицы России. Военная угроза Санкт-Петербургу на протяжении предшествующих лет войны со Швецией постепенно все более ослабевала. Исход же противостояния между главными силами шведского корабельного флота и русской галерной флотилией в июле 1714 г. близ Гангута привел к тому, что, напротив, реальностью стала русская военная угроза Стокгольму. Полученная победа открыла российским галерам путь в шхеры Аландского архипелага и Ботнического залива. В августе того же 1714 г. Аландские острова действительно были заняты десантами с российских галер, в сентябре русский галерный отряд впервые временно занял город на «шведской стороне» Ботнического залива (Умео) и осенью того же года шведские войска были вытеснены из северной части Финляндии.

Как показали находки многочисленных архивных документов, скампавеи вооружались, как правило, 5 пушками и имели еще по 2 пушки-мортиры конструкции русского артиллериста-изобретателя В.Д. Корчмина. На полугалерах (их участвовало в сражении, исходя из численности экипажей, не менее 10, может быть, даже 11) имелось обычно 7-9 пушек и еще по 2 пушки-мортиры конструкции В.Д. Корчмина. По выявленным данным, на 23 полугалерах и скампавеях, атаковавших шведов в лоб, наличествовало около 150 пушек и до 46 пушек-мортир конструкции В.Д. Корчмина.

Однако число реально стрелявших в ходе баталии орудий было меньшим. На первой фазе сражения — артиллерийской перестрелке — орудийный огонь по шведскому отряду вели только 8 полугалер флангов и все 11 галер центра (по всей очевидности, скампавей по типу). Исходя из имеющихся сведений о вооружении полугалер и скампавей в кампанию 1714 г., можно с некоторой долей приближенности считать, что россияне стреляли по шведам из 8 орудий главного 18-фунтового калибра полугалер, 27 орудий 12-, 8- и 6-фунтового калибров и из 76-92 пушек 3-фунтового калибра. Следовательно, всего было от 111 до 127 действовавших артиллерийских орудий. Более того, на 19 полугалерах и скампавеях, которые вели огонь на фазе артиллерийского боя, предшествовавшей абордажным схваткам, также могло использоваться до 38 пушек-мортир конструкции В.Д. Корчмина, которые могли стрелять как пушки 3-фунтового калибра либо же бросать гранаты как мортиры 6-фунтового калибра. Судя по выявленным документам, пушки-мортиры, возможно, были установлены не на всех полугалерах и скампавеях. Итого на нынешнем этапе исследований количество действительно участвовавших в перестрелке российских орудий можно определить в пределах от 149 до 165.

Не считая бездействовавших в сражении малокалиберных пушек двух шхерботов6, шведы располагали 102 орудиями. 18-пушечный прам «Элефант» был обращен к фронту российских галер боком, что позволяло использовать только семь его бортовых орудий 12-фунтового калибра и одно 3-фунтовое. Шведские галеры были обращены носовыми частями в сторону неприятеля и, следовательно, могли использовать в сражении всю артиллерию: две мощных, но малополезных для боя на небольшой дистанции 36-фунтовых гаубицы (предназначавшихся для навесной стрельбы по большим площадям), четыре пушки 18-фунтового, шесть 6-, семьдесят две 3- и 2-фунтового калибров, всего 84 галерных пушки. Таким образом, шведская артиллерия (прам и галеры), реально задействованная в сражении, — 92 пушки.

Таким образом, россияне обладали во время баталии преимуществом в числе орудийных стволов более чем в полтора раза, в том числе и по числу пушек крупных калибров.

Первая фаза сражения — это именно ожесточенный артиллерийский бой, который создал лучшие условия для абордажа шведских судов на заключительной стадии сражения. Орудийная перестрелка эскадр была достаточно продолжительной.

При приближении русских галер к шведам, как показали извлеченные из архивов полков, участвовавших в сражении, сведения, перед самым началом абордажной схватки россияне, используя многократный перевес в числе ружейных стволов, вели сильнейший обстрел противника из ручного оружия.

Петр I, как выявлено в итоге совокупного анализа архивной документации, сумел обеспечить 4-кратный перевес в численности личного состава на атаковавших шведов с фронта 23 полугалерах и скампавеях.

Документально подтверждено участие в сражении 3925 сухопутных и морских чинов. Можно предположить, что еще некоторое небольшое число участников баталии (несколько десятков?) по разным причинам оказались не учтенными в документах. Созданное российской стороной столь значительное преимущество в людях сыграло решающую роль на заключительном этапе баталии, когда неприятельские суда брались на абордаж.

Левый и правый фланги боевого построения Петр I усилил артиллерией и личным составом за счет введения в их состав полугалер. На шести галерах левого крыла русского боевого порядка находилось 1273 сухопутных чина. Общую команду над ними имел бригадир М.Я. Волков. Имелось еще несколько десятков морских чинов.

Исходя из штатной численности экипажей скампавей того времени в 150, а полугалер в 250 сухопутных и морских чинов, следует полагать, что на левом фланге из шести судов четыре или пять являлись полугалерами, одна или две — скампавеями. На шести галерах правого крыла под командой генерал-майора И.И. Бутурлина находился 1461 чел. лишь сухопутных чинов.

Учитывая присутствие на этих галерах еще некоторого количества моряков, следует весьма уверенно предполагать, что правый фланг россиян образовывали шесть полугалер, штатная численность экипажей которых равнялась именно 1500 чел. На 11 скампавеях среднего отряда, вытянутых в линию между двумя выдвинутыми вперед фланговыми отрядами, находился неполный комплект личного состава. Такое сознательное «ослабление» команд этого отряда объясняется той ролью, которую отводил ему в предстоявшем сражении Петр I — артиллерийский обстрел прижатого к горе Рилакс отряда Н. Эреншельда и в дальнейшем абордаж силами всех 11 скампавей одного прама «Элефант».

Документы опровергают мнимый факт трех атак со стороны россиян, две из которых якобы были отбиты шведами, перекочевавший из шведской историографии в русскую. К победному завершению баталии привела единственная атака русских галер.

Сражение в Рилакс-фиорде продолжалось не менее двух часов. В его ходе, как удалось установить, в тыл отряду Н. Эреншельда в обход острова, к которому примыкал фланг шведской позиции, по приказу Петра I были посланы четыре скампавеи под командой подполковника Д.Л. Порецкого. Одна из них вышла шведам в тыл и вступила в бой; остальные три не успели этого сделать.

Таким образом, блестящая победа россиян была во многом предопределена флотоводческим гением Петра I: устройство переволоки, искусные прорывы галер 26 и 27 июля 1714 г. и глубоко продуманный тактический рисунок сражения в Рилакс-фиорде, являлись в первую очередь итогом именно его руководства боевыми действиями галерного флота. Петр I использовал в сложившейся обстановке преимущества галер (ход на гребле в безветрие, малая осадка для маневров на мелководье, быстроходность, большая численность абордажных партий — солдат-гребцов) и не дал шведам возможности воспользоваться сильными сторонами их корабельного флота во время прорыва русских галер мимо мыса Гангут (мощная артиллерия, высокие борта).

Тактическое искусство царя в сражении в Рилакс-фиорде проявилось во многом. Это усиление обоих флангов (артиллерия и абордажные партии) за счет использования полугалер, создание более чем полуторного превосходства в артиллерии, четырехкратного перевеса в личном составе, длительность стадии артиллерийского боя, подготовившего в немалой степени успех абордажа шведских судов, решительный характер атаки и обходной маневр четырех скампавей в тыл шхерному отряду Н. Эреншельда. Именно флотоводческое искусство Петра I позволило победить в упорном сражении хорошо подготовившегося к бою неприятеля малой кровью.

Недавно А.А. Никитиным выдвинута версия, что сражение 27 июля 1714 г. произошло в схожем по конфигурации берегов проливе между островами Кадермо и Бюен на обычном корабельном фарватере от мыса Гангут к месту строившейся переволоки. Как представляется, этому новаторскому предположению в корне противоречат однозначные утверждения Петра I, что баталия состоялась «у Ангута, близ урочища Рилакс-фиель». Урочище Гора Рилакс (по-шведски: Рилакс-фиель) ощущается особо примечательным местом (именно урочищем) только в непосредственной близости от этой поросшей лесом гранитной скалы, а именно: водное пространство в несколько сотен метров к востоку. Окрестные берега, острова с высоким лесом скрывают гору Рилакс из виду на более удаленных расстояниях и с других направлений обзора. С водной поверхности пролива, где по предположению А.А. Никитина состоялось сражение, гора Рилакс вообще не видна. Кроме того, еще в 1869 г. было выявлено устное предание, что по-иному скала Рилакс именовалась местным населением в память бывшего здесь давным-давно между русскими и шведами сражения Гора (или Скала) мертвых с бухтами рядом с показательными названиями: Залив убитых и Залив мертвых.

Исследования гангутского сражения продолжаются и есть надежда, что вскоре совсем прояснится ситуация на мысе Гангут в 1714 году.

Источник

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее