Служи — не хочу

Начальник Генштаба рассказал, как минобороны намерено сделать армейскую жизнь привлекательной

Подсократив армейские ряды, военное руководство задумалось над улучшением жизни служивых.

В минобороны зреют решения, которые должны в корне поменять представления людей об армии. Все карты военачальники раскрывать не торопятся, но некоторые важные детали жизни будущих солдат и офицеров начальник Генштаба Николай Макаров раскрыл в беседе с корреспондентом «РГ».

Российская газета: Николай Егорович, не так давно министр обороны издал директиву, в некотором смысле приближающую службу курсантов к жизни студентов.

Николай Макаров: Вы имеете в виду изменение распорядка дня в военных училищах и институтах? Да, мы сделали его более демократичным. Теперь утром курсанты ходят на лекции и занятия, а после обеда — свободны. Их же сверстники ведут нормальный образ жизни. Зачем нам курсантов в казарме запирать? Мы понимаем: если человек сознательно избрал военную профессию, значит, он будет учиться. Если не уверен в выборе, — просто отсеется.

РГ: А для солдат что-то подобное предусмотрите?

Макаров: Думаю, и им нужны стимулы для добросовестной службы.

РГ: Численное увеличение призыва как-то скажется на сроке солдатской службы? Не думаете его пересматривать?

Макаров: Сразу отмету разговоры о каком-то увеличении этого срока. Есть год, и его никто менять не собирается. Другое дело, что после перехода на 12 месяцев службы призыв вырос ровно в два раза. А с 2012 года проблем с комплектованием Вооруженных Сил добавит сложная демографическая ситуация в стране.

Поэтому мы пересматриваем ряд позиций. Например, думаем об ужесточении ответственности за уклонение от военной службы. Если взять весь призывной контингент страны, то есть мужчин от 18 до 27 лет, то таких беглецов набирается свыше 200 тысяч. Сейчас никаких мер к ним практически не применяют. По всей России осуждают, причем условно, всего несколько человек.

Мы внимательно изучаем зарубежный опыт. Наши группы отработали в Германии, Израиле, Франции, Италии, Финляндии. Анализируем их призывную практику, смотрим, что может быть полезным для России. Взять, к примеру, Бундесвер. В немецкой армии призывников всего 15 процентов, и они служат девять месяцев. После этого солдатам предлагают такой социальный пакет, что практически все согласны остаться в армии еще на 23 месяца. Эта программа в ФРГ успешно работает.

РГ: У немцев солдаты даже в караул не ходят — гарнизоны военизированная охрана сторожит. У нас такое реально?

Макаров: Реально. Этот вопрос серьезно прорабатывается. Уже в ближайшее время мы хотим создать в рамках открытого акционерного общества «Оборонсервис» охранные предприятия, которые начнут постепенно забирать у военнослужащих все «сторожевые» функции — от караула в воинской части до охраны Генерального штаба.

Как построена такая работа в других странах, мы изучили. Например, в армии США гражданские структуры охраняют все практически. В Израиле — только те объекты, которые не имеют принципиально важного военного значения. Их порядка 40 процентов. Остальные — под охраной самих военнослужащих. Введение такой системы в наших воинских частях позволит значительно снизить отрыв личного состава от боевой подготовки.

РГ: Из-за недостатка солдатских кадров не придется посылать призывников в «горячие» точки или в конфликтные зоны ? Скажем, на наши военные базы в Абхазии и Южной Осетии?

Макаров: Нет, там будут служить только контрактники. Даже бригады, что стоят в непосредственной близости от границы, в большей степени комплектуем профессиональными солдатами.

РГ: Тут пошли разговоры, что в нашей армии теперь не хватает не только рядовых, но и генералов. Сколько их сейчас в Вооруженных Силах?

Макаров: Около 700. А было почти в два раза больше — свыше 1200. В одной газете было написано, что генеральских должностей, дескать, осталось всего три сотни. Утверждают также, что должности командиров бригад у нас полковничьи. А они — генеральские! Практически во всех общевойсковых бригадах, других частях, где личного состава более 3 тысяч человек, у командиров генеральские должности. Но мы действительно немало их сократили в центральном аппарате минобороны, главкоматах, главных и центральных управлениях. В том числе в Генштабе. Высшие офицерские «клетки» переданы вниз. Теперь, чтобы получить генерала, надо в войсках служить.

РГ: Наверное, лейтенанту до генерала надо не просто дослужиться, но и доучиться?

Макаров: Сейчас выстроена система, когда офицер после училища без дополнительной подготовки может занять максимум должность командира роты. Выше назначаются только через специальные курсы. Кандидату на выдвижение нужно их закончить, сдать соответствующие экзамены. И уж затем на альтернативной основе выбирают лучших. Их и назначают на вышестоящую должность.

РГ: Как долго и где офицерам надо учиться на таких курсах?

Макаров: Подготовку можно пройти в военных учебно-научных центрах, училищах или на базе академий. Минимальный срок — три недели, это чтобы претендовать, скажем, на должность начальника штаба батальона. Более серьезные посты требуют более длительного обучения до нескольких месяцев.

РГ: Обязательный срок нахождения офицеров в должности вводить не собираетесь?

Макаров: Таких жестких привязок мы не предусматриваем. Все ведь от человека зависит. Кто-то за год хорошо своими обязанностями овладевает, а другой и за пять лет не освоит.

Проверка слуха

1. Правда ли, что новая форма одежды, недавно утвержденная президентом, достанется только участникам парада 9 Мая и выпускникам военных вузов?

Макаров: Пока так. Проблема в том, что переход на новую форму — очень дорогостоящая процедура.

Но, думаю, что в ближайшие годы этот вопрос мы закроем. Сначала оденем в новую форму участников парада и всех выпускников училищ и академий. А затем поэтапно начнем обеспечивать ею остальных военнослужащих.

2. Ходят разговоры, что французы готовы продать России вертолетоносец «Мистраль» только в виде «коробки» — без электронной начинки и вооружения?

Макаров: У руководства страны и минобороны по этому поводу есть абсолютно четкая позиция. Если будет принято окончательное решение по «Мистралю», то мы приобретем этот корабль только в полностью снаряженном виде — со всеми средствами управления, навигации и вооружением.

Единственное исключение — вертолеты. Они будут наши. Все остальное в полном виде должно быть сделано по их стандартам.

3. Поговаривают, что минобороны планирует проводить военные сборы часто, но призывать людей из запаса на короткое время?

Макаров: А вот это действительно ничем не обоснованные слухи. Сейчас мы полностью закрываем мобилизационные потребности армии за счет граждан, проходящих срочную службу. Солдат год отслужил, уволился в запас и в течение пяти лет считается подготовленным специалистом. Поэтому на сборы по подготовке резерва в целом по стране привлекается не более 10-15 тысяч человек. Они, главным образом, будут осваивать новую и очень сложную технику.

Российская газета — Неделя, 25.03.10

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее