Российская армия – это необъятное поле для пастырской работы

считает главный православный капеллан Войска Польского

В середине марта состоялся официальный визит в Россию верховного ординария войска Польского архиепископа Гайновского Мирона. Владыка Мирон не в первый раз посещает нашу страну. В течение последних лет он активно участвовал в решении ряда вопросов, связанных с возрождением в российских Вооруженных силах института военного духовенства: помогал советами, делился опытом, охотно предоставлял методические и нормативные разработки. Несмотря на напряженный график, архиепископ согласился приехать в нашу редакцию и ответить на актуальные вопросы, связанные со становлением в России капелланской службы.

— Владыка, Ваш нынешний приезд, пришелся на начальную стадию восстановления в российских Вооруженных силах института военного духовенства. Как вы оцениваете начавшееся движение по легитимизации в России армейского священства?

— Мы с надеждой и радостью смотрим на то, как происходит возрождение института военного духовенства в российских Вооруженных силах. Я очень хорошо представляю, какая титаническая работа была проделана в период, предшествующий прошлогоднему решению Президента Российской Федерации об учреждении в России полковых священников. В предыдущие годы наша делегация не раз бывала в России. Мы участвовали в обсуждении многих проблем, переводили и пытались адаптировать к российским реалиям наш статут военного ординариата, словом, помогали чем могли. Поэтому, смею надеяться, что, образно говоря, в океане пота и крови, пролитых на подготовительном этапе, есть и капля нашего участия.
Наш поэт Тютчев писал, что Россию «аршином общим не измерить». Если сравнивать обстоятельства учреждения военного священства в России и Польше, обладает ли наша страна, на ваш взгляд, своей спецификой в этом процессе?

Безусловно. Советский период с его атеистической идеологией оставил в России куда больший след, чем в Польше. Если в России безбожие было официальной идеологией, которую многие разделяли, то в Польше даже на самых верхах атеизм был редким исключением. Во всяком случае, даже в советское время для того, чтобы найти в армии некрещеного офицера, нужно было затратить немало усилий. В нашей стране структура капелланской службы существовала вплоть до второй мировой войны и была восстановлена в 1991 году одним из первых решений нового парламента, свободного от советских идеологем. Таким образом, институт капелланства отсутствовал у нас только в течение пятидесяти лет. Да и то, несмотря на исключение капелланов из правового поля, католические священники продолжали негласно работать в армии. Поэтому возрождение капелланства в 1991 году произошло стремительно, структура была выстроена в самые кратчайшие сроки, а в 1994 году в Войске Польском помимо католических появились и наши православные капелланы, которые сразу же включились в работу.

В России все обстояло гораздо сложнее. Традиция военного священства была прервана у вас в 1917 году, а первые шаги по восстановлению военного духовенства начались только пятнадцать лет назад. Священники работали в армии добровольно, на энтузиазме, преодолевая немыслимые препятствия. Каждый следующий рубеж брался с огромным трудом. Разумеется, их труд не пропал зря. За это время они приобрели необходимый опыт, который станет хорошим подспорьем сейчас, когда они займут штатные должности в структуре Министерства обороны. Если бы этого подготовительного периода не было, перед вами сегодня встала бы сложнейшая задача — построить с нуля капелланскую службу без необходимой базы, без кадров, без знания специфики военной службы. А так — все необходимое для движения вперед уже есть.

Конечно, впереди много трудностей и проблем: дальнейший подбор кадрового состава, методика работы, разработка требований, должностных инструкций и многое другое. Понятно, что развитие и становление капелланского служения в российской армии потребует много сил, но оно необходимо в такой стране как России с ее необъятными территориями и огромной армией.

— Вы упомянули о кадрах. Как обстоит дело с кадровым составом в Войске Польском? Какими знаниями должен обладать польский капеллан? Каково его положение в армейской структуре?

— Все наши капелланы имеют теологическое образование. Но поскольку работа в армии требует от священника еще и специальных знаний, кандидаты в капелланы после окончания богословских школ проходят обучение на офицерских курсах. Курсы длятся три месяца. За это время будущие капелланы проникаются армейским духом и овладевают необходимыми навыками для последующего служения.

Капеллан Войска Польского имеет воинское звание, носит военную форму, может продвигаться по служебной лестнице и пользуется всеми гарантиями, которые распространяются на военнослужащих. Материальное и социальное обеспечение военного священника напрямую зависят от его военного звания. Капеллан в майорском или полковничьем чине ничем не отличается по уровню довольствия от майора, полковника и т.д.

— С недавних пор Польша перешла полностью на контрактную армию. Изменилась ли в связи с этим специфика капелланского служения?

— Действительно, раньше у нас служили молодые люди по набору. Сначала срок службы составлял два года, потом год, затем девять месяцев. А сегодня армия полностью комплектуется на контрактной основе. Скажу честно, работать с контрактниками сложнее. Если солдат-срочник находится в части в течение всего дня, то контрактник уходит из гарнизона сразу после окончания рабочего дня. Остаются только дежурные, которые заняты выполнением своих обязанностей и не имеют свободного времени для общения. Тем не менее, работа с контрактниками ведется не менее активно. Центром притяжения в данном случае выступает воинский храм, вокруг которого развивается духовная жизнь. Военнослужащие приходят туда на богослужение, крестят там своих детей, общаются со священниками.

— Владыка, в завершение нашей беседы, что бы вы могли пожелать нашим военным священникам, которые сегодня делают первые шаги в официальном статусе?

— Россия пробуждается от духовной спячки. И очень важно, чтобы солдаты и офицеры, которые во все времена считались элитой общества, получили возможность прикоснуться к духовности. Российская армия – это необъятная нива для душепастырской работы. У вас есть кого учить, кого готовить к принятию крещения, кого крестить. Наконец, в любой армии существует проблема неуставных отношений, в решении которой также может помочь священник. На то, чтобы институт военного духовенства начал функционировать в России в полную силу, потребуются годы. Но они пролетят быстро. Бог вам в помощь.

Беседовал Евгений МУРЗИН

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее