Роль и место военного и морского духовенства России. Необходимость и содержание его специальной подготовки

Из выступления генерал-майора А.В. Черкасова на сборах штатного военного духовенства 24 января 2012 года

Двадцать лет назад представителями Вооруженных сил России был впервые поставлен вопрос о необходимости восстановления института военных и морских священников. Поддержав принципиально эту идею, Святейший Патриарх Алексий II указал, что главное найти и подготовить священников для её реализации. Важнейшую роль в осмыслении путей возрождения института военных священников сыграла Всероссийская конференция: «Православие и Армия», работавшая 25-27 октября 1994 г. в конференц-зале гостиницы «Даниловская» под руководством тогда ещё митрополита Смоленского и Калининградского, а ныне Святейшего Патриарха Кирилла, который неоднократно подчёркивал и отмечал, что присутствие священников самым благотворным образом сказывается на состоянии нравственности военнослужащих.

Сегодня, Слава Богу, Президентом, Верховным Главнокомандующим Вооружёнными силами принято долгожданное решение и получено Благословление Святейшего Патриарха. В Министерстве обороны создано управление по работе с верующими военнослужащими Вооруженных сил России. Идет планомерная и тщательная работа по отбору наиболее достойных священнослужителей для назначения на должности помощников командиров с верующими военнослужащими.

Мне представляется, что сегодня мы переживаем временный этап в работе по восстановлению института военного и морского духовенства, когда священники назначаются на должности помощников командиров (начальников) по работе с верующими военнослужащими. Это вынужденный, временный и переходный этап. Необходимо стремиться к созданию в армии и на флоте самостоятельной службы (департамента, управления или др.) военного и морского духовенства со строгой централизацией, подчиненностью сверху и донизу. Подобные наработки и предложения есть.

В своем докладе протоиерей Дмитрий Смирнов очень правильно указал, что для всех нас организация работы военного духовенства на современном этапе дело достаточно сложное и новое. Тем более надо внимательно изучать и историю военного и морского духовенства России. Здесь нам всем может оказать неоценимую помощь, подготовленный Военным университетом Министерства обороны двенадцатый выпуск Российского Военного Сборника «Христолюбивое воинство», составители А.Е. Савинкин, И.В. Домнин, Ю.Т. Белов, а так же «Дневник полкового священника служащего на Дальнем Востоке» протоиерея Митрофана Сребрянского . И хотел бы ещё в одном повториться вслед за отцом Дмитрием, надо обязательно вести дневниковые записи. Это поможет в определенный момент подняться над текучкой, над повседневной суетой. Как говорить Еклессиаст, все что было – будет, все что будет – было, и нет ничего из того, что будет, что бы уже не было… И наше новое дело, несмотря на всю его новизну, уже было в нашей истории. Не надо повторять прежние ошибки. О них очень подробно говориться в вышеуказанных работах.

Путь за 20 лет пройден большой, и результаты впечатляют, особенно если знать, как трудно было начинать под крики, а часто и злобный вой псевдолибералов, псевдодемократов и т.н. правозащитников. Больше всего они боятся единения армии и Русской Православной Церкви, прихода православных священников в воинские части, вузы и на корабли. Враги прекрасно понимают, что Православие – это несокрушимый Дух армии и флота России. Поэтому и пытаются мешать нам.

Патриарх Кирилл особо подчёркивает, что в армии могут работать представители всех традиционных религий России, однако должен быть исключён прозелитизм: «Важно подчеркнуть, что в армии не должно быть соревновательной миссии. …Не может православный прийти к мусульманам и проповедовать Православие. …Задача в том, чтобы священнослужители каждой конфессии или религии могли работать со своими чадами в армейской среде. Конечно на основе добровольности». При этом Святейший Патриарх особо отмечает европейский опыт, в частности Франции и ряда других стран Западной Европы, где всей пасторской работой руководит Церковь большинства: «Там везде есть капелланы… Кстати, поскольку во французской армии появляется всё больше русских, мы поставили вопрос об их пасторском окормлении. Нам ответили: да, пожалуйста. Но всю капелланскую работу там курирует Католическая Церковь, потому что это Церковь большинства. И она взаимодействует с различными конфессиями, обеспечивая их пасторскую работу в войсках».

Так же необходимо действовать и нам, православным, во взаимодействии с нашими братьями, представителями традиционного российского ислама. Нельзя упускать инициативу, снижать напряжение в работе и темпы движения вперёд.

К сожалению, в Вооруженных силах ещё сохранятся недопонимание роли священника в армии и на флоте. Почему?

Первая причина, о которой мне уже приходилось говорить и писать, это вопиющее незнание офицерским составом истории и роли Русской Православной Церкви в строительстве армии и флота, это незнание и непонимание офицерами духовных истоков побед русского оружия. Стыдно и недопустимо, что современные офицеры и генералы не знают и нигде, как и в советское время, не изучают опыт духовно-нравственного воспитания воинов армии и флота нашими прославленными полководцами. Многие из них даже о «Науке побеждать» А.В.Суворова знают лишь понаслышке, не говоря уже о святом праведном воине адмирале Ф.Ф.Ушакове, генерале М.Д.Скобелеве и др.

Вторая причина, это отсутствие должной подготовки священников к работе в Вооруженных Силах.

Священнослужитель, прежде чем идти к военным людям должен знать особенности их мышления, их психологию и ментальность, особенности восприятия военнослужащими всего окружающего и себя в окружающей обстановке. Священник должен учитывать особенности, традиции армии и флота, но и не подстраиваться под нас.

Хотел бы привлечь наше общее внимание, но особенно священнослужителей, к проблеме, которая меня как военного профессионала очень беспокоит. Речь идет, об упорно навязываемой нашему обществу идеи, что священники придут в армию для борьбы с т.н. «неуставными взаимоотношениями» и «дедовщиной», для укрепления воинской дисциплины.

Это очень опасная идея. Проанализировав проблему, мы неизбежно прийдём к выводу, что это не что иное, как замаскированная попытка нанести ущерб Православной Вере и Русской Православной Церкви, лишить смысла её служение в армии, дискредитировать Церковь, священнослужителей, саму идею военного духовенства. К сожалению, из-за духовной необразованности и исторической безграмотности подобные мысли находят поддержку в военной среде. К еще большему сожалению и некоторые священнослужители проявляют готовность укреплять воинскую дисциплину, бороться с «дедовщиной» и «неуставными взаимоотношениями». Очень, очень большая ошибка, с далеко идущими негативными последствиями.
Возложить эти задачи на священников, значит дать повод для постоянных упреков и обвинений их в безсилии и неумении работать. Это недопустимо. Не одно десятилетие я профессионально занимался проблемами воинской дисциплины, правопорядка и неуставных взаимоотношений. Смею утверждать, что «дедовщина» всегда была и будет, это явление объективное и оно генетически присуще всем армиям мира. И «неуставные взаимоотношения» всегда были, есть и будут, люди не могут общаться только по уставу. И воинскую дисциплину они всегда будут нарушать.

Проблема превращения «традиционной дедовщины» и «нормальных неуставных взаимоотношений» в глумления, издевательства и преступления сложная, самовоспроизводящаяся психологическая проблема и никакой батюшка в полном объеме ее решить не сможет. Священнослужители, несомненно, и положительно будут влиять на положение дел в войсках, в том числе и на воинскую дисциплину своим личном примером, и в том случае, если они будут заниматься исключительно своим делом: духовным окормлением и воспитанием военнослужащих, проповедью Слова Божьего, индивидуальной душеспасительной работой с военнослужащими, их духовно-религиозным образованием.

Вот исторические примеры влияния священнослужителей на поведение военнослужащих российской армии.

Взятие Измаила. Подвиг священника Трофима Куцинского.

На после взятия Измаила, Александр Васильевич Суворов в своем рапорте на имя Потемкина особо отметил поведение полкового священника Трофима Куцинского. В представлении Главнокомандующего на высочайшее имя говорилось: «Полоцкого пехотного полка, священник Трофим Куцинский во время штурма Измаильского, ободряя солдат к храброму с неприятелем бою, предшествовал им в самом жестоком сражении. Крест Господень, который он, яко знамение победы для воинов, носил в руках, пробит был двумя пулями. Уважая таковую его неустрашимость и усердие осмеливаюсь просить пожаловании ему креста на шею».

Швейцарские походы. Священник Лаврентий Сущинский.

…Когда отца Лаврентия Сущинского спрашивали, какое из событий наиболее врезалось в память, он, имевший за плечами не одну военную кампанию, отвечал: «1799 год, Швейцарский поход Суворова, Сен-Готард…». Стоит вчитаться в хронику 104-го егерского устюжского полка под водительством шефа полка князя генерал-майора Багратиона: «В 5 часов утра 16 сентября полк выступил с бивака при дер. Бюрглен и, следуя в голове авангарда, стал взбираться по узкой тропинке на крутые скаты высокого снегового хребта подъем на который был таков, что доводил егерей, не изнеженных и крепких нервами, чуть ли не до обморока…

Многих из своих егерей не досчитался князь Багратион за этот переход…». О мужестве отца Лаврентия Сущинского в представлении к награде было сказано кратко: «…Во всех движениях войск находился, не отставая ни на шаг, и даже впереди…».

В этом году мы отмечаем 200-летие войны 1812 года и не имеем права не сказать о роли священнослужителей в мобилизации народа и воинов России на отпор захватчикам.

История государства Российского не интересовала и не волновала Наполеона и, нападая на Россию, он полагал, что открывает последнюю ее главу. Не знал и не проявил Наполеон никакого интереса и к историческим личностям, о которых упоминал в своем воззвании к народу Император Александр I: «Да встретит враг в каждом военном Пожарского, в каждом гражданине — Минина, в каждом духовном Палицына». Но уже после первых жарких сражений на российской земле он вынужден был поинтересоваться, о ком шла речь в обращении. Русские воины сражались так, будто каждый бой был для них последний, а в первых рядах сражающиеся не раз видели людей в рясах, с распятием над головой.

В начале войны, 15 июля в бою под Островно прославился отец Василий Васильковский.

Перед боем он окропил боевые знамена и воинов, стоящих в батальонных колоннах и с началом атаки двинулся вместе с ними на врага. Дважды его наперсный крест становился на пути пуль. А когда он причащал умирающего воина рядом разорвалась граната и отец Василий получил ранение в голову, но не оставил поля боя. И только после очередной сильной контузии в грудь отец Василий направился в тыл.

Через несколько месяцев, в рапорте командира 6-го корпуса генерала Д.С.Дохтурова о сражении под Малоярославцем вновь говорится об отце Василии Васильковском: «…Находясь в этом сражении впереди полка с крестом в руках, своим наставлением и примером мужества поощрял солдат поражать врагов и умирать бесстрашно за веру и государя, причем сам он был ранен в голову».

Отец Василий Васильковский первым среди полковых священников русской армии был удостоен ордена святого Георгия IV степени.

Всего в Отечественную войну 1812 г. погибло от ран и болезней до 50 полковых священников .

Крымская война, оборона Севастополя. Отец Иоанникий Савинов

В 1854 году обладателем ордена Георгия IV степени стал Иоанникий Савинов. Очевидец вылазки моряков ночью на 11 марта 1855 года на Камчатский люнет записал в дневнике: «В ту минуту, когда во время штыковой схватки положение наше стало затруднительно, когда новые колонны заставили нас податься назад – раздалось пение тропаря: «Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое». Отступившие моряки повернули, и грянуло «ура!»». В атаку их повел отец Иоанникий Савинов.

Как видите, здесь и речи нет об укреплении воинской дисциплины!

Из практики военной и мирной жизни сложились обязанности военных священников. Так, Главный священник армии и флота должен был «наблюдать, чтоб истины православной церкви служителями ея и православными воинами исповедуемы были в чистоте; избирать священников в армию достойных по воспитанию и жизни, предоставлять священникам, прослужившим в армии несколько лет, покойные места в крепостных соборах и госпиталях; входить с представлениями в Синод, о назначении увольняемым от службы священникам пенсий и пособий, а также вдовам и детям их; делать… распоряжения о назначении и доставлении детей армейского духовенства в епархиальные училища; принимать под свою защиту и покровительство сирот армейского духовенства…».

Приведенные ниже положения взяты из брошюры, которая свободно продавалась в книжных магазинах и была доступна любому гражданину. Человек военный или обыватель мог судить о практической деятельности военного духовенства, имея перед собой его обязанности.

«Определенные в полки священники, — гласил один из параграфов, — соображаясь с важностью и достоинством своего звания, обязаны стараться поведение свое при всяком случае и времени сохранять в чистоте и благонравии оказывать старшим уважение, послушание и подчиненность и во всем быть примером военнослужащим.

На обязанностях полковых священников состоит:

— обходиться с нижними воинскими чинами в духе кротости, степенно и приветливо, отнюдь не подражая тому властительному то ну, который, вследствие строгой воинской подчиненности, обязаны в обхождении с ними наблюдать офицеры (на это положение хотелось бы обратить особое внимание тех священников, которые были в свое время офицерам и имеют сложившийся стереотип поведения с младшими по воинскому званию);
— внушать им, чтобы они имели христианскую веру и любовь к Богу и ближним, уважение к верховной монархической власти, раскрывать важность присяги, гибельные последствия клятвопреступников в земной их жизни и неизбежный суд по смерти;
— никуда от места службы без дозволения не отлучаться, а в особенности во время военных действий и перед самым сражением, где они обязаны быть при своих полках для исправления надлежащего молебствия, ободрения гласом веры и благословения своих духовных детей, быть готовыми победить или положить за веру и Отечество свои души» .
Хотелось бы обратить Ваше внимание на содержащееся в обязанностях полковых священников требование «обходиться с нижними воинскими чинами – независимо от их вероисповедания – в духе кротости, степенно и приветливо». Протоиерей

Дмитрий Смирнов сказал, что делать это надо, подчеркнуто «любовно», но, конечно, без прозелитизма.

С некоторой печалью должен сказать, что иногда приходиться встречаться, когда священники, особенно молодые, обращаются с военнослужащими, не то чтобы не приветливо и грубо, но искусственно упрощенно, с элементами грубоватости и некоторого панибратства (дескать, я и сам солдатом, офицером был, и знаю, что почём). Мне, например, и многим моим знакомым, такое обращение претит, а некоторых оно отталкивает. Армейская и флотская жизнь требует участия священников не только в крещении младенцев, в венчании, отпевании усопших и отправлении других христианских треб и богослужений, но и во многих других повседневных делах военнослужащих. Любая фальшь, небрежность, неискренность, туманность фраз, неряшливость поведения и одеяния священнослужителя становились серьезным препятствием на пути к взаимному доверию.
Вера, Церковь, священники призваны облагораживать военное дело и военных людей. Все мы осознанно или неосознанно, интуитивно ждем от общения со священнослужителем прикосновения с Божьей Благодатью, жаждем духовного возрастания и морального совершенствования и бываем жестоко разочарованы, обманувшись в своих ожиданиях.

Открывая предыдущие, XIX Рождественские чтения Святейший Патриарх Кирилл подчеркнул, что мы работаем для вечности. Каждый православный человек заботится и должен заботиться о своей безсмертной, вечной душе, об её очищении и спасении. Применительно к военным священникам, слова Патриарха означают, что они предназначены, избраны Божием Промыслом, чтобы трудиться для спасения душ наших солдат, сержантов, офицеров и генералов, возвеличивания коллективной души и Духа Вооруженных сил России.

В выступлении на I Всемирном Русском Народном Соборе в мае 1993 года Патриарх Московский и. Всея Руси Алексий II сказал: «Боеспособная армия охраняет рубежи государства и служит ему опорой, и потому-то воинское служение – долг чести и доблести. Долг же церкви – напутствовать и помогать воинам в их ратном служении. Приводя в пример образы великих патриотов, полководцев, защитников, мы и сегодня призываем воинов к мужественности и честности, к подвигу во имя мира».
Руководствуясь подобным подходом, Русская Православная Церковь неустанно укрепляет духовные основы воинской службы, духовно наставляет и укрепляет воинов – защитников родной земли.

Во все времена, начиная с Киевской Руси, затем Святой Руси, Московского царства, Российской империи и поныне, особенно в периоды внутренних нестроений, междоусобиц и смут Русская Православная Церковь была верным, неизменным и надежным хранителем российской государственности, духовно-нравственного самосознания народа и воинов Вооруженных сил России.
Мы постоянно убеждаемся, и доклад, сделанный Святейшим Патриархом Кириллом на открытии юбилейных, XX Международных Рождественских чтений, тому доказательство, что сегодня, как и века назад, Русская Православная Церковь видит важнейшую свою задачу в том, чтобы способствовать формированию и нравственному развитию российского общества.
Православная вера обращена, и в этом её нравственная сила, не к обществу или государству, а к человеку, к его Душе и совести, разуму и чувствам. Она поправлена на внутреннее обновление человека, учит его, прежде всего Любви и Правде в отношениях с другими людьми и всем окружающим миром, помогает стать свободным от различных социальных отклонений и нравственных отклонений.

Печально, что до сего времени, то ли по инерции, то ли по невежеству, многие в нашем обществе отрицают роль традиционных религий России в строительстве российской государственности, формировании духовности, культуры и нравственности русского народа и других народов России. Не хотят они признавать и ещё одну очевидность, ведущую роль в этом историческом процессе православия и Русской Православной Церкви. «Я думаю, что одна из величайших трагедий для России — принятие православия», — заявил российский тележурналист, претендующий на высокую интеллектуальность, В. Познер в однром из своих интервью. По его мнению «…более темной и закрытой религией является православие. …Я считаю, что Русская православная церковь нанесла колоссальный вред России». Далее, в этом же интервью, В.Познер признался, что не воспринимает Россию как свою страну: «Для меня в гораздо большей степени дом – это Франция и не Америка в общем, а, в частности, Нью-Йорк, где я вырос. Я многое люблю в России, но сказать, что я люблю Россию… Ну, я ее люблю как что-то не свое. Это не мое. Я все равно чувствую себя чуть-чуть чужим» . Заметим, что это, публично высказанное и многократно цитируемое мнение принадлежит представителю так называемой интеллектуальной элиты России, претендующей на духовность и ежедневно поучающей нас с телеэкранов как надо жить.

Руководитель ведущего вуза страны, ректор МГУ В.А.Садовничий словно в противовес этому мнению справедливо указывает: «Нужно понимать, что в России Православие — не просто одна из многочисленных конфессий. Это сила, которая веками формировала наше самосознание, без которого немыслима русская культура «. «Вынь из Востока буддизм, и Вы ничего не поймете на Востоке. Вынь из России православие, и Вы ничего не поймете ни в России, ни в ее истории», — говорит писатель Виктор Ра. Думается, что мнение уважаемых ученого и писателя более авторитетно, мнение «телеакадемика», выросшего в Нью-Йорке, и для которого Россия, «что-то не свое».

В современной России происходят сложнейшие духовные, экономические, политические и общественные процессы. Россия вновь стоит на историческом перепутье, определяя вектор своего дальнейшего духовно-нравственного развития. Как и века, назад, историческая Россия нуждается в сохранении и отстаивании своей духовно-нравственной, и, прежде всего, православной идентичности.

Вопрос вновь стоит так: быть или не быть России, или она обретет себя и своё место в историческом процессе, или её имя станет достоянием истории. Как и века назад, Россия подвергается мощной агрессии с Запада. И, как века назад, эта агрессия направлена, прежде всего, против Духа и сути России, против внутренней духовной силы России, её духовно-нравственной самобытности и внутреннего духовного богатства, которое только и смогло обеспечить возрастание и укрепление российской государственности.

Сегодня модно говорить о поиске общероссийской национально-государственной идеи. Те, кто ее ищут, забывают, что в России давно есть своя национальная идея. У каждого человека она выражается определенным образом. Выдающийся русский философ Владимир Соловьев сказал, что нашей национальной идеей является святость – устремление к духовному внутреннему совершенству. Православное христианство это путь его обретения. Любовь к ближнему, Совесть и Добро, Правда и Справедливость, Совесть, Честь и Честность, равенство пред Богом и людьми, патриотизм и служение Отечеству, свободолюбие, сострадание, милосердие, трудолюбие, помощь обездоленным, эти и другие высокие духовно-нравственные нормы составляют суть духовного совершенства православных христиан.

Священник в армии и на флоте – это, прежде всего, носитель духовного опыта, духовный воспитатель и духовный утешитель, в любой ситуации военный священник призван наполнять сердца и души воинов Благодатью Святаго Духа, укреплять их духовную крепость и стойкость. Сегодня это особенно важно. Война неумолимо меняет свое лицо. Основным содержанием войны все больше становится противоборство в духовной, нематериальной сфере, когда победа в войне будет достигаться за счет духовного превосходства, несгибаемой моральной и психологической стойкости одной из противоборствующих сторон. Имеется в виду не психологическое превосходство, достигнутое в ходе специальных тренировок и на основе специальных методик (такая подготовка тоже нужна), а полное превосходство духовного, морального характера, на основе глубокого осознания правоты и справедливости воинского служения Отечеству, на основе понимания, что твое дело освящено Божьим Промыслом.

Основания для подобных выводов дает анализ хода и исхода всех войн и вооруженных конфликтов, имевших место после второй мировой войны, в которых многие цели достигались не вооруженной борьбой, а иными эффективными средствами, например проведением специальных психологических операций, активным информационно-психологическим воздействием, ложью и дезинформацией общественного мнения отдельных государств и мирового общественного мнения.

Сегодня манипулировать людьми легко. Современные технические средства и технологии предоставляют глобальные возможности для управления сознанием и подсознанием человека. Глобальные СМИ и рекламу, Интернет – превратили в оружие. В феврале 2011 г. госсекретарь США Х.Клинтон обнародовала программу использования информационных сетей как инструмента внешней политики США. На поддержку блогеров и сетевых активистов в странах с «авторитарными режимами» госдепартамент выделил 25 миллионов долларов. Фактически это совпало с началом событий «арабской весны».

16 мая 2011 г. Вашингтон заявил о принятии стратегии кибербезопасности на презентации которой было провозглашено право США, использовать все средства, в том числе и военные для защиты страны, ее союзников и партнеров. Анализируя доступные материалы, можно понять, что сверхзадача этой стратегии – навязать миру правила поведения в киберпространстве и создать условия для Интернет-манипуляций, сетевых мобилизаций, «twitter-революций» и смещения с их помощью неугодных режимов под лозунгами защиты прав человека и «продвижения демократии», борьбы за «честные выборы» и т.д. Можно продолжать, но и сказанного достаточно, чтобы сделать вывод: Интернет-война – жестокая реальность нашего времени – мы живем в эпоху грубого насильственного перелома, радикальной перестройки мировоззрения, сознания и психики человека и человечества.

В связи с вышесказанным мы обязаны по-новому оценивать возможные последствия духовного кризиса, охватившего сегодня многие сферы и слои нашего общества. 3 ноября 2011 г. Святейший Патриарх Кирилл во время встречи с губернатором Красноярского края Л.В. Кузнецовым, размышляя о путях преодоления кризисных явлений в жизни современного российского общества сказал: «От того, что мы будем делать сегодня, реально зависит будущее страны и народа. Если мы справимся с духовным кризисом современного человека — значит, у нас есть будущее. Если же не справимся, то вместе с разрушением духовного начала разрушаются национальное самосознание, национальная культура, пресекается преемственная передача ценностей, то есть исчезают те измерения, которые определяют понятие «народ», и народ превращается в население».

Для Вооруженных сил угрожающими являются кризисные явления в любой области, но наиболее опасным является духовное, морально-нравственное опустошение военных людей, потеря ими духовных основ, нравственных ориентиров жизни, а сегодня мы стоим перед реальной перспективой уничтожения духовной основы воинской деятельности, ратного труда, воинского служения Отечеству. Связано это с высказываемой некоторыми политиками опасной и губительной, а потому неприемлемой для России идеей перехода к комплектованию Вооруженных сил исключительно и только на контрактной основе и отказа от службы по призыву. Это недопустимо, т.к. подорвёт и уничтожит с корнем основное качество воинского служения в России — его духовное наполнение, его духовную и национальную самобытность. «Дайте мне русских солдат, и я с ними завоюю весь свет! Русских солдат можно уничтожить, но не победить», — заявлял Наполеон. Характеризуя необыкновенную стойкость русских солдат, Фридрих II выразился так: «Русского солдата мало убить, его ещё нужно толкнуть, чтобы он упал» .

Нельзя допустить, чтобы армия и флот России потеряли свои вековые уникальные духовно-нравственные качества и превратились в организацию вооруженных людей, наёмников, объединяемых далеко не духовными целями. Это может стать необратимой трагедией для России, трагедией, последствия которой не смогут ликвидировать никакие успехи в экономике, ни модернизация, ни продвижение реформ и т.п.

Исторические исследования свидетельствуют, что как только какое-либо государство поручало свою защиту наемникам, оно неминуемо разрушалось и исчезало с исторической арены. Судьбы Римской империи и Византии – тому убедительное подтверждение. Показателен и факт покорения Наполеоном европейских государств, на воинской службе которых использовались наемные армии. Далеко не случайно его блистательные победы закончились в России. Русскую землю и Веру православную защищали не наемники, а ее сыновья в военной форме, а помогал им весь русский народ. Российская империя была отеческим домом для всех народов, ею объединенных, и все они вместе с русским народом защищали общее православное Отечество в Отечественной войне 1812 года.

Патриотизм заключен в самой сути Православия. Русская Православная Церковь трактует патриотизм как духовное свойство и проявление божественной природы в человеке и обществе. «Служа Отечеству, мы этим самым служим Богу…», — проповедовал Святитель Феофан Затворник (Журнал «Пастырь». М., 2005г). И кто бы, что не говорил, сегодня объективно только Православие и Русская Православная Церковь последовательно и во всей полноте противостоят духовному разрушению России и ее армии и флота.

Православная вера и сегодня является самым надежным фундаментом для духовно-нравственного, воинского и патриотического воспитания военнослужащих российских Вооруженных Сил, она сохранила для этого историю, традиции, моральные идеалы и нормы, внутреннюю, нравственную чистоту, правду и силу. Вот потому так важен приход в армию и на флот православных священнослужителей. Отсюда вытекает и главная задача военного и морского духовенства – вернуть высший духовный смысл воинской службы, возродить Православный Дух Армии и Флота России. Именно эта высокая цель и должна определять основное содержание подготовки и работы военных священников.

Это концептуальный ответ на вопрос, каким должен быть военный священник, каковы его роль и место. Очевидно также, что священникам для работы в армии и на флоте необходимы глубокие знания: истории государственного и военного строительства России; истории войн и военного искусства, военной истории России; конституционных и законодательных основ строительства Вооруженных Сил РФ, их организационно-штатной структуры и т.д.

Военный священник должен знать происхождение и понимать значение воинских традиций, символов, знать историю вида ВС, рода войск, соединения, части, где он служит. Важно, чтобы военный священник знал и правильно понимал основные положения общевоинских уставов, обязанности военнослужащих, порядок подчиненности, основы воинских взаимоотношений и правил воинской вежливости.

Вопрос подготовки священников сложный, а процесс развертываний системы их подготовки длительный. Думаю, что в настоящее время наиболее подходит и готов к этой работе Военный университет Министерства обороны, где есть для этого все условия.

Военнослужащим сегодня очень нужны знания и разъяснения по нравственным вопросам войны и военного дела: первое, это сочетание заповеди «Не убий» и необходимости убивать человека в бою. Военнослужащим необходимо дать глубокое духовное обоснование и нравственное оправдание убийства человека на поле боя. Второе, тесно связанное с первым. Воспитывая победоносного воина, нельзя допустить его озверения, превращения в хладнокровного убийцу. Необходимо, по примеру Суворова, воспитывать в нем милосердие к мирному населению и великодушие к побежденному противнику.

Для нравственного оправдания войны в защиту Отечества часто используют Евангельские слова: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин.15,13). Но надо разъяснить военнослужащим, как соотнести их со словами Христа: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих и гонящих вас» (Матф. V, 38). Воин, идущий на смерть должен понимать спасительный смысл Воскресения Христова, его учение о безсмертии Души и заключительных слов Символа Веры: «Чаю воскресения мертвых. И жизни будущего века».

Обобщенно и ярко сказано о роли военных священников в исторической записке подготовленной по случаю столетия введения императором Павлом (4 апреля 1800 г.) института военного священства: «…военные священники всегда были достойными пастырями беззаветно храброго христолюбивого воинства, безропотно переносили тяжести походной жизни, бестрепетно ходили со своими частями на штурмы, безбоязненно напутствовали больных и умирающих под неприятельскими выстрелами, терпели раны, заключение в плену; много было духовных героев, по свойственному им смирению их подвиги не известны в литературе» . Видимо эта оценка и должна стать основным критерием при разработке теоретических основ и практических программ подготовки военного и морского духовенства для современной армии и флот России, и при ответе в целом на вопрос, каким должен быть военный священник.

Во все времена несокрушимый православный Дух был главным оружием русских воинов. Присутствие высокого и крепкого Духа необходимо им и сегодня. Вернуть высший духовный смысл воинской службы можно лишь на основе Православной веры, с помощью Русской Православной Церкви и её самоотверженных сынов военных священников. Только с их помощью можно возродить систему духовного воспитания, разработанную нашими выдающимися военными мыслителями и военачальниками, духовными пастырями прошлого.

Честь имею!

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее