Реформировать — не значит разрушать

Суворовцы, нахимовцы, кадеты… Полагаю, у любого нормального, патриотически настроенного человека эти мальчишки в военной форме могут вызывать только самые светлые и добрые чувства. Ведь это ребята особой судьбы, с ранних лет посвящающие себя идее служения Отечеству. Они обучаются и воспитываются в уникальной системе кадетского образования, которая за долгие годы своей истории очень много пользы принесла России. Суворовские, нахимовские училища и кадетские корпуса — не просто учебные заведения. В них — частица нашей истории, и важный символ. У кого не подкатывал комок к горлу при виде суворовцев и нахимовцев, чеканящих шаг по брусчатке Красной площади на военных парадах? Эта традиция, заложенная в 1945-м на Параде Победы, продолжалась затем новыми и новыми поколениями воспитанников СВУ и НВМУ, свято сохранявшими дух кадетской чести, кадетского братства.

Прощай традиция?

Тем горше и досаднее становится от того, что сегодня кое-кто готов с легкостью распрощаться и с этой традицией, и с самой идеей суворовской (нахимовской) военной школы, в том виде, каком она существовала на протяжении долгих лет. Те реформации, которые проводятся сегодня в системе суворовских училищ и кадетских корпусов Министерства обороны РФ, у многих вызывают недоуменные вопросы. Как человек, которому по поручению Президента РФ доверено возглавлять Федеральный попечительский совет над кадетскими корпусами, суворовскими и нахимовскими училищами, считаю долгом высказать свою позицию.

Все мы понимаем, что военная реформа — дело очень сложное и что глубокие перемены в облике Вооруженных Сил не могут проходить безболезненно. Если, в армии вместо 355 тысяч офицерских должностей остается 150 тысяч, это автоматически отражается на масштабах кадрового заказа для системы военного образования, и в том числе на количестве обучающихся в СВУ, НВМУ и кадетских корпусах. Поэтому, если бы речь шла именно об оптимизации структуры и соответствующих сокращениях, то, я полагаю, все бы это восприняли с пониманием. Но, к огромному сожалению, не в этом главная суть того, что происходит ныне по воле чиновников военного ведомства. Под прикрытием красивых слов о «гуманизации» суворовских училищ и кадетских корпусов дело фактически ведется к выхолащиванию уникального духа национальной суворовской школы.

Вместо офицеров — штафирки

С декабря 2009 года должности военнослужащих в суворовских училищах заменены должностями гражданского персонала. Фигуру офицера-воспитателя, имеющего богатый армейский опыт, способного воспитывать личным примером, пытаются заменить обычными гражданскими педагогами и психологами. Старшин заменяют завхозами. Сокращаются часы на военную подготовку. Серьезно меняется уклад жизни суворовских училищ: вместо образовательного учреждения военного профиля, мы, похоже, получаем то ли интернат, то ли пансионат с шестиразовым питанием. Но самое странное в том, что реформаторы зачем-то отказались от нацеленности ребят на военную карьеру, от обязательности продолжения своего жизненного пути в качестве офицера. Из уст чиновников слышатся фразы о том, что, дескать, в современных условиях у детей должна быть «свобода выбора». Но в жизни все выглядит иначе. В прошлом году просто взяли и отменили преимущественное право суворовцев на поступление в военные вузы. Выяснилось, что вместо многих суворовцев приемные комиссии вовсю зачисляют других абитуриентов из обычных гражданских школ. По сути дела, чиновники просто «кинули» ребят. И никто, похоже, не собирается нести ответственность ни за поломанные судьбы юношей, мечтавших о службе в армии и на флоте, ни за бюджетные средства, зря потраченные на их кадетское образование.

Спрашивается, кого вообще можно подготовить в СВУ, если из них вытравят военное начало, и превратят в нечто вроде «пансионов благородных девиц»? Очередных безликих менеджеров, непонятно для кого и для чего предназначенных? Но ведь таковые и без того плодятся с избытком. С какой стати этим заниматься еще и Министерству обороны? А если юноше, в которого изначально никто не закладывает восприятие военной службы, как жизненного предназначения, а прививают лишь психологию «менеджера», все-таки придется встать в армейский строй? Будут ли им двигать идеи служения, долга, чести, патриотизма? Или все ограничится сугубо материальным интересом? Боюсь, что скорее второе.

Вызывает сожаление, что подобные перемены в системе суворовских училищ и кадетских корпусов должностные лица Минобороны готовят и проводят кулуарно, избегая открытых обсуждений своих планов с общественностью. Явно не складывается у реформаторов диалог с ветеранскими организациями, и прежде всего с кадетскими общественными объединениями, которые категорически не приемлют затеянных преобразований, что, в частности, ярко показали недавние слушания в Общественной палате. Но, если нет нормального взаимодействия с ветеранами, если их, по сути, отсекают от участия в жизни кадетских учреждений и воспитания нового поколения кадет, то это ведь тоже огромный вопрос. Как же без этого закладывать воспитанникам уважение к традициям?

Возникает ощущение, что люди, которые взялись за реформирование суворовских училищ, не вполне понимают, что, собственно, они реформируют. Так руководитель департамента военного образования и науки МО РФ Т.Фральцова, в одном из публичных выступлений заявила, что нынешние новации, оказывается, нужны, чтобы преодолеть «однобокость» образования, которая, по ее мнению, была присуща системе суворовских и нахимовских училищ. Но позвольте! Откуда подобные представления? Хорошо известно, что выпускники СВУ и НВМУ в большинстве своем могли дать фору сверстниками, обучавшимися в обычных школах и по уровню усвоения школьной программы, и по разносторонности развития личности. Помимо школьных предметов и военной подготовки, их учили правилам этикета, танцам, им создавали все условия для развития культурного кругозора, занятий различными видами спорта. Причем учили их высококвалифицированные педагоги и на прекрасной учебной базе. Зачем наводить тень на плетень?

Они востребованы

Хотел бы особо подчеркнуть: если взять не только Вооруженные Силы, а Россию в целом, мы сегодня можем говорить о настоящем феномене востребованности кадетского образования. Помимо 17 кадетских учреждений, подведомственных Минобороны, в стране их уже многие десятки самого разного профиля. В МВД, к примеру, создают суворовские училища одно за другим. И тут что-то не слышно разговоров о выращивании кадров куда-то на сторону, говорят о целенаправленной подготовке профессионалов именно для милицейской службы. В самой модели кадетского образования люди видят эффективный способ подготовки элитных кадров под конкретные профили, для определенных сфер деятельности, государственных и муниципальных учреждений и т.д.

Задачи по модернизации страны, поставленные Президентом России Д.А.Медведевым, резко поднимают цену профессионализма. И понятно, что чем раньше в человеке просыпается призвание, чем раньше умные педагоги и воспитатели начинают развивать соответствующие способности и задатки, тем выше шансы воспитать настоящего профессионала. Это в полной мере относится и к военной сфере. Вот почему мы вправе требовать от Минобороны, чтобы в тех же суворовских училищах и кадетских корпусах, решались именно те вопросы, которые кроме этого ведомства, решать некому. Мы вправе требовать, чтобы бюджетные деньги шли не просто на обучение хороших и образованных людей, и тем более не на взращивание «благородных» барчуков, а на воспитание настоящей военной элиты. Той, которую, как говорили еще в старину, надо еще в детстве «вскармливать с копья», которой со спокойной душой можно доверить самое современное оружие, технику и защиту рубежей нашей Родины.

Должен признать, что в сложившейся ситуации есть большая доля ответственности законодателей. Это не дело, что в Федеральном законе «Об образовании» до сих пор нет норм, определяющих, что такое кадетское образование, каковы его задачи и особенности. Надо четко определяться со структурой, статусом кадетских учебных заведений, с образовательными стандартами. Согласен с теми, кто ставит вопрос о том, что для суворовских училищ должен быть разработан свой особый образовательный стандарт. Логично было бы закрепить за ними статус учреждений начального военного образования, выпускники которых должны в обязательном порядке продолжать службу на офицерских должностях в Вооруженных Силах.

Надо не отказываться от богатейшего опыта и традиций, а наоборот развивать и приумножать их, применяя к сегодняшним задачам и проблемам. Вспомним, в частности, ради чего в тяжелейшем военном 1943 году были открыты суворовские училища. Одной из главных целей было решение проблем военного сиротства и детской беспризорности. Это был способ дать возможность реализовать себя в жизни детям погибших фронтовиков, партизан, сыновьям полков и т.д. Тогда эту задачу решили весьма эффективно. А что сегодня? Серьезнейшие вызовы опять встают перед обществом: детская преступность и беспризорность, наркомания и рост подростковых экстремистских группировок… Надо срочно искать адекватные ответы на все это. Именно Минобороны, используя ту же модель суворовских училищ, могло бы внести весомый вклад в решение острейших социальных проблем. Не витать в эмпиреях, а спасать детские души и жизни! Вот на чем надо бы сосредоточиться реформаторам, вот за что бы им сказали спасибо.

Полагаю, что назрела необходимость рассмотреть проблемы суворовских училищ и кадетских корпусов на парламентских слушаниях. Совет Федерации возьмется за это дело. Пора, наконец, собрать и выслушать всех заинтересованных лиц — и тех, кто ответственен за нынешние реформации, и тех, кто оппонирует им. Пора открыто и честно проанализировать, что происходит. Пока ясно одно: то, что делается с СВУ и кадетскими корпусами, делается большей частью явочным порядком и вызывает мощное отторжение у общественности. И вовсе не потому, что какие-то консерваторы сопротивляются чему-то новому, креативному. Никто не спорит: модернизация нужна и самим суворовским училищам. Тут, как и везде, необходимо внедрять новое, современное оборудование, инновационные технологии, развивать инфраструктуру. Но при этом важно не терять из вида главную цель — подготовку военных профессионалов. Если теряется суть, если разрывается нить преемственности кадетских традиций, это обессмысливает любые эксперименты и новации. Это уже никакая не модернизация, а чистая профанация. Ведь реформировать — не значит разрушать.

Председатель Совета Федерации, лидер партии «Справедливая Россия», Сергей МИРОНОВ

Независимая Уральская газета, 12.03.10

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее