Протоиерей Димитрий Солонин: «Цель любого священника – привести человека к Богу»

О миссии священника в «горячих» точек

Северный Кавказ на протяжении долгого времени остается «горячей» точкой на карте России. Уже много лет там, в постоянной боевой готовности находятся военнослужащие, нуждающиеся, в том числе, в духовной поддержке. Своим опытом служения в качестве военного священника, окормляющего наших воинов на Кавказе, с нами поделился председатель Отдела Оренбургской епархии по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, протоиерей Димитрий СОЛОНИН.

— Расскажите о себе, где родились, что закончили, где служили и чем занимаетесь сейчас.

— Родился в городе Орске Оренбургской области, закончил Оренбургское музучилище (класс фортепиано) и заочно Московскую Духовную Семинарию. В Армии не служил, так как в 14 лет удалили почку. В настоящее время помимо руководства епархиальным Отделом по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, несу послушание настоятеля прихода св. прав. Иоанна Кронштадтского г. Гай и благочинного Гайского округа.

— Как относится к Вашей службе в качестве военного священника семья? Матушка не была против такой миссии?

— В нашей семье четверо детей и они проявляют интерес к отцовской работе. Матушка молится за меня и отпускает в командировки. Она понимает, безо всяких истерик, что это очень нужно для нашей армии и меня лично, и я очень благодарен ей за этот подвиг терпения. Свое служение я считаю призванием и хотелось бы принести на этом поприще пользу.

— С какими трудностями Вы столкнулись в начале служения на Кавказе? В чем специфика служения священника в горячих точках?

— Трудности бывают разные, но все преодолевается, когда молишься и любишь свое дело.

— Какие обязанности возложены на Ваши плечи? Насколько Вы востребованы военнослужащими?

— Я полагаю, что востребован не я, а Христос. А степень востребованности разная, поскольку и люди, и среда их воспитания, образования и убеждений тоже разная. Но без работы никогда не оставался.

— Все ли получалось?

— Оценить эффект работы церковного миссионера нельзя по цифрам и отчетам. Преображение человеческой души происходит не сразу и не всегда явно для окружающих.

— Какие цели Вы ставили перед собой? Каким образом их добивались?

— Цель любого священника – привести к Богу человека, показать Путь и средства спасения, остальное — работа самого верующего. Священник не добивается цели, так как Цель и Путь и Истина и Жизнь – это Бог. Добиваться Бога нельзя, можно к Нему приближаться, соединяться с Ним в Таинствах и молитве. Это сокровенный и непростой путь, который каждый начинает по-разному, а заканчивает одинаково.

— Как приходилось бороться со страхом — чувством, присущим всем людям?

— Молитвой.

— Чем Вы могли бы ободрить и мотивировать священника, готовящегося отправиться в зону боевых действий?

— Если он туда собрался, значит, он уже мотивирован — дальше некуда, остается помолиться за него.

— Какими качествами должен обладать священнослужитель «горячих» точек?

— Точно такими же, как и священнослужитель «холодных» точек: Верой, Надеждой, Любовью. Без этого «набора» везде делать нечего.

— Насколько важны показатели здоровья такого человека, его физическая подготовка?

— Физподготовка военного духовенства очень важна, этого нельзя упускать из вида ни в коем случае. Постоянные перемещения на разных видах наземного, воздушного, морского и прочего транспорта требуют хорошей физической формы и определенных навыков.

— Стоит ли начинать подобную миссию, если за спиной нет опыта служения в армии?

— Мой пример показывает, что стоит.

— Должен ли священник проходить какую-либо психологическую подготовку?

— Психология, в переводе с греческого — это наука о душе. Каждый священник, заботящийся о своей душе и о душах пасомых, в какой-то степени психолог. Подготовкой является жизнь по Заповедям и участие в христианских Таинствах.

— Легко ли донести до солдат истины Православной веры?

— Самое лучшее – личный пример. Никакие слова не помогут, если сам не являешься наглядным примером.

— В ситуации форс-мажор легче или сложнее найти контакт с военнослужащими и добиться их доверия?

— У нас нет цели добиваться доверия, мы не лазутчики какие-нибудь. Мы, священники, и приезжаем к своим прихожанам, находящимся в трудной, зачастую боевой, обстановке. А доверяют или нет, это уже кто как.

— Каковы основные темы бесед? Что, прежде всего, Вы пытаетесь донести до солдата в такой ситуации?

— Задачи воинства земного и небесного схожи – победить Зло и самому не стать этим Злом. На этом пути мы все вместе, независимо от вероисповедания, защищаем свою Родину и полагаем души.

— Насколько слово может воздействовать на ум и сердце в подобных условиях?

— Настолько, насколько пожелает сам обладатель ума и сердца. У нас нет приборов, замеряющих степень воздействия. Если воин стал руководствоваться в своей жизни Евангелием, то это принесет плод и в военной жизни и в гражданской.

— Как нужно вести себя священнослужителю во время военных действий?

— Молиться за все воинство, независимо от вероисповедания. Общая цель порождает и общие средства.

— Какие меры предосторожности необходимо принимать?

— Обычные для всех военных людей: не лезть на рожон, но в тоже время быть готовым исповедать и причастить раненого, где бы он ни был, помогать медперсоналу и прочее.

— Насколько насыщенно должно быть участие военнослужащего в церковной жизни во время военных действий?

— Не надо понимать «жизнь церковную» как нечто ирреальное, взятое из «параллельных миров». Церковная жизнь – это та же самая жизнь, только мотивы верующих и неверующих людей разные. И несение воинского долга верующий ощущает как миссию, а неверующий, зачастую, как работу.

— Что меняет в непростой реальности «горячей» точки пребывание священнослужителя?

— Зримое участие воинства небесного в воинстве земном.

— Насколько ощутима материальная поддержка со стороны Церкви, общественных организаций, Минобороны? Есть ли проблемы в бытовой жизни?

— Проблемы будут всегда, но, Богу содействующу, решаются.

— Изменит ли ситуацию в лучшую сторону закон о введении военного духовенства в систему государственного обеспечения?

— Этот вопрос не моего уровня, но личное мнение могу высказать: любое хорошее начинание можно убить бестолковым исполнением. Молимся, чтобы этого не произошло.

— Суммируя все, сказанное выше, каковы ваши главные рекомендации священнослужителю, впервые ступившему на кавказскую землю?

— Нужно, чтобы слова не расходились с делами, нужно знать особенности военной службы, знать местные обычаи и традиции, в идеале — знать язык. Всегда следить за своей речью и манерами. С уважением относиться к местной культуре и религии. Непрестанно молиться самому о всех и за вся. Самое лучшее — совершать Божественную литургию даже в походных условиях. При соблюдении этих условий священник сможет принести пользу, и миссия его будет не напрасна.

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее