Правовые вопросы восстановления института военного духовенства в России

21 июля 2009 г. Президент Российской Федерации Д. Медведев санкционировал введение в России института военного духовенства. Выступая на специальном совещании, Президент Российской Федерации сообщил, что в его адрес были направлены обращения лидеров ведущих российских религиозных организаций, в которых содержались предложения по преподаванию в школах дисциплин, направленных на духовно-нравственное просвещение, а также о введении в Вооруженных Силах института капелланов. «Я принял решение поддержать оба этих обращения: и идею преподавания в школах России основ религиозной культуры и светской этики, считаю также целесообразным организовать работу на постоянной основе в наших Вооруженных силах священнослужителей, представляющих традиционные российские конфессии», — сказал Д. Медведев.

Соответствующее поручение было дано Министру обороны Российской Федерации, который сообщил, что институт воинских и флотских священников будет вводиться в российских Вооруженных Силах в три этапа. До конца 2009 г. по одному священнослужителю появится в воинских соединениях за пределами России — на 102-й военной российской базе в Армении, 201-й военной базе в Таджикистане, в соединениях и бригадах на территории Южной Осетии, в Абхазии, в Украине (в Севастополе) и в Киргизии. Также на первом этапе священнослужители появятся в Северо-Кавказском военном округе. На втором этапе священнослужители появятся в военных подразделениях на территории России, а на третьем этапе будут созданы соответствующее управление при центральном аппарате Вооруженных Сил Российской Федерации и отделы в военных округах и на флотах. При этом, во всех этих структурах будут представлены священники всех основных религий. По оценке А. Сердюкова, весь штат военных священников в Российской армии и на флоте должен составлять около 200-250 человек.

В связи с вышесказанным встает вопрос о правовом регулировании сотрудничества государства и церкви, правовых основах деятельности в войсках военного духовенства, о документальном закреплении целей и задач этой деятельности, обязанностей и ответственности как военных священников, так и командиров (по созданию им благоприятных условий труда). Обширный опыт нормативно-правового оформления военно-духовной службы имеется за рубежом, однако наиболее ценным является отечественный дореволюционный многовековой опыт, учитывающий особенности государственного устройства и духовной культуры народов России.

В Российской империи государством были созданы специальные организационно-штатные структуры и правовая база для обеспечения взаимодействия Русской Православной Церкви и силовых ведомств. К началу XX в. в стране активно действовали корпус военных священников, органично вошедший в структуру российской армии и флота, а также штатное духовенство спецслужб и правоохранительных учреждений, чья деятельность регламентировалась государственными законами и нормативными актами. Почти каждый полк русской армии перед революцией имел свою походную церковь. Она представляла обычную походную палатку со складным иконостасом, престолом, антиминсом и обязательной иконой — покровительницей полка. Зачастую полк получал название от наименования иконы-заступницы (например, Преображенский полк).

Особенно сложно было организовать церковное богослужение непосредственно на передовой линии фронта, в этом случае богослужение совершалось священником под открытым небом. Вот как описывает подобное богослужение, совершавшееся 16 июля 1905 г. (во время Русско-японской войны) полковой священник протоиерей Митрофан Сребрянский: «В 7 вечера я предложил отслужить для полка обедницу, так как завтра в 4 часа утра выступление, предложение всеми принято с большой радостью. Поставили на поле стол, икону, Евангелие и крест, зажгли свечу… Собрались эскадроны, генерал и все офицеры, и при мерцании звезд мы начали богослужение. Прежде всего, я сказал небольшое поучение на Евангелие об укрощении Господом бури на море, увещевая солдат веровать, что Господь и среди военных бурь и сражений и походных трудов с нами; только надо крепко верить и усердно молиться Ему… Пели все солдаты… так было умилительно и внушительно это ночное служение, что слезы сами просились на глаза… пропели царское многолетие, шефу, 51-му полку и всей 2-й бригаде; я обошел ряды воинов, благословляя их крестом и на ходу ободряя словами… а налево от нас ясно слышна канонада. Очевидно, в горах идет сражение; ночью из Янтая туда ушло три тысячи человек пехоты! Кончилась служба, все были довольны» (Сребрянский М. Дневник полкового священника, служащего на Дальнем Востоке. М.,1996. С. 51).

Традиция служения священников на войне восходит к давней истории. Первые упоминания об участии духовенства в сражении встречается в дошедших до нашего времени летописных рассказах. По мнению некоторых исследователей, начало боевому сотрудничеству русского воинства и Русской Православной Церкви было положено Великим князем Святым Владимиром Мономахом в феврале 1111 г., когда был предпринят большой поход на половцев. 24 марта того же года русские полки, во главе которых по его приказанию были поставлены священники, одержали первую победу над врагом ( Тонн О. В. Церковь и армия // Вера и Верность: Очерки из истории отношений Русской Православной Церкви и Российской армии. Жуковский; М., 2005. С. 6 — 7.). Преподобный Сергий Радонежский благословил святого князя Димитрия Донского на битву и дал ему в войско двух монахов — Пересвета и Ослябю. В Казанском походе с Иваном Грозным участвовал протоиерей Благовещенского собора Андрей с целым собором священнослужителей (Сказание о зачатии Царства Казанского. [Б. м.] 1902. С. 115.). Упоминание о полковых священниках встречается в первом военном уставе, изданном в Московской типографии в царствование Алексея Михайловича в 1647 г. — «Учение и хитрость ратного строя пехотных людей». В главе, определяющей жалованье воинским чинам, значится полковой священник. И все же в этот период говорить о полковых священниках еще рано — не постоянны были боевые отряды, и священники по их расформировании возвращались в свой приход. Регулярные стрелецкие полки брали в походы приходских попов из своих слобод. Военная служба для всех этих священников была лишь небольшим эпизодом. Сведений об их боевом служении не сохранилось.

Лишь со времени учреждения к началу XVIII в. регулярной армии появляются и постоянно служащие при полках священники. Именно это время и можно считать началом зарождения особого института военного духовенства, за два с лишним века своей истории прошедшего путь от разрозненных, кочующих за полком со скудным скарбом и полотняной церковной палаткой священнослужителей до самостоятельной крупной структуры, со своим управлением, своими особыми задачами, на плечи которой была возложена важнейшая функция патриотического воспитания воинов (прежде всего, любви к Богу и ближним, а значит, и к своему Отечеству, своему народу, верность и бескорыстное жертвенное служение им).

Впервые обязанности военных священников были закреплены в петровских Уставе воинском (1716) и Морском уставе (1720). Император Павел I, стремясь во всех государственных институтах ввести иерархические структуры с четкой вертикалью подчиненности, обособил военное духовенство от епархиального, создав для руководства им особый орган во главе с обер-священником.

В связи с расширением государством круга задач, которые должны были решать военные священники, постоянно пополнялся и перечень их должностных обязанностей. В 1869 г. обязанности полковых священников были систематизированы и состояли из 19 пунктов (Голов Г.В. Прохождение службы по военному ведомству. Кн. VII Свода военных постановлений 1869. СПб., 1907. С. 9.). В 1887 г. были систематизированы и упорядочены их права; императором было утверждено «Положение о служебных правах и окладах содержания военного духовенства». Наиболее полно общие обязанности и права полковых священников были изложены в Положении об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомств, а также некоторых документах, принятых в последующие годы (табели окладов жалованья и столовых денег, пенсионный устав, решения всероссийских съездов военного и морского духовенства 1914, 1917 гг., постановления Священного Синода, инструкции и указания, подготовленные ведомством протопресвитера) (Положение об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомств. СПб.. 1890. 32 с.).

Практика исторического развития военно-религиозных отношений в Российской империи сложилась так, что определяющую и регулирующую роль в них взяло на себя государство, создав стройную систему взаимодействия силовых структур с Русской Православной Церковью. С первых дней появления в силовых структурах России штатных священников их деятельность стала жестко регламентироваться со стороны, как государства, так и церкви. Нормативные правовые документы, основным среди которых с 1890 г. стало Положение об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомств, регулировали все аспекты деятельности военно-духовного ведомства, священно- и церковнослужителей в войсках.

Соответствующие нормативные акты, регулирующие деятельность штатного православного духовенства, были приняты в спецслужбах и правоохранительных учреждениях.

Положение об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомств позволило создать институт военного духовенства, по своей структуре и функциональному предназначению соответствующий организационно-штатному построению российской армии и флота и решаемым ими задачам.
В соответствии с руководящими документами широкие обязанности по организации религиозной деятельности возлагались на командира полка. Основными среди них были:

— оказывать содействие своим подчиненным, не исключая и прикомандированных, в исполнении религиозных обязанностей, налагаемых на них их вероисповеданием;

— объявлять в приказе по части, когда и какие роты должны говеть;

— устанавливать порядок размещения воинских чинов во время богослужения в войсковых церквах;

— давать распоряжения о назначении офицеров для наблюдения в церкви за нижними чинами;

— давать распоряжения о проведении для нижних чинов православного исповедания религиозных бесед, не менее как по одной в месяц;

— устанавливать порядок отправления исповеданий неправославными нижними чинами.

Кроме того, приложением 14 к ст. 318 Устава внутренней службы предусматривалось, что «религиозно-нравственное воспитание лежит по преимуществу на обязанности священника части; со стороны начальников же требуется содействие ему. Командир части может:

а) назначать для духовных бесед священника дневные часы, включив эти беседы в расписание занятий;

б) предоставить возможность священнику по вечерам вести собеседования и чтения с туманными картинами;
в) принять меры к надлежащему обучению церковного хора пению, чтобы богослужения отличались должным благолепием;

г) назначать церковником развитого, хорошо грамотного нижнего чина, умеющего громко и внятно читать в церкви;

д) разрешать в ротные (эскадронные, сотенные, батарейные, командные) праздники чинам соответствующей части посещать церковь;

е) приглашать священника посещать возможно чаще жилые помещения нижних чинов, лазареты и гауптвахты, раздавая для чтения листки, брошюры, книжки; особенно полезно посещение священником только что прибывших новобранцев» (Устав внутренней службы. СПб., 1910. Приложение 14 к ст. 318.).

Основные направления и формы деятельности военного священника можно условно разделить на богослужебные и внебогослужебные. Богослужебная деятельность включала в себя проведение литургий, молебнов, исповедь военнослужащих, чтение проповедей. В назначенный командиром час военные священники были обязаны совершать богослужения в войсковых церквах в воскресные, праздничные и «высокоторжественные» дни, поучать воинов «истинам православной веры и благочестия», вести беседы и чтения, утешать больных в лазаретах. В их обязанность входило также ограждать личный состав подразделений «от вредных учений», исправление «нравственных недостатков», предотвращение «отступления от православной веры» (См. подробнее: Свод военных постановлений. 3-е изд. Кн 8. СПб.. 1907. С. 37 — 55.).

Внебогослужебная деятельность военных священников составляла: сбор и обобщение информации благочинным о моральном состоянии войск, трудностях. Об этом они периодически информировали протопресвитера военного и морского духовенства и Священный Синод, а последние — царя. Так информация о «душевном состоянии» войск достигала царя, минуя военного министра. В ряду внебогослужебных задач, решаемых церковью в армии, была функция социальной защиты военнослужащих. Отличное знание бытовых условий позволяло военным священникам весьма квалифицированно выступать с законодательными инициативами, обращенными и к императору, и к Государственной Думе.

Религиозная деятельность налагала отпечаток на всю жизнь и боевую учебу в воинской части, причем регулировалась она конкретными нормативными актами, от общегосударственных законов до приказов командира полка (О мерах религиозно-нравственного воспитания воинских чинов // ВВМД. 1913. N 9. С. 322.). Начиная службу в части, новобранец попадал в учебную команду, вся система обучения и воспитания в которой была проникнута идеями православия. Например, в пограничной страже программа курса молодого солдата состояла из шести разделов, первым из которых был раздел «Молитвы». При обучении и воспитании пограничников особое внимание обращалось на усвоение ими Символа Веры и 10 Заповедей Господних, а также на проповедь Христианства и Православия, объяснение сути христианского военного обучения. В первый месяц молодые солдаты должны были выучить Молитву Господню, а Символ Веры и 10 Заповедей — к концу учебных сборов (Плеханов Л.М. Отдельный корпус пограничной стражи России. М., 1993. С. 159, 173.).
Затем молодой солдат принимал военную присягу, в которой «Всемогущим Богом, пред Святым Его Евангелием» клялся «верно и нелицемерно служить, не щадя живота своего, до последней капли крови» императору всероссийскому, «храброе и сильное чинить сопротивление» его врагам. «В чем да поможет мне Господь Бог Всемогущий. В заключение же сей моей клятвы, целую слова и крест Спасителя моего. Аминь» (Свод военных постановлений 1869 года. 2-е изд. Ч. 11. Кн. 6. Комплектование войск и управлений, заведений и учреждений военного ведомства. СПб., 1907. Ст. 6.). Для воинов неправославных исповеданий текст присяги был изменен.

Специфика пастырской службы в войсках отразилась в особенностях устройства института военного духовенства. Хотя ведомство имело очень много общего с епархиальным устройством, существовали и принципиальные отличия. Общим было то, что возглавлявший военное и морское духовенство протопресвитер, подобно архиерею, назначался Синодом и утверждался императором. Он подчинялся непосредственно Синоду и имел духовное правление по образу консистории, представлял в Синод ежегодный отчет о вверенном ему управлении, мог поощрять и наказывать подведомственное ему духовенство.

Должность протопресвитера военного и морского духовенства была высшей иерейской должностью в Русской Православной Церкви. При поставлении ему давалась митра, он был присутствующим или постоянным членом Священного Синода, а подчиненность военному министру по военным вопросам и право личного доклада императору, утверждавшему его назначение, делали его положение относительно независимым. Кроме своих должностных обязанностей, протопресвитер не нес дополнительного послушания. По служебному положению и материальному обеспечению в военном ведомстве он приравнивался к генерал-лейтенанту, а в духовном мире — к архиепископу.

Высокое положение протопресвитера и специфика руководимого им ведомства неоднократно вызывали дискуссии в церковных кругах о том, кто должен возглавлять военное духовенство. Поэтому неоднократные предложения заменить в русской армии протопресвитера архиереем не имели успеха. «Государственные и военные власти не хотели этого потому, что с протоиереем легче было обходиться, чем с архиереем», считал митрополит Вениамин (Федченков) (Митрополит Вениамин (Федченков). На рубеже двух эпох. М., 1994. С. 239.). Кстати, именно митрополит Вениамин по решению архиерейского Синода возглавил в 1920 г. военное духовенство в Русской армии барона П.Н. Врангеля. Это беспрецедентный случай в 220-летней истории военно-церковного взаимодействия.

В такой структуре, без существенных изменений, институт военного духовенства встретил революционные события 1917 г., кардинально изменившие государственный строй России. Система взаимоотношений Русской Православной Церкви и российской армии просуществовала в стране до 1918 г., а в белых армиях — до 1921 г. При восстановлении института военного духовенства в России необходимо во многом заимствовать вышеуказанный опыт правового регулирования с учетом современных правовых реалий. Актуальность восстановления института военного духовенства отмечают многие специалисты. Учитывая тотальность современной войны, отмечает Т. Грачева, военная политика США опирается на комплексный подход и имеет физическую (материальную, территориальную, экономическую), ментальную (политическую, информационную, психологическую) и духовную составляющие. Они соответствуют всем трем боевым пространствам иерархии современной войны и предполагают использование целенаправленной стратегии и оперативного искусства, ориентированных на каждое боевое пространство с учетом его специфики (Грачева Т. Мифы патриотов. М., 2009. С. 17.). Помочь командованию исправить и упорядочить боевое пространство в духовной и отчасти ментальной составляющей и призвано военное духовенство.

Представляется целесообразным систему правовых норм, регулирующих военно-религиозные отношения, строить на трех уровнях: законодательном, надведомственном и внутриведомственном. Законодательно следует определить, что конституционное право военнослужащих на свободу вероисповедания (ст. 28 Конституции Российской Федерации) гарантируется посредством военного духовенства (военно-духовной службы), оказывающего помощь командованию в удовлетворении религиозных потребностей личного состава, о чем в п. 4 ст. 8 Федерального закона «О статусе военнослужащих» необходимо прямо указать, изложив этот пункт в новой редакции. Необходимо указать в данной статье Закона и на двойное подчинение военного духовенства, которое осуществляет свою деятельность на штатных должностях в военных организациях, подчиняясь соответствующему командиру (руководителю военной организации) лишь по военным вопросам, а по вопросам организации и проведения религиозной деятельности состоит в непосредственном подчинении вышестоящего священнослужителя. Целесообразно установить законодательно и обязанность командиров по созданию благоприятных условий деятельности подчиненных военных священников, их всестороннему материально-техническому обеспечению. Решение вопросов материально-технического обеспечения военного духовенства на государственном уровне законодательно необходимо возложить на Правительство Российской Федерации.

Надведомственное законодательство представляет собой указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации по военному духовенству, организации их деятельности и их материально-техническому обеспечению! Указом Президента Российской Федерации необходимо утвердить положение о военном духовенстве, а также внести дополнения в Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, предусмотрев в нем обязанности военного священника и границы его ответственности за порученный участок деятельности, а также обязанности и ответственность соответствующих командиров по содействию деятельности военного духовенства, созданию благоприятных условий для надлежащей организации служебной деятельности военных священников. Аналогичные дополнения следует, видимо, внести и в Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации в отношении благочинных гарнизона (в случае, если в военном гарнизоне служат два и более священника) и начальника гарнизона. Важным также будет являться и постановление Правительства Российской Федерации, которым будут регулироваться источники и порядок финансирования как самого военного священнослужителя (денежное вознаграждение, жилищное обеспечение, оплата проезда к месту службы, лечения и т. п.), так и его деятельности в военной организации (канцелярские товары, служебный инвентарь, церковная утварь, транспортные расходы, командировочные и т. п.). К надведомственному законодательству, видимо, следует отнести и приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации о дополнении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих новым разделом — «Квалификационные характеристики должностей военного духовенства».

К внутриведомственному законодательству о военном духовенстве будут относится нормативные правовые акты органов военного управления (от министра до командира воинской части), регулирующие деятельность военного духовенства в конкретных военных организациях с учетом их специфики.

Таким образом, предполагается в течение 2-3 лет воссоздать правовые основы организации и деятельности военного духовенства, опираясь на богатый дореволюционный опыт в этой области государственного строительства.

ОВЧАРОВ О.
«Право в Вооруженных Силах», 24.03.10

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее