Полиграф — кадровый заслон полиции

В сегодняшней реформируемой Российской армии не последнее место занимает вопрос качества воинского контингента. Сотни контрактников не выдерживают т.н. «испытаний на выживание» при отборе на службу, а у тех, кто его прошёл, не редко возникают проблемы с законом. По итогам работы военными прокурорами Западного военного округа за первое полугодие 2012 г. было проведено более 6 тыс. проверок, по материалам которых возбуждено 340 уголовных дел, государству возмещен ущерб почти на 95 млн. рублей, к различным видам ответственности привлечены более 2,2 тыс. нарушителей закона. В отношении воинских должностных лиц, совершивших преступления коррупционной направленности прокуратура возбудила 97 уголовных дел. Несмотря на сохраняющуюся тенденцию снижения фактов дедовщины и числа пострадавших от нее военнослужащих, возросло число общеуголовных преступлений, в том числе, связанных с незаконным оборотом наркотиков. У армейского руководства пока, судя по всему, нет возможности установить надёжный заслон против проникновения в армейские ряды нежелательных элементов, с низкими моральными качествами. Редакция предлагает читателям опыт коллег из правоохранительного ведомства, который может быть использован кадровыми органами Министерства обороны.

О проблемах решения вопросов отбора на службу с помощью полиграфа рассуждает начальник Центра психологической диагностики (ЦПД) центральной медико-санитарной части МВД России, кандидат психологических наук, полковник внутренней службы Николай Мягких, заслуженный врач Российской Федерации:

Если в чём-то ты не прав, разберётся полиграф

Столетиями человечество на уровне государства пыталось решить проблему лжи и неискренности, предательства и измены; задавая вопросы: как узнать, кто есть чужой среди своих? Кто готовит удар в спину? Ответы на них люди искали у прорицателей и магов, астрологов и гадалок, на кофейной гуще и в бараньих внутренностях.

История сохранила имя изобретателя первого в мире прибора, дающего ответы на многие из этих вопросов. Им стал хорошо известный многим итальянский тюремный врач, психолог и криминалист Чезаре Ломброзо (1835-1909 гг.). Именно автор одноименной теории о прирождённом преступнике, предложил использовать изменения физиологических параметров проверяемого, для выявления лжи. В 1895 году Ломброзо опубликовал книгу «Преступный человек», в которой впервые изложил положительные результаты применения изобретённого им прибора — гидросфигмографа. Прибор регистрировал изменения объёма ладони, опущённой в ёмкость с водой, связанные с изменениями артериального давления человека при допросе преступников.

Данный метод, получивший быстрое признание во всём мире, лёг в основу полиграфа или как его ещё называют, «детектора лжи» (изобретённого американцем Леонардом Килером) – современного прибора, фиксирующего одновременно все биометрические и физиологические параметры обследуемого человека.

Этот способ исследований получил широкое применение во многих странах, в первую очередь в интересах спецслужб и криминалистов. В нашей стране это стало возможным только после смерти Сталина с подозрением относившегося к таким нововведениям. Пионерами использования полиграфа в оперативной деятельности были, конечно, КГБ. В МВД, в интересах служебно-оперативной деятельности, полиграф применяется с начала 90-х годов. Тогда же было создано и бюро специальных и технических мероприятий – БСТМ, которое занималось изучением технической стороны решения проблемы.

Постепенно в министерстве пришли к решению использовать полиграф, который позволяет выявлять скрываемую информацию, и при приёме на службу в милицию. Это решение родилось в связи с ростом попыток криминальных структур внедрить своих людей в ряды правоохранителей, что было в ту пору особенно актуально. В 1999 году во ВНИИ МВД РФ по заказу нашего Центра были подготовлены методические рекомендации по применению полиграфного устройства для кадровой работы и примерно с тех пор эту технологию мы начали использовать при отборе кадров в центральный аппарат МВД РФ. Получив первый опыт, стали потихонечку распространять его по всей стране. Тогда же он был подхвачен и другими силовыми структурами и где-то через полгода после нас, полиграф для отбора сотрудников стало использовать ФСБ, налоговая полиция, таможенный комитет, кое-где в Вооружённых Силах.

Почему же решили обратиться именно к полиграфу, ведь существуют неплохо себя зарекомендовавшие традиционные методы психологических исследований и диагностики? Да, они есть и имеют свою доказательную базу, но есть сфера информации, которую данные методы не могут «поднять», «вытащить» из человека наружу. Решая тесты, кандидат всё равно себя каким-то образом контролирует, старается показаться в лучшем свете; его, наконец, можно проинструктировать: как и где правильно отвечать. Информация, которая интересует специалистов, касается его негативных фактов в биографии. Например, совершал ли кандидат противоправные деяния, которые не попали в поле зрения правоохранительных органов? Такие факты биографии, как правило, скрываются и тестовыми методами или в ходе беседы с психологом, их не вытащить. Вот тогда и приходит на помощь полиграф.

Хотя его и называет специальным техническим устройством, но по сути дела это прибор биомедицинского назначения, потому что он регистрирует изменения всех физиологических процессов человека. На кожные покровы обследуемого накладываются электроды, датчики. (Поэтому специалист, который обслуживает прибор, должен хорошо знать физиологию и психологию человека). Полиграф моментально реагирует на эмоционально-вегетативную реакцию человека, изменяющую его биоритмы в тот момент, когда у него возникают страх опасения, что его разоблачат. В это время непроизвольно меняются параметры его вегетативной системы – потоотделение, дыхание, давление, пульс, частота работы сердца, которые прибор бесстрастно фиксирует. Эти реакции и выдают человека, если он пытается что-то скрыть или обмануть.

Большинство проверяемых, около 75 процентов, выявленные факты подтверждают. Но если человек отрицает результаты, мы готовы провести повторный сеанс, но уже с другим специалистом. Оператор, конечно, в отличие от прибора может ошибиться. Ну а уж если и на этот раз результаты совпали, то винить кроме себя некого. Все попытки как-то перехитрить умную технику, разоблачаются.

Чужие здесь не служат

Что же, как правило, скрывают люди, решившие связать свою судьбу с правоохранительными органами? В первую очередь это касается связей человека с криминальным миром. Оргпреступность заинтересована, чтобы на той стороне кто-то помогал ей решать свои задачи. Вторая проблема, это наркотики. В настоящее время она является настолько серьёзной, что решать её приходится уже не только специальным структурам по борьбе с этим злом — ФСКН, но и сотрудникам кадровых органов МВД и нам, специалистам ЦПД. Третий фактор – склонность к правонарушениям.

С помощью полиграфа можно выявить такую, обычно тщательно скрываемую информацию, как например, употребляет ли человек наркотические или психотропные вещества? Все прекрасно знают, что их немедицинское употребление запрещено законом, но, тем не менее, есть желающие нарушить запрет и испытать на себе хотя бы раз его действие. Это говорит или о неразвитом правосознании кандидата или о деформации его личности. Для нас это уже сигнал: раз человек готов принципиально пойти на нарушение запрета, то это не гарантирует, что он и в будущем не даст себе слабину в других противоправных действиях. Например, злоупотребляя служебным положением, нарушать правила дорожного движения или совершать другие элементы проявления расторможенности сознания.

Вопросы для обследования на полиграфе подбираются под особенности каждого человека, но есть и их стандартный перечень. Они касаются криминальных связей, употребления наркотиков, суицидальные попытки. Интересует и мотивация поступления на службу. На первый взгляд — это простой вопрос, на который есть уже готовые стандартные ответы, например, «хочу бороться с преступностью». А как узнать, что на самом деле движет кандидатом?

Приведу пример. Один бывший сотрудник ГИБДД хотел восстановиться на службу. У него после увольнения был свой бизнес – он перегонял автомобили из Европы, а потом потерпел крах. И его мотив был следующим – накопить денег, чтобы снова заняться бизнесом. А как можно обогатиться в системе ГИБДД? Только незаконным путём. Однако, попробуй, докажи обратное на пальцах? Узнать подлинную мотивировку этого кандидата помог полиграф.

Поэтому к бывшим сотрудникам правоохранительных органов, имевшим бизнес и пытающимся восстановиться на службе, мы проявляем особый интерес. Как правило, все они, занимаясь бизнесом, получали гораздо большую зарплату и идти на меньшие деньги, зная, что такое «полицейская романтика», их должны заставить какие-то серьёзные причины. В них мы и должны разобраться.

Не лезть в душу без необходимости

Иногда возникает вопрос: как всё это сочетается с существующей законодательной базой, правами человека? Не нарушаем ли мы их ненароком? Сразу хочу успокоить, что не нарушаем. Хотя в прессе иногда поднимается проблема якобы нарушения нами этих прав. Но нарушений здесь не больше чем при посещении поликлиники: если там больному предложат сделать кардиограмму, будет ли он отказываться, при наличии болей в сердце? Ведь специалисту без неё вас не вылечить. Так же и в нашей системе. Кандидаты приходят к нам добровольно, отдавая отчёт в том, куда они идут и зная, что их будут проверять.

Наша деятельность полностью соответствует законами и нормативно-правовым актам РФ и МВД. Например, в Трудовом кодексе, которым определяются отношения работодателя и работника, первому разрешается при оценке качеств, принимаемого на работу лица, использовать специальные методы. Таким образом, данные получаемые при помощи полиграфа законны. Нас ведь не интересует национальность, религиозные убеждения кандидата, интимные подробности его личной жизни. Но если человек нанимается на работу в серьёзную организацию, он должен соответствовать предъявляемым параметрам и быть готов к самой тщательной проверке.

И ещё один момент – наличие письменного согласия кандидата на исследование его на полиграфе. Любой из них в праве отказаться от исследования не называя причины, причём на любом этапе: до начала исследования, в середине или при задавании «неудобных» вопросов. Мы насильно никого не исследуем. Был такой случай, когда один кандидат не захотел проходить тест на полиграфе, обещая честно сказать правду, и признался, что принимал наркотики, о чём написал расписку. Это тоже решение проблемы, ведь нам нет нужды лезть в душу каждому без необходимости. Принимал наркотики? До свидания. Вот и весь сказ. Какое же тут нарушение прав? Или если у человека на предплечье имеются характерные порезы, и он объясняет их наличие повреждением при перелезании через забор, а у нас есть сомнения в этом. Как узнать правду? Через полиграф. Ещё пример эффективности прибора. Кандидат заявляет себя дипломированным юристом и психолог на собеседовании предлагает ему дать определение Конституции. А «юрист» не может этого сделать в течение нескольких минут. Возникают сомнения в достоверности представленных сертификатов об образовании. И опять приходит на помощь полиграф. Хочу отметить, что если выясняется, что человек-кандидат пытается что-то скрыть, исказить информацию, то он нам уже не подходит. Зачем нам неискренние сотрудники?

Отсеивается каждый второй…

Эффективность полиграфа подтверждается и статистикой (см.таблицы). Практически каждый второй из тех, кто проверялся на полиграфе, отсеивается из-за скрываемой негативной информации. В начале 2000-х наиболее актуальной причиной отсева была связь с криминалом. Кандидатов в органы правопорядка с криминальным прошлым набиралось около 20 процентов. В дальнейшем эта цифра неуклонно снижалась, из чего можно сделать вывод, что криминал ослабил свой натиск, перестав действовать в лоб. В настоящее время, из числа отсеянных выявляется не больше 5-7 процентов таких кандидатов.

Большой отсев наблюдается и среди поступающих на учёбу в вузы МВД курсантов. Он достигает 50 процентов и половина из них – лица, употреблявшие наркотики. На втором месте среди абитуриентов – административно-правовые нарушения. Это не криминал, но нам важно отношение человека к своему поступку. Как правило, ему не даётся должная моральная оценка, а значит вероятность того, что он повторится, велика. А зачем правоохранительным органам потенциальный нарушитель? Достаточно высокий уровень, около 9 процентов, тех, кто не попался на совершении противоправных действий в своё время, а выявили это мы только сейчас. Это тоже неблагонадёжная категория, поскольку если сошло с рук одно нарушение, повторение будет неизбежно.

В настоящее время, когда криминал оставил попытки открыто проникнуть в наши ряды, на первое место вышли наркотики. Примерно каждый четвёртый кандидат на службу в органы правопорядка из числа прошедших полиграф, отсевается по этой причине. В некоторых регионах эта цифра достигает 90 процентов. Есть субъекты, где конопля растёт, грубо говоря, под ногами и её употребление давно стало нормой.

Но самое страшное в том, что молодые люди – кандидаты в правоохранители — даже не понимают, что принимать наркотики не только вред для здоровья, но ещё и нарушение закона. Так исказилась матрица восприятия того, что такое хорошо и что такое плохо. Был случай, когда в Москве мы проверили одного сотрудника при переводе в Центральный аппарат министерства. По прежнему месту службы его характеризовали, как вполне достойного сотрудника с высокой раскрываемостью преступлений. А при тестировании выяснилось, что он время от времени покуривает травку, расслабляясь таким образом после трудового дня. И он этого факта особо не скрывал: «Другие пьют водку, а я покурил марихуанку и что в этом плохого?». Пришлось объяснять ему, что он, сотрудник полиции, сознательно нарушал закон. Где же гарантия, что завтра он привычно не обойдёт закон с другой стороны, вымогая, например, взятку и мотивируя это тем, что ему были очень нужны деньги?

Как в Штатах и Тбилиси (Если не работает совеcть, пусть работает страх)

В настоящее время все бреши для проникновения в наши ряды случайных людей практически перекрыты. Во всех субъектах федерации, включая Северный Кавказ, созданы подразделения, подобные нашему, снабжённые необходимым оборудованием, включая полиграфы. Кроме этого есть они и в структурах по работе с личным составом, где есть штатные психологи, которые так же широко используют при необходимости полиграфы, например, в случае подозрения на неблагонадёжность. Единственная проблема – это нехватка специалистов. Нам нужно ещё несколько сотен операторов, чтобы окончательно закрыть проблему. Работаем мы так же и над создание единой информационной базы обследуемых. Такая программа уже создана и в самое ближайшее время будет запущена.

Сейчас, насколько мне известно, решается вопрос о периодичности прохождения всеми сотрудниками министерства спецпроверок, как это делается, например, в США. Там, через определённый период времени – раз в пять лет, полицейских проверяют на полиграфе. Общество, налогоплатильщики хотят быть уверенным в их надёжности. Считаю, для этого есть все предпосылки и у нас. Полицейским существенно повышена зарплата, есть нормальный профотбор, налажен контроль. Хорошо бы сюда подключить ещё СМИ для формирования позитивного облика полицейского и тогда у нас появятся шансы вернуть сотрудникам правоохранительных органов достоинство и уважение в обществе. Как, например, это сделали власти Грузии. Россия, конечно, не Грузия, но в чём-то соседний опыт надо перенимать. Например, в том, чтобы сотрудники знали о неотвратимости и неизбежности наказания в случае нарушения закона или норм служебной этики. Тотальная проверка и контроль. Если не работает совесть, пусть работает страх.

По сути, мы являемся щитом для проникновения в ряды полиции посторонних, чужих людей. Щитом пусть и небезупречным, но надёжным. Возможно, из десяти мы ошибочно отсеем одного, но это, на мой взгляд, лучше, чем ошибочно одного пропустить.

Суровая правда жизни

В заключение разговора я бы хотел отметить следующее: полиграф, конечно, фиксирует все отклонения в поведении, выявляет весь негатив, но с его помощью невозможно остановить тот вал падения нравов, который буквально захлестнул страну. Наши исследования заставляют серьёзно задуматься – кто же сегодня идёт работать в органы, но если эти расчёты и прогнозы спроецировать на всю молодёжь страны? Тогда мы получим ещё более удручающую картину. Когда говорят, что в полицию плохой отбор я с этим не соглашусь, потому что не отбор плохой, а брать практически не из кого, и мы будем вынуждены опускать планку всё ниже и ниже.

Считаю, что расчеты государства на то, что с повышением окладов полицейским сюда устремятся правильные люди, пока не оправдывают себя. Пойдут те же что и шли раньше, только в больших масштабах. Ресурс здорового поколения в т.ч. с неразмытыми стереотипами добра и зла, похоже, заканчивается. А если сюда добавить плохое здоровье, низкий образовательный уровень, получится, что нам приходится выбирать не лучших из лучших, а лучших из худших. И в этом – суровая правда жизни.

В связи с этим есть у меня ещё одно интересное наблюдение. Люди, как известно, по социальной активности делятся на интерналов и экстерналов, т.е. на лидеров и ведомых. И я долгое время считал, что лидеры для наших структур предпочтительнее: они самодостаточны, находчивы, быстро соображают. Но на практике выяснилось вот что. Среди интерналов, как оказалось, самая высокая группа риска. Они чаще вступают в конфликт с законом, легче, чем экстерналы, идут на сделку с совестью. Причина, на мой взгляд, в том, что они, обладая цепкой памятью и быстрой реакцией, способны уловить выгодный для себя момент, что если кто-то совершает противоправные действия и продолжает оставаться на свободе, то и они готовы рискнуть, чтобы, следуя им, быстро добиться результата – разбогатеть, купить дорогой автомобиль, загородный дом, пойдя на нарушение закона. Это именно те приоритеты и ценности, на которые перенацеливают людей примеры жизни т.н. звёзд из гламурных тусовок, героев многочисленных сериалов и различных телешоу, беспардонная и всё более агрессивная реклама. Этому может и должно противостать государство. Хотелось бы союзниками ему в этом деле увидеть не только озабоченных больше других «дядей стёп», но и всё общество, религиозные и общественные организации, различные движения и партии.

У нас нет иного выхода, как, не откладывая в долгий ящик, уже сегодня заняться проблемами воспитания молодёжи, пропагандой среди неё положительных примеров традиционного уклада жизни, внедрением норм здоровой морали и нравственности, а так же организацией здорового досуга. Иначе, завтра нам не поможет даже такой замечательный прибор, как полиграф.

Записал Роман ИЛЮЩЕНКО

Фото из архива Николая МЯГКИХ

ПРИЛОЖЕНИЯ

Таблица 1

Результаты применения СПФИ при профессиональном психологическом отборе в 2011 году *

*В 2011 году проходила реформа МВД (Изображение таблицы 1 можно увеличить, кликнув по ней «мышкой».)

Таблица 2

Количество проведенных СПФИ за период 2007 – 2011 гг.

Таблица 3

Результативность проведенных СПФИ за период 2007 – 2011 гг.

Таблица 4

Структура выявленной негативной скрываемой информации по результатам СПФИ всех контингентов за период 2007 – 2011 гг.

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее