Полиции быть

Религиозные деятели поддержали планы государства по переименованию милиции и полицию

25 августа в «Интерфаксе» состоялся межрелигиозный круглый стол «Проект закона ”О полиции”. Нравственная оценка. Мнения религиозных деятелей».

В обсуждении приняли участие председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, заместитель председателя Духовного управления мусульман европейской части России Харрис Саубянов, руководитель департамента ФЕОР по взаимодействию с Вооруженными силами, правоохранительными учреждениями и МЧС раввин Арон Гуревич, председатель Конгресса европейских организаций и объединений в России раввин Зиновий Коган, представитель главы Буддийской традиционной сангхи России в Москве санжей-лама Андрей Бальжиров, генеральный секретарь Конференции католических епископов России священник Игорь Ковалевский, заместитель председателя российского союза евангельских христиан-баптистов Рувим Волошин, представитель Центрального духовного управления мусульман России Тагир Саматов и представитель Армянской Апостольской Церкви Геворг Варданян.

Работу «круглого стола» открыл доклад протоиерея Всеволода Чаплина, который раскрыл причину повышенного интереса религиозных общин к поднятой теме. По его словам, «религиозным общинам всегда было свойственно давать нравственную оценку действиям власти, в том числе, мерам, которые принимаются в области законодательства. Кроме того, сфера, которая предполагает применение силы, заботу об обществе, всегда была зоной особого внимания для религиозных общин».

Отметив неудовлетворительное состояние взаимоотношений общества и правоохранительных органов, о. Всеволод положительно оценил рассматриваемый законопроект. По его мнению, предложенный закон «может серьезно изменить ситуацию к лучшему, навести порядок не только в сфере деятельности правоохранительных органов, но и в головах». В то же время, священник отметил и те моменты, которые нуждаются в дальнейшей проработке в ходе обсуждения нового закона в Государственной Думе.

О. Всеволод Чаплин пояснил, что первоначально милицией называлась группа вооруженных людей, не имеющих ничего общего с профессиональной структурой. В современном западном словоупотреблении это слово означает «вооруженная толпа или отряд боевиков», поэтому термин «полиция» будет более адекватно отражать современное явление.

Перечисляя достоинства обсуждаемого законопроекта, о. Всеволод обратил внимание присутствующих на имеющийся в тексте исчерпывающий перечень обязанностей и прав полицейских, что выводит названные положения на уровень основного закона и позволяет избежать коррупции и произвола в полиции. Положительную оценку священника получил также жесткий запрет на применение пыток и необоснованное применение насилия, оговоренные в 5 статье, п.3. Не ускользнула от внимания протоиерея и проблема банка персональных данных человека. «Известно, что очень многие верующие чувствительно относятся к сбору и хранению личных данных, – отметил о. Всеволод. – И очень правильно, что здесь имеет место отсылка к закону о защите персональных данных и дается исчерпывающий перечень оснований, по которым персональные данные человека могут быть собраны в полицейские банки данных».

Немаловажное значение, считает пастырь, имеет статья 10, п.5, 6, в которых говорится о том, что граждане могут на добровольной основе привлекаться к выполнению возложенных на полицию обязанностей. Одновременно и полиция призвана оказывать поддержку гражданских инициатив в сфере предупреждения правовых нарушений и обеспечения правопорядка. «Забота о порядке на улицах, о пресечении таких преступлений как торговля наркотиками, организация проституции, хулиганство, экстремистские проявления, коррупция – все это должно быть заботой не только профессионалов, не только полиции, но и всего общества» – заметил о. Всеволод.

Из недостатков законопроекта священнослужитель отметил некорректное употребление отдельных терминов, в частности, определения «конфессия». «Слово конфессия, – заметил он, – используется сегодня нашими чиновниками неграмотно, поскольку конфессии существуют только в рамках христианства». Достаточно корректно, по словам священника, использовать словосочетания «религиозные организации и объединения», «межрелигиозный и межконфессиональный мир и согласие». Вниманием о. Всеволода была отмечена и статья З0, п.14, согласно которой сотруднику милиции запрещено использовать служебные полномочия в интересах политических партий, общественных и религиозных объединений.

Православный пастырь убежден – здесь имеет смысл повторить формулировку о свободе совести и религиозных объединений, в которых прописывается, что любой государственный служащий, в том числе и служащий полиции не должен использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии. Вызывает противоречия, как считает о. Всеволод, положение законопроекта о запрещении работнику полиции публично выражать отношение к объединениям и организациям, в том числе, и к религиозным. «Это может войти в противоречие с религиозной свободой человека», – заметил он.

Свое мнение об ожидаемой реформе высказал и представитель мусульманской уммы Тагир Саматов. «Мы поддерживаем данную реформу и считаем ее весьма необходимым шагом» – коротко сообщил он. Отвечая на вопрос координатора, будет ли работа полиции на Северном Кавказе более эффективной, чем работа милиции, религиозный представитель выразил надежду, что полиция будет достаточно грамотной и образованной, чтобы не нарушать религиозные права верующего. «Не все бородатые – ваххабиты», — подчеркнул Тагир Саматов.

Свою точку зрения на законопроект высказал также Харрис Саубянов. По его мнению, при создании нового института не следует предавать забвению огромный исторический опыт советской милиции, который нес в себе внимание к гражданину, желание помочь, настрой на добро. Кроме того, по его словам, со стороны руководства должен осуществляться четкий и жесткий контроль действий полиции.

Об отношении к проекту иудейской общественности рассказал раввин Арон Гуревич. «Грядущие изменения послужат на пользу всем согражданам и вернут то доверие, которое было в советское время и в царской России», – уверен участник круглого стола. По его мнению, сегодня идет борьба за имидж полицейского, и необходимо отходить от путаницы в терминах.

Раньше милицией называлась группа лиц, занимающихся патрулированием улиц, которая была создана Временным правительством. Последующее темное прошлое отбросило тень на эту структуру, поэтому сегодня, по мнению гостя, не следует пренебрегать возможностью дать организации положенное ей имя, исторически и семантически обоснованное.

Вместе с тем раввин Гуревич заметил, что отдельные формулировки закона размыты и предполагают расширительное толкование. Например, ст. 7, гласящая, что работник полиции не может быть связан какими-то решениями или постановлениями религиозных объединений, при том что, как известно, жизнь любого верующего тем или иным образом определяется религиозными канонами. Не менее двойственна и ст. 30, в которой, по сути, говорится о религиозной индифферентности представителей полиции, в то время как число верующих среди сотрудников МВД растет, об чем свидетельствует статистика. «Надо говорить о том, чтобы люди исповедовали тот Закон Божий, который позволяет не скатиться до уровня животного стяжательства, материального обогащения и пренебрежения к согражданам», – заключил раввин.

Весьма парадоксально прозвучало выступление раввина Зиновия Когана. «Первое, чтобы я сделал – провел всеобщую мобилизацию священства в милицию… Пусть в поте лица зарабатывают свой хлеб в милиции, а потом молятся», – заявил он.

Коган отметил, что функции священнослужителя и полицейского очень близки по сущности: в первом случае спасаются души, во втором – жизни. «Мне кажется, что в законе упущена глава о создании полиции нравов или полиции совести», – отметил раввин. – Это та часть полиции, которая предупреждает преступления». Зиновий Коган высказал убеждение, что сотрудник силовых ведомств должен иметь страх Божий и принадлежать к какому-нибудь религиозному объединению: «Человек, который знает, что наказание обязательно последует, наиболее приемлем для общества».

Представитель христиан-баптистов Рувим Волошин также позитивно оценил законопроект. «То, что милицию освобождают от несвойственных ей функций – это великолепно», – отметил он. В то же врем выступавший засвидетельствовал, что частые контакты с сотрудниками МВД дают возможность с полной уверенностью говорить об их полной материальной неустроенности. Поэтому решение жилищных проблем, федерального финансирования играют в настоящее время огромную роль.

По словам католического священника Игоря Ковалевского, задача религиозных объединений – нравственная оценка событий, попытка выявить нравственные проблемы. «Проблема в том, что мы еще не пришли к хорошо функционирующему государству, в котором закон имеет примат», – уверен он, — Надеюсь, закон о полиции станет вехой в построении правового государства».

Положительную оценку законопроект получил и от представителя буддийской сангхи санжей-лама Андрея Бальжирова. «То, что государство принимает такой закон – это большой шаг», – подчеркнул он. По словам Бальжирова, полиция призвана чутко реагировать на запросы и потребности граждан, а у полицейского должен быть профессиональный кодекс чести.

Анастасия ЯКОВЛЕВА

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее