Первый юбилей. Военные священники о службе и служении

21 июля исполняется пять лет со дня принятия Президентом России решения о воссоздании в Вооруженных силах России института военного духовенства. О том, что сделано за прошедшие годы говорят священники, занимающие должность помощников командиров по работе с верующими военнослужащими.

Ждем пополнения наших рядов

Протоиерей Дмитрий Солонин, заведующий сектором по взаимодействию с Сухопутными войсками Синодального отдела, помощник начальника Военного университета по работе с верующими военнослужащими:

Вполне очевиден тот факт, что не только прошедшее пятилетие, но и все предыдущие столетия взаимодействия традиционных религий с армией оказали, оказывают и будут оказывать благотворное влияние и эффект. Наша миссия чрезвычайно важна. Военное духовенство в действительности вбирает в себя наиболее подготовленных и мотивированных священников, и на своих местах они показывают результаты. По отзывам командиров, начальников воинских частей и подразделений, начальников воинских вузов (с недавних пор) нашу работу характеризуют как созидательную, позитивную, способствующую укреплению Вооруженных сил. Подвести можно только один итог – результат положительный.

Мы с надеждой взираем на будущее и надеемся, что все-таки статус военного священника в войсках будет меняться. Статус гражданского персонала не соответствует нашему уровню, потому что военный священник находится в любых условиях рядом с окормляемыми им войсками, подвергается опасностям – и на Северном Кавказе, и в любых других «горячих» точках. При этом он не имеет никаких социальных гарантий, выплат и преференций, которые имеют военнослужащие. В этом отношении не только я, но и все военные священники уверены в необходимости работы над вопросом смены статуса военного священника.

Поскольку подавляющее большинство военных священников женаты, они должны быть уверены за свои семьи, уверены в том, что в случае нештатной ситуации – увечья или гибели – семьи будут защищены.

Что можно еще сказать? Все остальное движется вперед, развивается, и от нас самих зависит, насколько это взаимодействие будет успешным, потому что личность играет очень большую роль. По процентному соотношению распределение таково, что иногда на несколько тысяч личного состава может быть ¬ один священнослужитель. Представляете себе, эта личность должна быть яркой, харизматичной, человек должен быть высокообразованным и всей своей жизнью подтверждать свою веру, иначе все красивые слова будут бесполезны. Это крайне важно. Я считаю, что все отцы справляются. Ждем пополнения наших рядов.

Возможно, все-таки будет решено при семинариях открывать курсы для военных священнослужителей, чтобы уже с семинарской скамьи священник начинал готовиться, был сформирован и на выходе был готовый результат. Это очень важно, как мне кажется.

За пять лет сделан очень большой шаг

Протоиерей Александр Бондаренко, помощник командующего Черноморским флотом по работе с верующими военнослужащими:

За пять лет был сделан очень большой шаг на пути возрождения военного духовенства. Введено много штатных должностей, войсковые священнослужители занимаются с военными на штатной основе. Священнослужители Черноморского флота ходят на военных кораблях в Средиземное море, Атлантический и Тихий океан. Кроме того, они занимаются не только окормлением военнослужащих, но и выполняют дипломатическую миссию. Когда корабли заходят в порты других государств, деятельность военных священнослужителей способствует также установлению дипломатических отношений с Россией. С Грецией, например, мы участвуем в совместных мероприятиях, посвященных дню Феодора Ушакова на Корфу, где наше духовенство принимает участие в богослужении в греческих храмах, крестных ходах и молебнах.

На крейсере «Москва» оборудован походный храм. Когда флагман Черноморского флота заходит в порты других государств, руководство этих городов или стран обязательно посещают корабельный храм и, видя отношение Вооруженных сил Российской Федерации к вере, к Богу, понимают, что мы несем любовь и стремимся к миру. Таким образом, меняется их отношение к Российской Федерации, к Вооруженным силам.

Пять лет – это не только подведение итогов, но и планы на будущее. На сегодняшний день мы не должны останавливаться в развитии. Если 10 лет назад мы посещали воинские части на праздники, проводили беседы, то теперь священник должен быть как минимум в каждой бригаде, встречаться с личным составом каждый день, я считаю, даже в каждом полку и на каждом корабле 1 ранга, и должен постоянно участвовать в полевых походах, учениях, выходах кораблей в море. У нас корабли Черноморского флота постоянно находятся в Средиземном море, обеспечивают там безопасность, демонстрируют Андреевский флаг и, конечно, священники создают возможность для реализации религиозных потребностей военнослужащих, оторванных от дома на долгое время. В случае если в бригаде есть священнослужитель, который может регулярно выходить в море – это уже положительный фактор, но еще не во всех бригадах этот вопрос решен, это одна из перспектив развития.

В первую очередь нужно работать с офицерским составом

Протоиерей Виктор Лузган, помощник командира энгельской авиабазы Дальней Авиации:

Главное назначение священника – дать возможность, в первую очередь, военнослужащим срочной службы, которые в силу исполнения своего долга, оторваны физически от гражданской свободной жизни, удовлетворять религиозные потребности. На самом деле, эта задача более глубокая – это укрепление духа воинства, это работа и с офицерским составом и с членами семьи – это комплексная работа.
Что касается этих пяти лет, то практически преодолены препятствия чисто психологические между военнослужащими и священнослужителем. Много штампов, недопонимания осталось, но они не видят в нас постороннее звено, а видят действительно помощников, даже внутренне ощущают действенную помощь взаимодействия – это самое главное достижение. Появляются новые формы работы. У нас в соединении я год назад стал практиковать новое мероприятие. На построении авиационного соединения, когда присутствует весь состав, звучит гимн России, поднимается флаг, ставится задача на неделю, я совершаю молебен на начало благого дела и благословляю военнослужащих на предстоящую неделю, окропляя святой водой. Таким образом, происходит совместная молитва. Начиналась эта традиция с несчастного случая, когда погиб летчик, теперь решено не «бить по хвостам», когда случилась беда, а предварять труды молитвой к Богу, чтобы эта беда не случилась. Эта традиция появилась помимо давних – освящения самолетов, техники, оружия, жилых помещений, благословения, посещения храмов, участия в праздничных мероприятиях, проведения бесед, как коллективных, так и индивидуальных. Проводятся месячники по укреплению дружбы в коллективе, по противодействию употреблению наркотических средств, спиртных напитков, по противодействию суицидам. Особенно эти проблемы характерны для военнослужащих контрактной службы, которые зачастую приходят в армию по причине неустроенности на гражданке.

Зачастую штатные психологи, которые работают в частях, не могут помочь военнослужащим, оказавшимся в трудных обстоятельствах. Тогда они приводят военнослужащих к нам в храм.

Я работаю с военнослужащими одиннадцатый год и убежден, что в первую очередь нужно работать с офицерским составом. У нас в Дальней Авиации командующий верующий, он идет в авангарде, а подчиненные подстраиваются, пробуют – посещают храм, приобщаются таинствам Церкви. Все строится на добровольной основе. Если руководители будут верующими, то и подчиненные волей-неволей будут брать с них пример. В армии это действительно так.

Сложностей, конечно, очень много. Самая основная проблема – это кадры. Священников вообще не хватает, а военное духовенство, как правило, требует лучших священников из тех, что есть. Никакой архиерей не хочет отдавать священников. Сейчас Патриарх благословил монашествующих участвовать в этом деле, это, конечно, внесет новую струю. Я думаю, все это будет развиваться, углубляться, принимать завершенные формы.

Дух воина определяет очень многое. В свое время я читал книгу о Суворове и был поражен одним фактом. Во французскую кампанию, при переходе через Альпы русские были наступающей стороной, а по военной тактике наступающая сторона обычно теряет личного состава в 3-4 раза больше, чем обороняющаяся. Так вот потери со стороны русских войск по отношению к французским были 1:17. То есть на одного русского было 17 убитых французов. Вот что значит боевой дух.

Военное духовенство – особая когорта, чтобы работать в среде военных – их нужно любить. Они очень остро чувствуют фальшь, и не принимают чужих. Я отслужил 23 года в Вооруженных силах, и когда стал священником, у меня появилось желание вернуться в армию, помочь военнослужащим обрести веру. Начинал я с нуля – организовал приход в гарнизоне, построил храм, сейчас у нас большая воскресная школа – 150 человек, скоро на подходе детский сад.

Я практически не выхожу из казармы

Священник Илья Азарин, помощник начальника Государственного центра подготовки авиационного персонала и войсковых испытаний имени В.Чкалова (Липецк):

Я занимаю должность три года. Результаты видны, люди меняются, и командный состав меняется, меньше матом ругаются, а это большой сдвиг. Они уже понимают, что это грех. И если командный состав понимает, что это грех, то они и своим солдатам будут говорить, что так нельзя говорить. Это стало возможным после того, как священник стал работать в армии.

Желающих задать вопрос много, а ответить некому. После того, как меня назначили помощником начальника Липецкого авиацентра, появился человек, который может ответить. Стремление к обретению религиозных знаний на сегодня усилилось. Необходимо объяснить приступающим к таинствам Крещения, Венчания смысл происходящего. Ведь священник не имеет права совершать таинства, если люди приступают необдуманно. Главная задача священника в армии – он должен следить за морально-нравственным обликом военнослужащих, сделать все, чтобы обеспечить нормальный быт, поскольку у нас еще воспитательная структура не встала на ноги, приходиться как-то заменять ее. Что касается меня, я провожу культурные мероприятия для солдат, офицеров – и светские и церковные. У нас в авиационном полку появился храм в честь покровителя ВВС, пророка Илии. Прихожанами являются в основном военнослужащие по призыву.

Одна из задач на будущее является создание еще одного храма — в честь иконы Божией Матери «Благодатное Небо» на территории военного городка. Мою инициативу поддержал командир и военнослужащие. Не каждому в жизни выпадает возможность строительства храма и, для военнослужащих нашего гарнизона определилось такое послушание. Есть для кого строить храм, есть ветераны, ряды которых редеют с каждым годом и которых отпевают в офицерском храме. Если будет храм, родной, да еще и воинский, в создании которого они также поучаствуют, здесь появляется глобальная мотивация. Есть ничтожно малое количество жителей, которые против строительства храма, но ветераны убеждают их в необходимости решения данной задачи. Даже генерал, начальник авиацентра Александр Николаевич Харчевский сказал, чтобы при храме была воскресная школа, военно-патриотический клуб.

Выполнение этих задач не умаляет значение задач текущих. Сейчас приходит новое пополнение, им нужно помочь встать в строй. Они видят, что работает священник, т.е. психологически они уже спокойны. Я практически не выхожу из казармы, что нужно – подскажу, расскажу. Кроме того, существует работа в морально-нравственном аспекте и духовно-психологического обеспечения – паломнические, экскурсионные поездки, организация концертов.

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее