Пастырский призыв. Рядом с боевыми знаменами встанут хоругви

С 1 февраля в Российской армии официально начал действовать институт военных священников

Министр обороны РФ Анатолий Сердюков утвердил положение о функциональных обязанностях помощников командиров частей по работе с верующими военнослужащими в Вооруженных силах. Документ разработан представителями Главного управления воспитательной работы (ГУВР) ВС РФ совместно с Синодальным отделом Московского патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями.

По словам начальника отдела ГУВР полковника Игоря Сергеенко, положение станет основополагающим документом, который будет регламентировать деятельность священников в армии и на флоте в соответствии с законодательством, соглашениями между религиозными организациями, а также убеждениями и духовными потребностями военнослужащих.

Как заявил ранее статс-секретарь — заместитель министра обороны РФ Николай Панков, первые пастыри появятся в воинских частях на Северном Кавказе и на зарубежных военных базах России, в том числе в Абхазии и Южной Осетии. Однако 13 клириков, готовых убыть в Гюмри (Армения), Кант (Киргизия), Севастополь (Украина) и другие места дислокации контингентов российских Вооруженных сил за пределами нашей страны, до сих пор сидят на чемоданах. Причина — волокита, которую затеяло Минобороны.

Впрочем, обо всем по порядку. Военным священникам погоны не положены — они будут приниматься на работу в армию в качестве гражданских служащих. Их зарплата составит около 25 тыс. рублей в месяц (примерно столько же, кстати, получает командир полка). На новые штатные единицы распространяется также все социальное обеспечение, которое определено для этой должности. В их обязанности входят совершение богослужений, просветительская работа, укрепление воинской дисциплины.

По словам Николая Панкова, речь идет не только о православных священниках — представителям разных религий тоже предоставят пропорциональный доступ в воинские части. Например, если в какой-либо бригаде окажется десять и более процентов мусульман, то там будет присутствовать мулла.

Напомним, что о необходимости воссоздания института военных священников заявил в мае 2009 года президент России Дмитрий Медведев в ходе встречи с главами традиционных религиозных организаций России. Да и социологические исследования показывают значительный рост религиозности военнослужащих. Так, если в 1996 году 37% военнослужащих относили себя к какой-либо религии, то в 2008 году верующими себя считали уже 63% людей в погонах. Около 80% из них являлись православными.
Еще в марте 1994 года Патриарх Алексий II и тогдашний министр обороны Павел Грачев подписали соглашение о взаимодействии и сотрудничестве. На территориях частей возрождались и строились храмы, Русская православная церковь все более активно шла в казармы. В настоящее время в армии и на флоте работает около 2 тыс. православных священников. Некоторые из них принимали участие в боевых действиях и даже были награждены. Четверо погибли в ходе контртеррористической операции в Чечне.

Многими происшедшее воспринимается положительно. К примеру, председатель комитета Госдумы по общественным объединения и религиозным организациям Сергей Попов с удовлетворением отметил: «Оставалось три армии, где не было военных священников, — это Северная Корея, Китай и Россия. Теперь мы вышли из этой тройки».

Но не все так просто. Около 20% военнослужащих — атеисты. Католики, иудеи и протестанты — еще около 3,5 % служивых. Таковы данные социологических опросов. Что будут делать с первыми и кто займется душевными проблемами вторых? Вопросы, на которые пока нет ответов. Там же, в Госдуме, глава Российского объединенного союза христиан веры евангельской, член Общественной палаты епископ Сергей Ряховский выразил по этому поводу вполне оправданное недоумение.

Другой аспект проблемы — юридический. Конституция России утверждает принцип отделения религиозных объединений от государства. Между тем Вооруженные силы являются государственным институтом. Да и Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» декларирует, что государство «не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления». Противоречит ли появление военного духовенства в воинских частях этому положению?

По мнению главы Синодального отдела Московского патриархата по взаимодействию с ВС и правоохранительными учреждениями протоиерея Димитрия Смирнова, всего окормлять российское воинство будут порядка 350–400 капелланов. Параллельно готовится проект закона о военных священниках, в основу которого ляжет отечественный (в основном дореволюционный) опыт, который серьезно изучался и священноначалием РПЦ, и военным руководством.

На прошедшем в Государственной Думе круглом столе, посвященном этой теме, представители военного ведомства заявили: «У нас подобраны кандидатуры по назначению военными священниками на зарубежные базы и в Северо-Кавказский военный округ. Сегодня-завтра состоятся назначения, и священники приступят к своей работе». Но пока даже те из них, кто представлен для назначения на должности на военных базах, дислоцированных за рубежом, не могут приступить к исполнению своих обязанностей — Министерство обороны тормозит с подписанием с каждым из них соответствующих договоров.

Еще около 30 православных священников готовы отправиться служить на Северный Кавказ. В ноябре прошлого года были проведены сборы с кандидатами на замещение штатных должностей помощников командиров по работе с верующими военнослужащими в этом регионе. А месяцем ранее в штаб СКВО направлены представители Московского патриархата для создания там структуры штатного военного духовенства и координации ее деятельности. Возглавляет группу священник Дмитрий Василенков, участвовавший в боевых действиях, имеющий ранение и представленный к ордену Мужества.

«Русская православная церковь готова к введению штатной должности военного священника. Священники определены и подготовлены. Еще требуется подписание определенного количества документов, согласования с Министерством обороны. В ближайшее время подготовительная работа будет завершена и военные священники уже на штатной основе приступят к выполнению своих обязанностей», — заявил корреспонденту «НВО» ответственный секретарь Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами иерей Дмитрий Николаев. По его словам, отбор кандидатов проходит в основном на добровольной основе. Среди тех, кто будет окормлять военнослужащих, почти половина в свое время сами служили в армии. К примеру, служить на испытательном полигоне РВСН будет иеродиакон Стефан (Крамаренко) — в прошлом подполковник, начальник отдела контрразведки ракетной дивизии. А в одном из соединений СКВО его командиру станет верным помощником священник Леандр Кузнецов — полковник запаса, офицер Генерального штаба, кандидат военных наук.

Генералиссимус Александр Суворов считал, что «безверное войско учить — все равно, что железо перегорелое точить». Поможет ли духовная «заточка» решить нынешние проблемы армии, покажет время.

Независимое военное обозрение, 26.02.10

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее