Отказники в рясах

Указ президента об отсрочках для священнослужителей неоднозначно воспринят общественностью

В минувшую пятницу президент Владимир Путин подписал Указ «О предоставлении священнослужителям права на получение отсрочки от призыва на военную службу». Согласно документу, ежегодно начиная с 1 октября с.г. от призыва в армию и на флот будут освобождаться до 150 священнослужителей, получивших духовный сан и занимающих должность в религиозных организациях или должность помощника командира (начальника) по работе с верующими военнослужащими – на время исполнения обязанностей по указанной должности. Алгоритм предоставления таких отсрочек должно прописать правительство.

Указ главы государства вызвал негативную реакцию некоторых правозащитников. Член Совета при президенте РФ по правам человека Сергей Кривенко заявил, что данный документ «дает повод другим молодым людям (спортсменам, музыкантам, подающим надежды ученым, специалистам оборонно-промышленного комплекса) также настаивать на предоставлении права об отсрочках от военной службы». Кривенко уверен, что «правозащитники и многие члены нашего общества встретят это решение президента в штыки».

«Я не против того, чтобы священникам давали отсрочки от военной службы, – сказала «НГ» ответственный секретарь Комитета солдатских матерей, член президиума Общественного совета при Минобороны Валентина Мельникова.

– Их не так много, они делают важное дело по духовному возрождению нашего общества. Но я против того, чтобы священники стояли в штате воинских частей и подчинялись командирам, как это предписывает указ президента. Что это за должность введена для священнослужителя – «помощник командира (начальника) по работе с верующими»? Церковь, напоминает Мельникова, отделена от государства, и представители конфессий не должны подчиняться командирам: «Тогда это будут не священники, а простые замполиты. Они должны работать с верующими. А если солдат – атеист? Тогда как быть?»

Несколько иного мнения зампред комитета Госдумы по обороне единоросс Франц Клинцевич. Он считает, что решение об отсрочках для священников президент принял после обсуждения этого вопроса с Патриархом Кириллом. «В России есть сложные приходы, и с учетом этой ситуации правительство позволяет священникам решить свои проблемы», – заявил Клинцевич, пояснив, что некоторые священники служат в очень бедных деревенских приходах и им нужно содержать свою семью, а некоторые пострижены в монахи, что также затрудняет службу в армии. «Как правило, в воинских частях очень много церквей, и священники по призыву просто там работают. Днем они служат наравне с солдатами, а утром и вечером отправляют религиозные ритуалы», – говорит депутат. Правда, по его мнению, 150 отсрочек на четыре конфессии – это «капля в море».
«На мой взгляд, указ решает проблему кадров в приходах, где единственный священник подлежит призыву. Он не пойдет на этот призыв и, получив отсрочку, останется для своего служения», – сообщил «НГ» руководитель сектора ВДВ Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Московского Патриархата протоиерей Михаил Васильев. Он добавил также, что, исходя из его многолетнего опыта, молодые священники без опыта службы не пользуются авторитетом в Вооруженных силах. Что касается цифры в 150 человек, получающих отсрочку, которую Клинцевич назвал «каплей в море», то председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата Всеволод Чаплин заявил в пятницу, что это число примерно соответствует числу священников РПЦ, которые были рукоположены, не отслужив в армии, или еще не достигли предельного возраста службы и в связи с этим могут подлежать призыву.

Если вспомнить, право на отсрочку от службы священнослужители уже имели до 2008 года. И это право было отменено указом, подписанным именно Владимиром Путиным. Прошло четыре года, и глава государства, видимо, понял, что священнослужителей лучше освобождать от службы в армии. И «по просьбе религиозных организаций» исправил ошибку. Правда, сейчас численная квота на получение отсрочки священнослужителями от военной службы в два раза меньше, чем действовала до 2008 года (тогда можно было освободить от службы в армии до 300 человек). К тому же ныне право на отсрочку, как гласит указ президента, можно получить при условии, что «священнослужители прошли (проходят) специальную подготовку, необходимую для исполнения обязанностей по должности помощника командира (начальника) по работе с верующими военнослужащими».

Таким образом, видно, что, во-первых, Кремль рассматривает священнослужителей как своеобразный мобилизационный резерв (они все должны пройти специальную военную подготовку) и идейно-воспитательный ресурс. Во-вторых, руководство страны, видимо, решило форсировать процесс комплектования священнослужителями соединений и частей Российской армии. После президентского указа от 13 июля войска будут комплектоваться молодыми священнослужителями, а также выпускниками религиозных учебных заведений, не прошедшими военную службу по призыву или контракту.

Данное нововведение выглядит немного странным. Ведь буквально в марте, выступая перед представителями СМИ, начальник Главного управления по работе с личным составом Минобороны Сергей Чварков заявил, что задача, поставленная Верховным главнокомандующим по формированию института священнослужителей в армии, успешно решается: «Задача выполняется, но она настолько тонкая, важная, что ее нельзя делать бегом». Он пояснил, что к военным священнослужителям предъявляется ряд требований – «они должны отслужить в Российской армии, иметь хорошее здоровье». Именно этим генерал объяснял трудности с комплектованием штатов священнослужителей в войсках. На тот момент на 242 штатные должности военного священника был назначен всего 21 священнослужитель. В основном это были отставные офицеры, имеющие жизненный опыт и авторитет в войсках. Теперь же, когда армию «насытят» молодыми священнослужителями, неизвестно, какой авторитет будет у Церкви в армии и на флоте. Хотя глава Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Димитрий Смирнов считает, что авторитет священника не зависит от опыта службы в армии. «Если человек в своей области талантлив, то кому какое дело, служил он или нет, – считает он. – Рота солдат не представляет большого значения, а сотня священников – это епархия».

«Старую систему воспитательной работы в войсках ликвидировали. А новая только создается. Создается с участием Церкви – это, может быть, правильно. Но как эта система будет работать – неизвестно. По официальным данным, верующих в армии не более 60%. Я же считаю, что их гораздо меньше. Чтобы работать с людьми, священнослужитель должен иметь жизненный опыт и авторитет. Откуда он возьмется, скажем, у выпускника духовной семинарии, не служившего в армии и пришедшего в войска работать с людьми?» – задается вопросом ветеран военной службы подполковник Александр Матвеев. Эксперт указывает на тот факт, что в армиях развитых стран, к примеру, в Израиле, на 100 военнослужащих имеется один раввин. В США на 500–800 военнослужащих – один капеллан. В армии России этот показатель смехотворный – по штату планируется один священнослужитель на более чем 4 тыс. военнослужащих. «Да и то этот штат пока только на бумаге», – говорит офицер.

Владимир МУХИН, Владислав МАЛЬЦЕВ
Независимое военное обозрение, 16.07.12

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее