Можно ли приносить военную присягу?

На вопросы наших читателей отвечает заведующий отделом религиозного образования и катехизации Тамбовской епархии, иерей Игорь ГРУДАНОВ

— В Евангелии говорится о том, что клясться нельзя. А как в таком случае быть с военной присягой?

— Господь в Евангелии говорит о том, что человек не должен клясться Богом. А военный человек приносит присягу как клятву в верности исполнению своих воинских обязанностей. Он клянется не Богом, а Богу. По крайней мере, так было в дореволюционной России, когда у нас было христолюбивое воинство, существовал институт военного духовенства и армия не была отделена от Церкви. Таким образом, военный произносит присягу как клятву в верности Отечеству, православной вере и русскому народу.

В более широком смысле военная присяга — это своеобразный обет. А ведь обеты, или клятвы, дают совершенно различные люди в разные периоды своей жизни. Например, кроме военных, присягают священнослужители перед рукоположением в сан. При совершении этой присяги они обязуются служить Господу Богу, выполнять свои пастырские обязанности, быть в подчинении церковному священноначалию, правящему архиерею и т.д. Также присягу, или обет, дают молодожены, которые участвуют в таинстве венчания. Перед совершением собственно самого венчания они дают обет Богу сохранять супружескую верность во все время своей земной жизни, любить друг друга и оказывать друг другу помощь до последней минуты своего нынешнего существования.

К великому сожалению, в революционный период наши воины нарушили свою присягу, данную Богу.

Как результат — большинство из них впоследствии попало в очень тяжкие жизненные обстоятельства, многие были просто физически уничтожены. Поэтому, когда мы говорим о репрессиях тридцать седьмого года, нужно принимать во внимание, что народ давал в свое время присягу на верность России, Богу и Церкви и эту присягу нарушил. Он совершил клятвопреступление, отступничество, а ведь это тяжкое преступление. Или, как мы говорим, тяжкий грех.

— В связи с этим вспоминается другой, связанный с первым, вопрос — является ли грехом убийство на войне…

— Самым высшим даром Духа Святого в Православной Церкви является дар, который называется духовным рассуждением. Это высшая способность человека, подаваемая ему Богом. Конечно, духовное рассуждение посещает не всякого человека. Это удел великих подвижников, старцев.

В то же время, используя духовное рассуждение, мы можем сказать о том, что в заповеди «Не убий», данной Моисею, не содержится конкретного указания на то, что воин не может убить другое существо.

К примеру, когда Иоанн Креститель крестил в Иордане, к нему приходили разные люди, в том числе и воины. И когда они спросили: «А что же нам делать?», то получили ответ: «Никого не обижайте, довольствуйтесь своим жалованьем и не клевещите». В этом ответе нет слов о том, что воины должны бросить оружие, потому что оно служит орудием убийства.

Наибольшее развитие идея жертвенного служения другим людям получила в Евангелии, когда Господь говорит о том, что нет большей любви, чем если кто положит душу свою за други своя. В этом смысле участие солдата в боевых действиях, направленное на защиту и сохранение, в первую очередь, православной веры, своего Отечества и своего народа, является не убийством, а наоборот — самой большой жертвой, которая означает, что человек готов отдать свою жизнь ради того, чтобы защитить эти три святыни — Церковь (веру), Отечество и народ.

Существуют многие пацифистские организации, сектантские учения, к примеру, «Свидетели Иеговы», которые вообще не признают самого понятия патриотизма, отвергают государственные символы, возможность службы в армии. Но это совершенно не соответствует духу и букве Священного Писания, если посмотреть на него с точки зрения духовного рассуждения, с точки зрения Православной Церкви.

Ведь не зря еще со времен Крещения Руси мы видим, что воины княжеской дружины просили благословения у митрополита Киевского. А начиная с эпохи царя Петра, в России создается институт военного духовенства, и в армии священнослужители из белого духовенства, а на флоте иеромонахи становятся штатными священниками всех полков. При каждом полку обязательно появляется полковой храм, походный или стационарный. Начиная с этого времени, можно вести речь о духовном окормлении воинов, а также о том, что забота Церкви — чтобы воины сознательно участвовали в защите Отечества и укреплялись духом, Божьей благодатью, которая дает им мужество, силы, терпение к одержанию победы над врагом.

Православная Церковь видела и видит цель служения полкового священства не только в том, чтобы обеспечить победу русского оружия. Задача Церкви — спасти бессмертную душу каждого человека. На войне существует очень много испытаний, препятствий и искушений для того, чтобы не спасти ее, а погубить. В пылу сражения воин может превратиться в садиста. И тогда наступает такой момент, когда он вроде бы по форме защищает Отечество, но по содержанию является убийцей, если применяет оружие против мирного населения, против женщин, стариков и детей. Убийство начинает доставлять такому солдату удовольствие. Для того, чтобы исключить подобные состояния, и нужен священник, который с помощью бесед и особенно с помощью таинств не допускает ожесточения сердца человека и искажения его природы.

«Тамбовский курьер», 04.05.10

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее