Любо!

Госполитика в отношении казачества обретает законодательную основу.

Слово «казак» на слуху. Казакам посвящены президентские указы и правительственные постановления, газетные статьи и телепередачи.

Как и зачем усиливается роль казачества в России? Об этом специально для «Российской газеты» рассказал заместитель руководителя администрации президента РФ Александр Беглов, который назначен на должность председателя Совета при президенте РФ по делам казачества.

Российская газета: Александр Дмитриевич, прежде чем что-то обсуждать, давайте «на берегу» договоримся о терминологии. Поэтому — кто такие казаки?

Александр Беглов: Юридически точный ответ на этот вопрос мало что даст для понимания реального положения дел. Казаком является любой гражданин России, на основании самоидентификации относящий себя к казачеству, ведущий определенный образ жизни, хранящий доставшийся от предков уклад, соблюдающий свод строгих нравственных правил. Но это скорее теория. А на деле речь идет об огромном — около 7 миллионов человек — неоднородном, очень патриотично настроенном, но зачастую раздираемом внутренними противоречиями сообществе россиян. И дело здесь не в традиционной казачьей «вольнице». Тяга казаков к внутренней духовной свободе — как раз объединяющее их начало. Но и сейчас, и раньше находились недруги казачества, понимающие: казаки крепки единством. Значит, надо их разделить. Вот и возникали границы не только внутри станиц, но даже и внутри казачьих родов и семей.

Министры с атаманами

РГ: Все это — дела давно минувших дней. Но в постсоветское время появились новые проблемы?

Беглов: Свою лепту внесли 90-е годы, когда многие политики разных уровней то заигрывали с казачеством, то поворачивались к нему спиной, поддерживая то одних, то других казачьих лидеров, зачастую с весьма сомнительной репутацией. В 2000-е годы, как и в государстве, в казачьей среде наступила некоторая стабильность, хотя проблем в целом не убавилось.

РГ: Что изменилось сегодня?

Беглов: В июле 2008 года, спустя буквально несколько месяцев после своего избрания, президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев утвердил Концепцию государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества. А в январе 2009 года его распоряжением был создан инструмент для реализации данной Концепции — Совет при президенте Российской Федерации по делам казачества.

Мощной поддержкой казачьему движению стало принятое 15 сентября 2009 года постановление правительства РФ, в соответствии с которым вопросы взаимодействия государства с казачьими обществами переданы Минрегиону России.

РГ: Что собой представляет совет, который вы возглавляете?

Беглов: Структура совета позволяет эффективно координировать работу по реализации Концепции государственной политики в отношении российского казачества во всех субъектах Российской Федерации, где существуют казачьи общества. Делается это через рабочие группы в регионах. В федеральных округах созданы постоянные окружные комиссии совета, а на федеральном уровне — постоянные профильные комиссии по отдельным направлениям деятельности (ими руководят, как правило, заместители министров соответствующих министерств, а их заместителями являются атаманы войсковых казачьих обществ).

То есть подразделения совета состоят не только из казаков, но и из государственных служащих, причем — весьма высокого ранга. Совет — не общественная организация, а межведомственная структура.

Хочу особо подчеркнуть, что Дмитрий Анатольевич Медведев проявил особое, я бы сказал, знаковое уважение к многовековым казачьим традициям — Положение о Совете фактически воспроизводит принципы казачьей демократии, превращая его в своеобразный Казачий Круг, на котором решения принимаются большинством голосов.

Служба и воля

РГ: Как теперь будут строиться взаимоотношения власти с казачеством?

Беглов: Это исторически особые отношения. Они выстроены прежде всего на идеалах служения Отечеству, ответственности перед страной, стремлении к укреплению государства. Настала пора изменить отношение к казакам со стороны общества. Казаки — не пасынки нашего народа, не капризные и себялюбивые «озорники». Это активные граждане России, настоящие патриоты нашей страны.

РГ: В принятых документах о казачестве узаконен термин «реестровые казаки». Служить будут только они?

Беглов: Это дореволюционный термин. Вступая в реестровое общество, казак в соответствии с его уставом добровольно принимает на себя обязанности по несению государственной службы. На сегодняшний день сотни тысяч граждан России сделали такой выбор.

Отдавая должное чувству ответственности казаков, их способности к самоорганизации, государство при построении системы государственной службы реестрового казачества стремится максимально учесть и сохранить традиции казачьей демократии и братства. Это касается прежде всего правил внутреннего устройства казачьих обществ, а также принципа выборности атаманов, что является, в свою очередь, очень серьезной мерой доверия казачеству, особенно если учесть, что войсковые атаманы утверждаются указами президента Российской Федерации.

РГ: Получается, реестровый казак — это государев человек. А как это соотносится с казачьим менталитетом, с декларацией «казачьей воли»? Когда-то казаки снимали шапки только в церкви, не кланялись даже царю.

Беглов: С перестроечных времен казаков втягивают в бесконечную дискуссию на тему «воля или служение». Мы считаем эту дилемму абсолютно ложной. Мы твердо стоим на позиции исторической правды: выбор реестрового казака — это служение на основе его доброй воли.

РГ: Не вносится ли таким образом раскол в казачью среду? Ведь обидно: кто-то пользуется государственной поддержкой, кто-то — сам по себе.

Беглов: «Отдельной» поддержки реестровых казаков не существует. Мы считаем бессмысленными попытки противопоставить друг другу реестровых и нереестровых казаков. Очень много казаков и их семей просто живут и трудятся в соответствии с вековыми традициями своих предков. Вступая в общественную казачью организацию либо в реестровое казачье общество, они не становятся от этого больше или меньше казаками.

Выбор казака, заниматься ли ему общественной работой или служить на государственной службе, определяется не только его моральными ценностями и жизненными установками. Здесь играет свою роль и целый ряд других обстоятельств: возраст, здоровье, профессия, семейное положение.

По-моему, корни противоречий между реестровыми и общественными казачьими организациями следует искать в давнем межличностном противостоянии атаманов отдельных казачьих подразделений. Может быть, скажу жестко, но я считаю так: межличностный конфликт возникает там, где есть корыстный, личный интерес. Иные атаманы сравнивают свои объединения не по делам на благо возрождения казачества и России, а по формальной, зачастую дутой численности и пиаровской шумихе. За последнее время появилась масса лжеказаков, присваивающих друг другу полковничьи и генеральские звания и награждающих друг друга придуманными орденами за придуманные подвиги. Они и перекреститься не забывают, и в церковь иной раз заглянут — с формальной стороной дела у них все в порядке. Но это отнюдь не мешает им торговать историей своих предков для получения политических и материальных дивидендов. Лозунгов у них может быть много — вплоть до создания особой «казачьей республики». Вдумайтесь: не Отечество, с их точки зрения, должен защищать казак, а свою хату, «свой бугор, да свой интерес»! Вновь продолжают сеять ядовитые семена раздора, уже принесшие в XX веке чудовищные всходы.

Государево слово

РГ: Почему такое особое внимание именно к казакам?

Беглов: Казаки — одна из важных составляющих многонациональной российской палитры. Полагаю, без них бы и России в том виде, в котором она сейчас существует, не было. Да, каждый человек в отдельности может принести стране пользу, не важно, казак он, курский крестьянин или, скажем, якутский охотник. Но если люди чувствуют себя причастными, причем этнически и исторически, к одному сообществу, их потенциал возрастает многократно.

Государственная служба для казака — это возможность активно реализовать свою личную жизненную позицию, занять место в жизни, которое определено его мировоззрением и историей предков, наполнить реальным содержанием казачьи традиции, сохранить неповторимую казачью культуру.

Не будем забывать, что казаки не только подвергались гонениям по классовому и сословному принципу, не только массово переселялись внутри страны. К сожалению, это происходило и с десятками миллионов других наших сограждан. Но лишь казачество в таком массовом порядке покидало страну навсегда.
Поэтому власти не только могут, но и должны проявить к казакам особое внимание.

РГ: Какая законодательная база обеспечивает эту работу?

Беглов: Приняты соответствующие нормативные правовые акты президента и правительства РФ. Эти документы регламентируют процедуру принятия обязательств по несению определенных видов государственной и иной службы, а также заключения соответствующих договоров. Типовая форма указанных договоров утверждена приказом Минрегионразвития России.

РГ: На основании этих правовых актов и будет осуществляться финансовая «подпитка» казачества?

Беглов: Последнее время я слышу этот вопрос очень часто и рад возможности ответить на него через вашу газету.

Первое. Ни о каких «подпитке», «помощи» или «финансовом содействии» казачеству речи никогда не было.

Думаю, нет ничего более обидного для казаков — одной из самых гордых и самобытных частей нашего народа, — чем подобная «милостыня». Не деньги государство дает казакам, а возможность их заработать на государственной службе в составе казачьих обществ.

Второе. Договор, по которому казаки принимают на себя обязательства и получают денежные средства, заключается с казачьим обществом только в том случае, если оно победило в соответствующем конкурсе, т.е. в честном соревновании с конкурентами, в том числе и с неказачьими структурами. Казачьим обществам при конкурсе не предоставляется никаких особых преимуществ.

И третье. Вопрос о том, что представители реестровой казачьей организации имеют какие-либо приоритеты в службе перед представителями общественной казачьей организации, неправомерен. Суть вопроса лежит в юридической плоскости. Реестровые казачьи общества имеют право подписывать прямые договора с федеральными, региональными и муниципальными структурами на осуществление определенных видов деятельности. В то время как члены общественных казачьих организаций должны либо заключать индивидуальные контракты, либо создавать соответствующие юридические лица, организационно-правовая форма которых позволяет вести коммерческую деятельность.

Задача совета состоит в том, чтобы все казаки и все казачьи организации вне зависимости от их юридического статуса получили возможность эффективно работать. Ведь анализ их уставов и программ показывает, что они в большинстве своем построены на одном фундаменте.

Казачьи внуки

РГ: Вы уверены, что все это нужно современной молодежи? Да, деды и отцы к возрождению казачества относятся серьезно. А внуки? Может, им традиции кажутся безнадежно скучным «ретро»?

Беглов: Я так не считаю. Казачья молодежь выделяется среди сверстников нравственным и физическим здоровьем, особой активностью. Сейчас действует 24 казачьих кадетских корпуса! Открыты классы с казачьим компонентом в общеобразовательных учреждениях. Если бы казачатам все это было неинтересно, кто бы там учился? Указом президента РФ учрежден смотр-конкурс на звание «Лучший казачий кадетский корпус» с вручением победителю переходящего знамени президента России. Уже стартовала Всероссийская казачья фольклорно-патриотическая экспедиция, посвященная 65-летию Великой Победы. И совсем для меня неудивительно, какое активное участие приняли казачьи дети и молодежь во Всероссийском фольклорном конкурсе «Казачий круг», который проводится по инициативе члена нашего совета — народной артистки России Надежды Бабкиной. Разворачивается военно-спортивная игра «Сполох».

В этом году пройдет Всероссийская Спартакиада допризывной казачьей молодежи, посвященная 65-й годовщине Великой Победы. В программе Спартакиады — соревнования по военно-прикладным видам спорта с казачьей спецификой. Это бег на «казачью версту» (1067 метров), верховая езда, армейский рукопашный бой, плавание, пулевая стрельба.

РГ: В организации таких соревнований, видимо, заинтересованы и наши военные?

Беглов: Да, по сути, это подготовка к воинской службе. В эту работу лично включился министр обороны Анатолий Сердюков (кстати, член президентского совета). На прошедшем в феврале нынешнего года заседании совета обсуждалась проблема комплектования казачьих воинских частей, а также взаимодействие Общероссийской общественно-государственной организации ДОСААФ с войсковыми казачьими обществами по вопросам военно-патриотического воспитания казачьей молодежи и ее подготовки к военной службе. Для оперативного решения этих вопросов в составе совета создана постоянная профильная комиссия.

За веру

РГ: Казаки всегда отличались крепкой верой. Как сегодня складываются у казачества отношения с церковью?

Беглов: Казаки исторически связаны с православием. Есть народная мудрость: «Казак без веры — не казак». И сегодня невозможно представить человека, который именует себя казаком, но открыто выступает против веры своих предков.

Роль Русской православной церкви в возрождении казачества трудно переоценить. 14 октября 2009 года на заседании совета в Новочеркасске Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл заявил об особом Патриаршем водительстве российского казачества и необходимости его скорейшего воцерковления. Епископ Павлово-Посадский, викарий Московской епархии Кирилл благословлен на организацию централизованного окормления Русской православной церковью казачьих обществ. Указом президента России он включен в состав совета и возглавил соответствующую постоянную профильную комиссию. Определены войсковые и окружные священники, которые будут непосредственно работать с казаками.

Решением Священного синода от 5 марта 2010 года создан Синодальный комитет по взаимодействию с казачеством.

Мундир — российский

РГ: Зачем потребовались недавние нововведения в казачьей геральдике?

Беглов: Нет нужды говорить, сколь огромное нравственное значение имеют для людей символика, атрибутика. В четкой, устоявшейся форме они непрерывно напоминают обществу о его духовных ориентирах.

Недавними указами президента РФ учреждены гербы и знамена внесенных в государственный реестр войсковых казачьих обществ. Утвержден порядок присвоения чинов членам казачьих обществ. Узаконены удостоверения казаков, форма одежды и знаки различия по чинам. С одной стороны, теперь торжествует научно обоснованный подход к казачьей форме: она тщательно выверена с учетом исторических особенностей и традиций каждого войскового казачьего общества. С другой стороны, она заметно отличается от формы армейской.

Полагаю, что таким образом навсегда похоронена обидная, оскорбительная, но в прошлом — небезосновательная привычка именовать казаков «ряжеными». Дать новые поводы могут лишь те, кто начнет по своей прихоти «залезать в чужие погоны». Обращаю внимание — «погоны». Никто не против традиционной казачьей одежды, которая всегда имела элементы военного обмундирования. В Указе президента РФ четко прописано, что эта одежда не должна повторять утвержденную для реестровых казачьих объединений форму.

РГ: Коротко говоря, что изменилось в жизни казачества за последние пару лет, с момента принятия президентской Концепции?

Беглов: Заработала четкая «система координат», позволяющая каждому казаку самоидентифицироваться и обрести свой путь в любой из трех ипостасей — рядового гражданина Российской Федерации — казака, активиста-общественника либо «реестровика». Это самое главное!

Теперь дело во многом за самими казаками. Ведь дальнейшее развитие и процветание казачества зависит от совместных усилий, когда власть создает широкие возможности для проявления казачьей инициативы, а казаки делом доказывают верность своим устремлениям и идеалам.

Уверен, казаки будут энергично и плодотворно строить свою жизнь и жизнь своих родных так, чтобы можно было по доброй традиции воскликнуть: «Слава богу, что мы — казаки!»

Михаил ФАЛАЛЕЕВ
«Российская газета», 26.05.10

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

3 комментария

Click here to post a comment
  • Посмеялся от души! г. Беглов ничего не знает о казаках! Так, очередная неофитская байка. Ну, очень хочется поиграться в казаков. Господа, играйтесь в русских богатырей, стрельцов и.т.д. НАШИ Предки, слухая подобных «казаков» — в гробах вертятся! Мне, которого воспитал Дед (1892г.р.) противно слушать бегловых, равно, как и читать новоявленные законы «о казачестве»… Ряженные клоуны! Уставы, члены организаций, форма, выточки, погоны… Тьфу!

  • Полагаю, сейчас вообще сложно найти человека, который, пользуясь вашей терминологией, знает о казаках «всё». Одновременно всем понятно, что если в стране есть сотни тысяч людей, которые называют себя казаками, необходимо направить их энергию в мирное, конструктивное русло. И государство пытается делать что-то в этом направлении. Конечно, легче всего смотреть на эти усилия государства со стороны и критиковать. Но гораздо полезнее попытаться понять и правильно оценить то что происходит, или, если вы считаете себя единственным компетентным человеком в этой области, самому выступить с какой-нибудь инициативой. А вообще попробуйте хотя бы на секунду поставить себя на место Беглова — вряд ли оно покажется вам синекурой…

  • Казачество должно быть единым юридически. Реестр должен быть составной частью частью единого казачества, как субэтноса русского народа. В реестр казаки идут добровольно и на любой срок. От срока могут лишь зависеть личные служебные привилегии. Возможно формирование казачьих формирований с преимуществом казаков. Подростковые качьи клубы, секции — ,возможно, составная часть ДОСААФ.

Опубликовано ранее