Лукавое мнение

Правозащитники снова попытались напугать общество клерикализацией армии и школы

22 апреля в Славянском правовом центре прошел «круглый стол» «Свобода совести в России: проблема диалога между конфессиями и диалога конфессий с властью». На повестке стояли вопросы о введении в школе предметов по религиозной культуре и возрождении в армии института военного духовенства. Об этом, в частности, говорил в своем выступлении инициатор обращений родителей против обязательного преподавания основ православной культуры Владимир Абдрашитов. По его мнению, внедрение православия в школах и армии вызывает возмущение общественности и вносит в общество разделение. «С введением института военного духовенства вносится разлад по линии командования по религиозному признаку», — приводит слова правозащитника официальный сайт Славянского правового центра.

В своем докладе г-н Абдрашитов представил упрощенную и не соответствующую действительности картину будущего российских Вооруженных сил. По его словам, присутствие в армии священнослужителей приведет к следующей ситуации: «все стали по команде вставать на молитву, а кто не идет на молитву – пойдет «таскать чугун», так как в армии действует принцип: солдат не может сидеть без дела» — говорится на сайте СПЦ. Докладчика поддержала журналист Халида Хамидуллина. По ее словам, мусульманских священнослужителей, в отличие от православных священников, попросту не пускают в армию, отчего приверженцы ислама якобы чувствуют себя второсортными гражданами.

В результате подобных высказываний, обнаруживающих полную некомпетентность докладчиков в обсуждаемых вопросах, у общественности складывается ошибочное впечатление о взаимодействии армии и религиозных объединений. Представители Русской Православной Церкви и профильные чиновники Минобороны не раз подчеркивали добровольность участия военнослужащих в религиозной жизни. «Одной из главных задач военного священника в армии должно быть сплочение воинского коллектива через искреннее и уважительное отношение к религиозным взглядам и чувствам верующих других религий… Никак не может быть хождения строем в храмы» — говорит председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, протоиерей Димитрий Смирнов.

В настоящее время военных имамов действительно недостаточно. Но их малочисленность, по свидетельству самих представителей исламского духовенства, объясняется не чинимыми препятствиями, а кадровым дефицитом. Исламские священнослужители прямо советуют в этом случае обращаться к тому священнику, который присутствует в части. Еще в декабре прошлого года на пресс-конференции после фильма «Батюшки особого назначения» представитель главы ЦДУМ в Москве Растам Валеев заявил: «Я говорю мусульманам: если пока дефицит кадров в армии, нет муллы, идите к православному батюшке. Он так же вас выслушает, даст совет». В Русской Православной Церкви с ним полностью солидарны. По словам уже упоминавшегося вышел протоиерея Димитрия Смирнова, православный священник «должен проявлять особое внимание к солдатам, сержантам, офицерам, исповедующим другую религию и по их просьбе организовывать встречи со служителем соответствующего вероисповедания».

Вопреки утверждению докладчиков о монополизации армейского религиозного пространства Русской Православной Церковью и принудительных молитвах, в проекте Положения о военном духовенстве подчеркивается, что священнослужитель призван работать только с верующими его религии и притом только во внеслужебное время. Об этом же свидетельствуют и представители Церкви. «Воспитывать у военнослужащих уважение к вере своего сослуживца — важная задача военного командования и военного духовенства. Только тогда, когда мы уважительно относимся к убеждениям другого человека, возможно взаимопонимание. От этой позиции зависит мир в казармах, в семьях военнослужащих. Также армия не должна рассматриваться как поле для миссионерской деятельности с целью привлечения новых последователей», — говорит протоиерей Димитрий Смирнов.

Следует подчеркнуть, что безответственные высказывания некоторых правозащитников не лучшим образом сказываются на имидже правозащитных организаций, многие из которых действительно стоят на защите прав российских граждан. Налицо идеологизированность отстаиваемой позиции, ангажированность, незнание текущей ситуации, а, главное, — нежелание разобраться в обсуждаемой проблеме. Сюда же можно добавить и неспособность к открытому диалогу с представителями традиционных религий, которые в состоянии внятно и аргументировано представить вое видение ситуации, а также игнорирование зарубежного опыта, на который в иных ситуациях любят ссылаться в правозащитной среде.

Возникает закономерный вопрос: какой мы хотим видеть завтрашнюю Россию? Свободной страной, в которой уважаются права верующих, рассадником духовного релятивизма с последующей неизбежной нравственной деградацией общества, или антирелигиозным государством с тотальным засильем атеистической идеологии? Выясняется, что для ряда активных граждан, претендующих на роль выразителей общественного мнения, ответ на этот вопрос, увы, не очевиден.

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

4 комментария

Click here to post a comment
  • Уважаемые авторы.

    Видимо вы никогда не служили ни в Советской, ни в Российской армии. И не знаете, каким образом строятся взаимоотношения в ней и управление ею. Все разговоры о «добровольности», «только с верующими именно данной конфессии», «только во внеслужебное время» — есть всего лишь разговоры. Как бывший офицер служивший и при СССР и в постсоветской России я знаю, что ничего такого в нашей армии нет и быть не может. Подобные утверждения может позволить себе только тот, кто никогда в ней не служил, ибо эти иллюзии рассеиваются через несколько дней воинской службы.

    Это с одной стороны.

    И второй вопрос: почему это православным священникам государство будет платить деньги за то, чтобы они окормляли свою паству, а вот священникам других конфессий (могу вам сообщить, что в России целых две республики с подавляющим преобладанием шаманизма, например, и он распространен по всей Западной Сибири, Забайкалью и Дальнему Востоку) — государство зарплату платить не будет? Вам не кажется, что это просто нечестно?

    Извините, но тот, кто писал эту статью — ни секунды не служил в армии. Или просто не смог, по служебному положению, написать иное..

  • Уважаемый Михаил!
    Во-первых, позвольте заметить, что ваше утверждение абсолютно голословно, поскольку не содержит внятной аргументации, кроме «я служил, а вы нет».
    Во-вторых, если вы действительно офицер, то, наверняка знаете, что значат должностные обязанности, прописанные в соответствующих документах. Если священнослужитель состоит в должности зама командира по работе с верующими с определенными правами и обязанностями, вряд ли командир части позволит ему выйти за очерченные рамки.
    В-третьих, непонятно, почему вы решили, что зарплату будут получать только православные священнослужители. В соответствии с проектом положения, зарплату будут получать священнослужители всех традиционных религий России (ислам, буддизм, иудаизм), проходящие службу в ВС. Правда, среди них вряд ли будут шаманы, поскольку на сегодняшний день адептов шаманизма в Вооруженных силах не зафиксировано.
    Благодарим вас за интерес к нашему сайту.

  • Скажите, пожалуйста, а есть хотя бы примерные цифры — сколько сейчас уже служит в войсках православных священников и мулл? Есть ли представители буддистов или, может быть, других религий? (понятно, что их немного, если и есть)

  • Здравствуйте, Александр. На сегодяняшний день официально назначенных священников — всего 3. На очереди один имам. Что касается лам, пока информации нет. Всего планируется назначить на штатной основе 240 священнослужителей. В конце марта-начале апреля мы планируем рассказать более подробно о назначениях и функциональных обязанностях военного духовенства.

Опубликовано ранее