Как противостоять армейской «дедовщине»?

Дедовщина в армии — что это? Одно из самых позорных явлений в жизни нашего общества — да, к сожалению. Но не только. Это также испытание, выпадающее на долю молодого мужчины, которое не каждый может с честью и достоинством пройти. При том, что, как и в любом другом деле, здесь сколько людей — столько и мнений. Как выстоять в армии, не сломаться, использовать эту ситуацию для закалки мужского характера, какие правила и законы надо знать — об этом давайте поговорим более подробно.

Сразу же надо сказать, что «дедовщина» — это узкое понятие, которое охватывает только нарушения уставов при взаимоотношениях между военнослужащими младшего и старшего и призыва.

Но неуставные взаимоотношения — понятие более широкое, чем «дедовщина», они включают в себя весь спектр взаимоотношений между военнослужащими, которые нарушают требования общевойсковых уставов, в том числе отношения начальник–подчиненный, подчиненный–начальник. Наиболее грубые формы неуставных взаимоотношений, такие как истязания, хулиганство, причинение телесных повреждений, грабеж и т. п. подпадают под понятия общеуголовных преступлений и влекут уголовную ответственность в соответствии с действующим законодательством Украины.

Например — солдат ударил солдата. В этом случае уголовное дело возбуждается в соответствии с тяжестью причиненных телесных повреждений. Командир ударил подчиненного — действия первого могут быть квалифицированы как должностное преступление — превышение полномочий или злоупотребление властью. Подчиненный ударил командира — воинское преступление — применение насилия в отношении начальника. В первом случае преступление относится к категории легких или средней тяжести. Во втором и третьем случае преступления могут относиться к категории тяжких или особо тяжких.

Формы проявления «неуставных взаимоотношений»:

Эксплуатация (перекладывание старослужащими своих обязанностей на солдат младшего периода службы, использование подчиненных начальником в личных целях);

Физическое насилие (нанесение побоев, лишение сна, принуждение к физическим упражнениям сверх допустимой нормы);

Психологическое насилие (словесные оскорбления);

Экономическое насилие (отбирание денег, продуктов питания, личных вещей, лишение пищи, денежного, вещевого и материального довольствия).

Причины и условия, порождающие неуставные взаимоотношения между военнослужащими

Среди юристов, военных психологов, журналистов распространено мнение, что причинами, порождающими неуставные взаимоотношения в армии являются следующие условия:

стойкие традиции, связанные с этим явлением;

четкая градация по сроку службы, что автоматически разбивает личный состав на конкретные категории;

безнаказанность;

умышленное сокрытие нарушений командирами;

традиции замалчивания нарушений в коллективе (доложил — стал «стукачом»);

комплектование сержантского состава военнослужащими срочной службы;

нежелание части офицеров вникать в жизнь коллектива за рамками служебной деятельности.

Самым высоким авторитетом пользуются военнослужащие, обладающие незаурядной физической силой и прослужившие в армии больше полугода.

Причинами возникновения «дедовщины» послужил тот факт, что в шестидесятые годы был разрешен призыв лиц, ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы. Как ранее принято было считать, именно они принесли в казармы традиции уголовного мира, практиковавшиеся в местах лишения свободы, которые, после адаптации к условиям армии, и легли в основу традиций «дедовщины».

Но неуставные взаимоотношения в целом и «дедовщина» в узком смысле этого понятия не распространены в войсках повсеместно. Во многих частях такое понятие отсутствовало и отсутствует как таковое. Например, в спецподразделенях факт неуставных взаимоотношений автоматически лишал виновного права ношения крапового берета, что было крайне позорно для его обладателя. Отсутствовала дедовщина и на большинстве линейных застав пограничных войск КГБ СССР.

Что делать, если оказался в критической ситуации:

1. Ни при каких обстоятельствах не нарушай закон. Строго выполняй требования воинских уставов, своих командиров и начальников. Не давай повода унижать или шантажировать себя.

2. Не роняй своего достоинства. Не делай ничего такого, за что потом будет стыдно. Не проявляй своей слабости перед обидчиком. Способность устоять в критическую минуту, не упасть духом, преодолеть трудности — вот достойные уважения качества мужчины и воина. Не допускайте даже мысль о самовольном оставлении части, применении оружия, не говоря уже о самоубийстве в знак протеста. Не всегда возмездие наступает так быстро, как хотелось бы, но торопить события, обрекая себя на лишение свободы, а родных и близких на переживания — в высшей степени несправедливо и неумно.

Что делать, если права военнослужащего нарушены:

1. Все взаимодействия с органами прокуратуры должны производиться только в письменном виде. Все, что говорится устно, то есть все твои устные вопросы и просьбы, а равно и данные на них устные ответы, фактически не имеют никакой юридической силы. Поэтому всем своим обращениям необходимо придавать письменную форму, а также настаивать на подобных действиях с другой стороны.

2. Обязательно оставляй себе копию каждого обращения. Следует сохранять и все ответы от должностных лиц. Данные документы послужат доказательством позиций обеих сторон.

Во все инстанции отдавай только копии документов, так как подлинники не возвращаются.

Как выжить солдату в казарме

О том, сколько горя несет солдатам и их родным «дедовщина» в армии, все слова уже сказаны. А вот что делать… Возможно, именно наши советы помогут призывникам и новобранцам разобраться в «ритуалах» казарменных хулиганов и избежать издевательств. По крайней мере выжить, пока проблема (вряд ли быстро!) будет решаться в этих самых «верхах»

ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ НОВОБРАНЦЕВ

Наиболее распространенные издевательства

1. «Конфискация»

У новобранцев сразу по прибытии в часть «деды» отбирают деньги, продукты и новую форму. Если новобранец сопротивляется, «деды» зачисляют его в «непонятливые» и после этого истязают до изнеможения хозработами или физическими упражнениями.

Как себя вести солдату?

Это первое и, пожалуй, самое «невинное» проявление «дедовщины», с которым сталкивается молодой солдат. Можно сразу «пойти на принцип», но если у тебя нет звания мастера спорта по самбо или боксу, лучше не обострять отношения с «дедами». Без денег, мамкиных пирожков, новеньких сапог или форменной шапки (тебе дадут старые) можно пережить эту обдираловку. В противном случае тебе могут оставить сочный фингал или разбить нос. Но это не значит, что даже в такой ситуации ты полностью беззащитен. Постарайся попасться на глаза командиру роты, батальона, части и с глазу на глаз расскажи им все, как было. Припугни их жалобой в прокуратуру.

2. «Сто дней до приказа»

Особо почитаемый «дедами» ритуал, который начинается ровно за 3 месяца и 10 дней до приказа министра обороны об увольнении старослужащих из армии. Формы проявления «стодневки» самые разные. Каждую ночь молодые солдаты должны класть под подушку дембелям сигареты, на которых должно быть написано, сколько «дедушке» осталось до приказа. Непослушных ждет издевательское наказание (например, собрать за ночь 100 окурков.) Солдат могут заставить рассказывать «дедам» сказки по ночам или петь им колыбельные по заказу. Кто путает слова, будет учить их всю ночь без сна.

Как себя вести солдату?

Отнесись к этой дембельской забаве со всей серьезностью. Это что–то вроде казарменной художественной самодеятельности, «руководители» которой жестоко карают недобросовестных «артистов». Тут есть лишь два выхода: или играй с «дедом» в его игру, или начинай против него «антитеррористическую операцию»: напиши жалобу командиру подразделения или части, обратись в гарнизонную прокуратуру или в особый отдел, посоветуй таким же униженным сослуживцам сделать то же самое. Чем больше будет шума, тем больше вероятности, что командование отреагирует.

3. «Дембельский поезд»

Четверо молодых солдат поднимают на руки кровать «деда» и, слегка покачивая ее, носят по казарме. Другие «духи» в это время шествуют впереди кровати и «гудят паровозиком», третьи — бегут навстречу «поезду» и машут ветками деревьев, изображая проплывающую мимо «природу».

Как себя вести солдату?

Этот театрализованный кураж «дедов» безболезненно переживает лишь тот, кто принимает давно существующие «правила игры». Но если ты восстал против них — иди до конца. Тут можно или открыто жаловаться командирам, в правоохранительные органы, или же анонимно «сигнализировать» им. Был случай, когда один из солдат сфотографировал происходящее в казарме и разослал снимки в газеты, в МО, в Генпрокуратуру. После множества комиссий порядок был наведен.

4. «Противовоздушная оборона»

Солдаты, не выполнившие какой–либо приказ «деда», обязаны всю ночь отгонять от его постели комаров и мух. Если хотя бы одно насекомое проникнет в охраняемую у кровати зону и укусит «деда», наказание повторяется следующей ночью.

Как себя вести солдату?

Если знаешь, что «дед» следующей ночью привлечет тебя к этому мерзкому «шоу», заранее сообщи об этом командиру подразделения, его заму по воспитательной работе или дежурному по части — очень вероятно, что они постараются своими глазами увидеть «концерт» среди ночи и поставят «деда» на место.

5. «Общественный фонд»

Старослужащие полностью или частично лишают месячного денежного довольствия солдат–первогодков под каким–нибудь надуманным предлогом — строительство стриптиз–бара в части или сбор пожертвований «на озеленение Луны». Тот, кто отказывается, будет объявлен «эгоистом» и отправлен за ворота части просить милостыню у прохожих.

Как себя вести солдату?

Этот «тихий грабеж» уже попахивает серьезной статьей Уголовного кодекса. Для начала можешь написать анонимную записку и бросить ее в ящик для жалоб и предложений командиру части. Не подействует — пиши такое же в военную прокуратуру. Не поможет и это — сообщи родителям в письме — пусть они (не называя фамилии, чтобы не навредить твоей службе) в прокуратуру

Не попадай «под раздачу»!

Первые недели

Помните, что мнение старослужащих о вас будет складываться в течение первых трех–четырех недель. Как правило, в этот период «молодых» не трогают, изучая «морально–волевые качества». В зависимости от того, как вы проявите себя за это время, и будет складываться отношение «дедов» к вам. Как же вести себя, чтобы избежать лишних проблем?

Зайдя впервые в казарму, не стоит испуганно озираться по сторонам. Старайтесь держаться с достоинством, но не вызывающе.

Два раза не повторяют

Сразу зарубите себе на носу: два раза здесь не повторяют и не объясняют. Чаще всего первые тумаки новобранцы получают за неправильно намотанную портянку, не по уставу заправленную кровать и т. д. Принцип прост — офицер спрашивает с сержанта, сержант — с вас. К примеру, ротный находит в расположении бумажку на полу, «дрючит» за это сержанта. Последний не тратит время на повторное объяснение… Он начинает раздавать «пилюли» направо–налево. То же самое касается и зубрежки устава. Проверит офицер знания обязанностей дневального у молодого солдата, а тот только мычит в ответ. Лучше заучить сразу, иначе постигать военную науку придется в упоре лежа с тремя бронежилетами на спине. Чем меньше к вам претензий, тем выше вероятность, что вы избежите очередной «раздачи».

А зубы надо чистить

Огромное внимание педантичные дембеля обращают на гигиену и внешний вид молодняка. Чем опрятнее «дух», тем больше к нему уважения. Если вечером вы не почистили зубы, считайте, что автоматически попали в разряд «чухонцев». Вечные наряды и избиения вам гарантированы. В первые пару месяцев вашему организму будет жутко не хватать витаминов. Поэтому любой укол иголкой во время пришивания подворотничка вызывает нагноение на пальцах. Для брезгливых «дедушек» это тоже критерий для придания вам статуса «чухонца». Если не пускают в санчасть, лучшим антисептиком в казарменных условиях является моча. Нарывы проходят за два дня, поверьте — испытано на себе.

Следите за своей формой. В большинстве случаев под «раздачу» попадают обладатели засаленного мятого камуфляжа. Чувствуете, что вашей форме надо «обновиться», подойдите перед отбоем к сержанту и спросите разрешения постираться. Ни один дембель вам не запретит. А вот если в довесок к своему камуфляжу вам предложат постирать еще и «дедушкин», отвечайте решительным отказом: «Что я, «чухонец» какой, что ли?». Не исключено, что за это можно схлопотать по физии, но больше к вам с такими просьбами не обратятся.

Музицируйте!

Не скрывайте своих талантов. Играете на гитаре? При первой же возможности проявите себя. Старослужащие любят задумчиво помечтать о скором дембеле под душевную песню, а к вам спрос после сольного выступления будет меньше. Хорошо рисуете? Обязательно скажите об этом «дедам». Придется много трудиться над ваянием шедевров нательной живописи, но талантливые создатели татуировок в армии в почете. Да и за оформлением дембельского альбома можно избежать многих неприятностей. Обладаете красивым почерком? Поделитесь своей способностью с заместителем командира роты по воспитательной работе. Он вас посадит за написание боевых листков и различных конспектов. С приближенными к замполитам дембеля предпочитают не связываться. В общем, постарайтесь занять в подразделении какую–нибудь нишу, чтобы оправдывать свое «духовское» существование.

Все эти советы, конечно, не уберегут вас от нетрезвых «отморозков», но не стоит думать, что во всей нашей армии пьянка среди старослужащих — это норма. Тем не менее в самых серьезных случаях стоит поставить в известность командование, по возможности, анонимно. При этом не лишне намекнуть, что аналогичная жалоба уже на руках у друга или родителя на «гражданке» и он готов «дать ей ход».

Но самое главное: Помните, вас дома ждут живыми и здоровыми. Будьте мудрыми.

Как противостоять армейской «дедовщине»?
Многие не беспочвенно считают, что дедовщина была, есть и будет армейским обычаем. Но предлагают отличать дедовщину от беспредела. Например, заправить постель старослужащего — это вроде как дедовщина, а стирать его носки — это уже беспредел.

На сайте www.vetkaivi.ru на вопросы на тему преодоления дедовщины, а также поведения молодого человека в армии в случае столкновения с дедовщиной есть несколько немного противоречивых мнений. Из этого исходит то, что нет одинаковых ответов на разные жизненные ситуации, в т.ч. и по вопросам «дедовщины». Но стоит прочитать эти мнения — и выбрать из них то, что тебе более по духу.

Вот что на эти вопросы ответил протоиерей Димитрий Смирнов — председатель Синодального отдела патриархии по взаимодействию с вооружёнными силами и правоохранительными учреждениями.

— Отец Димитрий, как и отчего, на Ваш взгляд, возникает дедовщина?

— Как точно заметил экс–министр обороны, дедовщина начинается в детском саду. То, что мы видим в детском саду, в школе, в армии называется «коллектив». Это для человека ненормальная ситуация. Нормально человеку быть среди людей разновозрастных. Как только людей одного возраста собирают в коллектив, между ними возникают отношения волчьей стаи: сильные, агрессивные; самые подлые занимают первенствующее положение. Тот, кто может зарезать, подавляет того, у кого рука на это не поднимается.

— Это связано с возрастом?

— Еще Густав Флобер написал роман «Воспитание чувств». Поведение детей близко поведению животных. А благородство, самопожертвование, любовь к ближнему, взаимопомощь — это целенаправленно воспитывается годами. В детском саду людей еще не успели этому научить. Тех, кто оказался в армии, никто этому не учит. Дедовщина совершенна неизбежна.

Спасение от дедовщины могло бы быть в многодетной семье. Когда дети буквально с детсадовского возраста конкурируют между собой, дерутся, и у них нет никаких проблем дать сдачи парню, который на полгода старше. Они выросли в такой семье, и всегда отстаивают свои права. Когда у нас страна была многодетная, самая многодетная в Европе, то дедовщины в армии быть не могло. Каждый ребенок с детства мог за себя постоять. Когда ему что–то в армии угрожает, то он, если он парень самостоятельный, тут же позвонит в военную прокуратуру. Он тут же обидчиков посадит. А мало — даст им в физиономию. Да так даст, что он больше не встанет.

Какими мужчинами могут быть мальчики в обществе, в котором у сорока миллионов женщин нет мужей?

— Соответственно, они неправильно воспитывают мальчиков?

— Разумеется. У нас женское воспитание в школе, мужчин в школах нет. Девочки развиваются раньше, они «забивают» мальчиков, которых они выше на голову. Поэтому мальчик испытывает тройную нагрузку: от мамы (еще бывает, и от бабушки), в школе двойную (от женщины–педагога и от девочек–однолеток, которые мощнее, на голову выше, и часто лупят, которые еще и хорошо учатся). Получается, что он не мужчина, а такой «слизнячок», который к службе в армии неспособен. Его так мамочки воспитали. Это замкнутый круг. Его надо разрывать.

— Что тут можно сделать? Чем помочь?

— Спорт! Спорт, связанный с единоборством. Не командные игры, не хоккей или баскетбол. Лучше борьба, бокс, фехтование, пинг–понг, где человек может преодолевать и побеждать соперника один на один, воспитывать в себе волю. Еще лучше какой–нибудь кадетский корпус, где полно мужчин, женщин мало. Там молодой человек видит, как мужчины себя ведут. Там дисциплина, там порядок, там не дают старшим обижать младших. По крайней мере, там об этом говорят.

— Как правильно должны вести себя родители перед тем, как парень, сын, уйдет служить в армию? Что они должны говорить? Как они должны его готовить? Какая должна быть на них доля ответственности?

— Они должны ему говорить: «Ничего не бойся, никакой круговой поруки. Если что, звони, мы тебя выручим».

— А если он задает вопрос: «Что меня там ждет?», — что они должны ему рассказать?

— Что его там ждет… Обычный коллектив. Есть у нас прекрасные части, где идеальные отношения. Да, могут быть проблемы. Но за нас военная прокуратура. Как только командир части почувствует силу родителей, он тут же встанет в строй. Ему проблем не нужно.

— То есть солдату не нужна помощь офицерского состава, друзей по казарме…

— Друзья там будут слабенькие, он сам должен быть смелым. Он должен тут же сообщить отцу, матери и т. д. А они уже в прокуратуру.

— Мальчик в принципе должен готовиться к службе в армии с самого детства?

— С десяти лет.

— Как готовиться?

— Я говорил уже о кадетских корпусах. Нужно начать заниматься спортом. Воспитывать в себе благородство, чтобы в армии самому защищать слабых. Надо быть сильным духом, уметь сказать: «Я этих дедовщин не допущу. Если ты этого сейчас тронешь, ты сядешь у меня».

— Надо еще знать свои права, видимо?

— Элементарно. Любое насилие в отношении личности — уголовно наказуемое преступление.

— Очень многое покрывается, Вы ведь знаете.

— А надо выявлять, для этого есть пресса, интернет, что угодно. Надо поднять народ, никому не давать спуску.

— Я целиком и полностью занимаю ту позицию, что парень должен служить в армии. Если бы у меня был сын восемнадцати лет, я бы его обязательно отправила служить. Я считаю, что он просто обязан. А все вокруг кричат: «Ты что, ты что!»

— Просто эти люди поддались пропаганде. У нас есть прослойка людей, для которых все, что представляет собой национальные ценности и славу, подвергается высмеиванию, охаиванию. Они создают такой фон, что об армии — только плохо, о командирах — только плохо.

С патриотическим воспитанием у нас тоже туговато.

— В армии творят такие вещи страшные, я вчера ролик смотрела. Просто выстраивают их в шеренгу и начинают с подскока накаченные парни бить в живот.

— А почему в военную прокуратуру он не позвонит?

— Я не знаю, почему они как овцы на заклании там стоят. Я сижу и нервничаю: почему же они не ответят? Они, видимо, так скованны своим страхом, что будет еще хуже.

— Надо идти в секцию заниматься самбо. Сам его поймал, ножку ему сломал где–нибудь в районе коленного сустава.

— Они его забьют. Их трое кабанов. Шеренга из этих мальчишек в майках, худеньких, видимо, только–только призыв. А эти три кабана с сигаретами. Все такие из себя… Их бьют по животу, по голове, и они все улетают к своим койкам. И если один из них схватит того за руку, который его бьет, ответит ему, эти мальчишки за него не заступятся. А эти двое его забьют до смерти. Они боятся, что их тоже могут побить так, что не встанешь.

— Если ты из троих вырубил одного, то с двоими уже нет проблем.

— А если ты не уверен, что сможешь вырубить?

— Тогда надо взывать к офицерам, бить окна, кричать, ломать табуретки, запастись горючим веществом, зажечь матрас, то есть активно сопротивляться.

— А если офицеры на стороне дедов? Говорят, что есть такое понятие, не «дедовщина», а «уставщина». Что делать?

— Звонить маме, так и так. Такой–то, фамилия такая–то, они издеваются, то–то, примите меры, в военную прокуратуру. Она приедет.

Игумен Валериан (Головченко) — Советы старого дембеля

Всем служившим и готовящимся служить посвящается…

Ходить ли строем?

Когда парню исполняется 18 лет, то перспектива сменить удобные домашние тапочки на солдатские ботинки становится очевидной. Можно, конечно, и закосить. Но оно потом дает о себе знать. «Закосы» бывают разными…

По здоровью. На всю жизнь признать себя хворым. Скорее всего, через пару лет все забудут о причине твоего непосещения Вооруженных Сил. Но такие вещи имеют нехорошее свойство всплывать не к месту. А потом будешь долго возмущаться, почему тебя без намордника в самолет не пущают.

По семейным обстоятельствам. Взятая на иждивение троюродная бабушка может запросто выписать тебя с жилплощади, когда в очередной раз надумает выйти замуж. А уж самому поскорее жениться и завести детей только ради того, чтобы в армию не ходить — и вовсе безумие. Армия–то всего год, а семейные ценности — вечные!

По учебе. Если уж ты действительно умный, то и в армии сможешь многому полезному в жизни научиться. Во всяком случае, кран в ванной починишь сам, а не будешь читать жене и слесарю лекцию по гидравлике.

По «вере». Православная Церковь служить в войсках не запрещает. Многие великие старцы в юности в армии служили. Да и Родину многие из них в войну защищали. А мысли о невозможности совместить твою «великую духовность» с армейским бытом — лишь от незнания ни армейского быта, ни подлинного состояния своего духа. Человек подлинно духовный останется таковым везде! И уж совсем немыслимо прятаться от армии «в рясе» — в семинарии, в монастыре или в священнослужении. С такими вещами не шутят!

По «альтернативке». Уж лучше всю армию на «губе» просидеть! Или в Африку в рабство продаться. Альтернативная служба — развлечение для любителей долго и бесплатно быть поднадзорными чернорабочими. Что–то вроде расконвоированных ЗК.

Большинство остальных способов непосещения армии вступают в противоречие с Уголовным Кодексом. Лучше полтора года на солдатской койке, чем столько же на тюремных нарах.

Теперь ты в армии…

Для того, чтобы без лишних проблем отслужить срочную в армии, полезно усвоить несколько простых принципов. Простых, но жизненно–важных. Это «Законы замкнутого коллектива» — нехитрые социологические принципы. Они действуют везде, где тебе приходится в течение длительного времени «видеть одни и те же лица, ходить одним и тем же маршрутом». Эти принципы не являются исключительным атрибутом армии или, скажем, тюрьмы. В офисе или на заводе — то же самое, только не так заметно. Просто в армии ответственность за их исполнение весьма высока. Итак:

1. Не бойся. Никто тебе ничего не сделает — они сами боятся. Или ты забыл, что ничего не может произойти с тобой без воли любящего тебя Бога. Просто будь честным и порядочным человеком, а «Бог не выдаст — свинья не съест!»

2. Не доверяй. Люди разные и порой говорят неправду. Никогда не можешь знать, чего может стоить общение с незнакомым человеком. Для того, чтобы довериться кому–то, надо вместе с ним многое пройти. Тогда и увидишь, кто рядом с тобой на самом деле — друг или недруг. Потому и друзей в жизни много не бывает. Приятелей и знакомых — толпы, а друзей — единицы.

3. Не проси. Люди своекорыстны. И любая просьба может поставить тебя в зависимое положение, ограничить твою свободу выбора. Научись решать свои проблемы сам — в жизни пригодится. Отцы–командиры, мамы–папы, друзья–товарищи не смогут решить твои проблемы. Потому что проблема, как правило, внутри тебя.

4. Не «стучи». Это ты должен был понять еще дома, если ябедничество, конечно, не стало стилем твоей жизни. Доносчиков, как проституток, не уважает никто, хотя некоторые и прибегают к их услугам. Отвечай за себя и не болтай о других. Не старайся представить свое низменное желание «подлизаться» и «устроиться» в виде «борьбы за правду». Помни, что стукачу не доверяет никто. Если же ты вдруг додумался, что громогласная «борьба за правду» на собраниях воинских коллективов намного лучше тихого наушничества, то должен тебя огорчить. Просто есть стукачество явное, а есть тайное. И то, и другое не нравится всем одинаково. А способов выразить свое неудовольствие твоим отношением к ближним в армии предостаточно. Ни лавры «главного армейского диссидента», ни даже клеймо «первого стукача Вооруженных Сил» тебе все равно не достанутся. Сто раз подумай, с кем и о чем говорить.

5. Поэтому не жалуйся командирам. Рано или поздно о твоей «доверительной беседе о жизни взвода» узнает вся часть. Прятаться будет негде и защитить некому. Сами командиры будут ненавидеть тебя за то, что ты способен наговорить о них проверяющему из штаба. И приложат максимум усилий, чтобы твой социальный статус и внешний вид не вызывал доверия.

6. Не пиши домой «жалостливых писем». И не вызывай на разбор добрую мамочку, если вдруг получишь фингал. Это ты еще в школе понять должен был. Иначе «маменькиного сынка» будут гнобить только ради того, чтобы посмотреть, как «мамка у комбата лютует». После подобных визитов родни командиры потребуют от тебя такого исполнения твоих уставных обязанностей, что забудешь свое имя. А любой твой стон будет вызывать у них лишь напоминание о «тяготах и лишениях» для всех и «военном трибунале», как альтернативе для тебя лично.

Да и с сослуживцами меньше болтай. Если кто–то захочет «выслужиться», то постарается подставить тебя.

7. Не пытайся с первых дней строить из себя миссионера в стране людоедов. Можешь начать вещать великие истины окружающим тебя лишь тогда, когда заработаешь в коллективе авторитет. Как правило, это произойдет не раньше чем через несколько месяцев службы. Ибо нет ничего более отталкивающего людей от веры, чем проповедь, сказанная ничтожеством или подонком.

То же касается и твоих уникальных способностей. Попытки с первых дней назваться Рафаэлем и заняться выпуском стенгазет и боевых листков могут с треском провалиться. Во–первых, будешь делать это за себя и за того парня, во–вторых, настроишь против себя свой призыв. Или ты думаешь, что им весело в наряды и караулы летать вместо тебя? Потом, через полгода, когда захочешь отдохнуть, твои друзья припомнят, что ты и не напрягался. Православному заработать титул шланга гофрированного не к лицу. Поэтому постарайся поначалу не выделяться. Не лезь никуда, надо будет — позовут. Вообще: от работы не отказывайся, на работу не напрашивайся. Будь как все, может, чуть–чуть лучше. Ты ведь крестик не просто так носишь. Но помни, что «молодой» все команды исполняет «быгóм!».

Все порученное тебе исполняй в срок и, что немаловажно, вместе со всеми. Не старайся выбиться в передовики производства. Ибо, как только выполнишь эту работу, отцы–командиры найдут тебе более другую. Вообще, идеальный солдат — неизвестный солдат. Тот, чье имя отцы–командиры не смогли запомнить за полтора года службы. Его и в наряды меньше гоняют — вспомнить не могут.

Все воинские уставы старайся выучить назубок. Ничего сложного в этом нет. Зато придолбаться к тебе будет гораздо сложнее. Самый главный устав в мирное время — Устав караульной службы. Каждая буква в нем написана чьей–то кровью. И это не просто громкие слова. Сейчас, конечно, шпионов уже не ловят. Но развелось слишком много желающих обчистить армейские склады или забрать твой автомат. Твоя небрежность на посту может стоить жизни старикам, женщинам и детям. Помни об этом и, заступив в караул, бди, действуй решительно и по уставу!

Тебя сильно смущает мат? Но многие военнослужащие матом не ругаются. Они им разговаривают. Человеку, выросшему в церковной среде, этот язык, безусловно, режет уши. Что делать? Во–первых, не показывать своего смущения. Иначе будут ругаться назло, пытаясь тебя «достать». Во–вторых, не делать вид, что не понимаешь, чего от тебя хотят. Иначе накажут «за тупость». И, в–третьих, самое главное, самому не употреблять этих слов, как бы не выражались твои собеседники. Хотя, конечно, когда твой товарищ нечаянно уронит на тебя колесико от КАМАЗа, не сразу вспомнишь слова духовного увещания. Но ведь и на гражданке мы иногда грешим этим…

Тетя из «Комитета солдатских матерей» когда–то жаловалась, что ее сына деды заставили стирать их обмундирование. Пришлось попросить: «А вы выясните, чью форму его заставили выстирать в самый первый раз». Ответ было нетрудно угадать. В первый раз бойца «принудили» постирать свою собственную форму. А чтобы лучше привить стремление к чистоте и опрятности, заставили потренироваться на чужом обмундировании. То, чему мама не научила за 18 лет, дедушки втолковали за пару месяцев. Боец не деградировал, не опустился. Стал следить за собой, научился стирать.

Армия учит быть скромным и неприхотливым в быту. Солдатских ботинок от Гуччи и портянок от Версаче тебе не дадут. Когда ты свободен от вещизма, от гонки за модой и дорогими тряпками, только чистота и аккуратность работают на имидж.

— Дед–сержант заставил моего Витеньку зубной щеткой вычистить клозет! — заявила сердобольная мамаша.

— Но он же не заставлял его потом этой щеткой зубы чистить! Ну, выбросил бы щетку и не печалился. Кариес бы мгновенно не наступил, это не инфаркт. А через пару дней купил бы новую щетку за копейки в военторге. И все дела.

— Такую бы не купил! У него была электро–виброщетка «Супердентамед»!

— Ух, ты! Да он у тебя, наверное, самым крутым хотел выглядеть. Сержанта по–человечески можно понять. Каждый бы захотел увидеть, как чудо враждебной техники работает не на благо отдельного «упакованного» персонажа, а на общее дело санитарии и гигиены.

Наверное, только тот, кто способен почистить по приказу зубной щеткой сортир, способен по приказу подняться с гранатой на танк. Настоящая любовь всегда жертвенна.

В казарменной жизни есть одна особенность — ты в коллективе 25 часов в сутки. Каждый миг твоей жизни проходит на виду у твоих сослуживцев. И если на гражданке тебе с успехом удавалось строить из себя «крутого парня», то в армии это не пройдет. Ты не сможешь «выдавать себя за кого–то великого». Коллектив очень быстро поймет, кто ты на самом деле, определит степень твоей порядочности. Вообще, в жизни лучше быть кем–то, чем казаться кем–то. Скрывать свои немощи ты все равно не сможешь. Но слабому, как правило, помогут. А вот лицемера и подонка презирают все. Но, все же, постарайся быть сильным. Вот тут я полностью соглашусь с Оперуполномоченным Гоблином: «Если до призыва еще далеко — усиленно займись спортом. Самый правильный спорт — это бокс. Никогда не слушай всяких там каратистов–айкидистов. Времени на все эти тренировки убьешь море, а результат получишь мизерный…».

А вот рассказы о том, как ты дома эффектно дрыгал ножками на занятиях по каратэ, лучше навсегда забыть. Ибо сразу найдется толпа желающих проверить практическую ценность твоего «мерлезонского балета». Как показывает жизнь, таких проверок «балет» не выдерживает. Ибо бокс имеет более практичный, хотя менее зрелищный арсенал, чем медитации в зале у сенсея. Так что бокс в сочетании с тяжелой атлетикой для православного пацана — очень даже то! И без всяких там восточных заморочек и китайских философий. И душа будет в порядке, и тело здорово.

Но главная сила — это сила твоего духа. Твоя способность вытерпеть любую боль и нагрузки — это и есть практическая проверка твоего почитания христианских мучеников. Так что, дружок, в обиду себя не давай, но и на рожон не лезь. От парочки тумаков в душу и ускорения с ноги ничего с тобой не случится. Научишься в жизни держать удар. А вот по малейшему поводу лезть в драку не следует. Ты ведь христианин! Часто полезнее быть побитым, но остаться несломленным. Те твои принципы, за которые ты готов сражаться до конца, можно пересчитать на одной руке. Но их ты должен помнить всегда. Все остальное — не стоит расстраиваться.

Если же ты уже самый здоровый, то не надейся, что сможешь в одиночку разогнать дедушек. И не вздумай подбивать на это свой призыв! Ведь молодые — это случайно собранные люди, а деды — сформировавшийся коллектив. Новобранцы — «детали конструктора», старослужащие — «боевая машина». Ты еще просто не знаешь, кто из твоих сопризывников способен в трудную минуту на предательство. Поэтому бунт будет подавлен быстро. В лучшем случае получишь в лоб, в худшем найдут, как согнуть по уставу.

8. Никогда не ной и не стони. И тем более, не впадай в истерику. Когда истеричный молодой начинает визжать: «Как вы меня задолбали!», ему спокойно ответят, что он «задолбанным родился». И в этом есть доля правды. Просто в армейском экстриме проявилось его гнилое нутро, которое на гражданке ему удавалось скрывать. А в армии он просто поленился, с Божией помощью, поработать над собой. И это стало всем заметно. Жизнь может изменить человека так, что он становится похожим на самого себя.

В армии солдату живется, как картошке: если зимой не съедят, то весной посадят. Если первую половину службы будет проходить проверку на прочность твое смирение, то вторая половина будет наполнена искушениями другого рода. Ты почувствуешь власть над молодыми. А искушение властью — одно из самых страшных. Относись к «молодым» с любовью и снисхождением. Старайся не наказать, а исправить.

И запомни, деда от молодого отличает прежде всего то, что он знает «что делать, когда делать, и как это сделать правильно и быстро». Про это говорят: «Старый делает что–то цивильно — старый мочит! Потому что старый знает, старый видел, старый был!»

Конечно, в первые и последние дни в армии тебя будет одолевать тоска по дому. Но дальше Украины тебя не пошлют. Заполярье и Каракумы стали недоступны в связи с распадом СССР. Старайся не думать о доме, иначе изведешься понапрасну.

Ты ведь вечно плакался на гражданке, что в жизни не хватает экстрима. Носился на мотоцикле, прыгал с тарзанки за деньги — и «не пронимало»! А тут — бесплатное экстремальное приключение длиной в год. Хороший способ познать себя! И не воспринимай армейские будни как нечто скучное и зловещее. Научись радоваться маленьким радостям и любви Божией. Старайся всегда быть на позитиве. Будь не утешаемым, а утешающим. И ободряй собой других, даже если тебе самому тяжело. Ведь «Жизнь — это умение улыбаться даже тогда, когда по лицу текут слезы».

P. S. Возможно, высокодуховный читатель упрекнет меня за стиль и слог повествования. Но, вспомнив свои два года в сапогах, сказать об армии иначе не смогу. Это правда. А писать нужно честно…

UАргумент, 30.06.12

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее