Главный военный раввин России о специфике своей работы

Аарон Гуревич (на фото — слева) стал первым раввином в российской армии с 1917 года. Он родился 37 лет назад в Москве, учился в Иерусалиме, затем работал в Германии. Десять лет назад вернулся в Москву, а пять лет спустя стал главным раввином российских силовых ведомств, в том числе – Вооруженных сил Российской Федерации. Раввин Гуревич рассказал корреспонденту NEWSru.co.il об особенностях своей работы.

— Как становятся военными раввинами?

— Я занимаюсь темой взаимодействия с силовыми структурами не так давно, лет пять – с февраля 2006 года. При любой крупной еврейской общине (я говорю об общинах в тех или иных странах) существует капелланская служба. По американскому и европейскому стандарту она занимается предоставлением религиозных услуг евреям, служащим в армии и полиции, а также находящимся под следствием, заключенным и пациентам больниц Поскольку еврейская община России не предоставляла этих услуг, я решил подойти к вопросу более обстоятельно, изучить опыт Израиля, Европы и попытаться все это проделать в России. С Б-жей помощью, уже есть ощутимые результаты. Направления работы совершенно разные, это и взаимодействие с МВД в борьбе с антисемитизмом – мониторинг, выявление, быстрое реагирование, и опека заключенных – тут своя специфика.

— Что входит в ваши обязанности? Вы ведь раввин всех российских силовых структур?

— Для простоты моя должность обозначена как главный военный раввин. Но если вникать, то за всем этим стоит работа возглавляемого мной департамента, созданного в рамках Федерации еврейских общин России. Его полное название «Департамент по взаимодействию с вооруженными силами, правоохранительными учреждениями и МЧС». В правоохранительные учреждения входят все силовые ведомства России. Изначально я должен был заниматься евреями, носящими погоны, но поскольку есть и работа с заключенными, то департамент занимается и ей.

— Сколько у вас подчиненных в штате?

— Наше штатное расписание – два координатора, юрист, помощник и координаторы на местах, пока только в крупных городах, но в дальнейшем они появятся и в федеральных округах.

— У вас есть воинское звание?

— А у нашего министра обороны есть воинское звание? Уже более года некоторые управления министерства обороны, и не только его, укомплектовываются гражданским персоналом. Там другая система подписания контрактов, другая ответственность – нет допуска и т.д.

— Вы гражданин Израиля?

— У меня только российское гражданство.

— Располагаете ли вы статистикой, сколько евреев служат в армии, сколько в милиции, сколько отбывают наказание?

— МВД данных не дало, ссылаясь на отсутствие пятой графы. Но ранее была заявлено, что во всех силовых структурах служит 25 тысяч евреев. Я встречаю самых разных людей, от начальников отделений милиции и полковников центрального аппарата министерства обороны до оперативных сотрудников. Понятно, что есть работники, не афиширующие свое еврейство. Что касается заключенных, то в базе данных их четыреста, но, по нашим оценкам, их может быть до тысячи.

— С какими обращениями вы чаще всего сталкиваетесь?

— Военных интересует возможность получить отпуск на праздники, еврейская и религиозная литература. Что касается заключенных, они обращаются со всем: от продуктовых наборов до медицинского обслуживания. Мы также оказываем психологическую поддержку семьям. Это требует ежедневного внимания.

— Как решаются проблемы верующих евреев, связанные с кашрутом и соблюдением субботы?

— Мы находимся в определенной реальности, и я не хочу выдумывать вещи, не соответствующие действительности. Но мы предоставляем консультации, как вести себя в той или иной ситуации, чтобы не нарушить устав.

— Насколько актуальна для евреев проблема дедовщины в российской армии?

— Как правило, евреев-срочников нет, они или курсанты военных училищ, или кадровые офицеры. Поэтому к нам с этим практически не обращались – может быть, всего раз 10-15 за пять лет.

— Как строятся ваши отношения с политическими и армейскими инстанциями, насколько командование заинтересовано в сотрудничестве?

— Армия, как институт, подчиняющийся политическому руководству, безусловно, реагирует на изменение климата в том, что касается религиозной деятельности, в том числе, еврейской. Конечно, по многим параметрам армия – самая немодернизированная структура России. Но утверждено штатное расписание института военных священников , которое предусматривает создание двух ставок для раввинов.

Newsru.co.il, 24.12.10

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее