Феномен отечественного сепаратизма

«Хватит кормить Кавказ!» — сегодня это один из распространенных популистских лозунгов доморощенной оппозиции. Абстрагируясь от эмоций и штампов, попробуем разобраться в истоках подобных требований, явно не способствующих внутригосударственной стабильности.

«Хватит кормить дармоедов»!

По данным за 2010 год дотации из федерального бюджета получали 70 субъектов РФ из 83, т.е. 84% всех российских регионов. В них проживает 74,2% населения страны, и они охватывают 87% территории государства. Сразу возникает вопрос: Получается, что жители большинства регионов – дармоеды, и значит, «хватит их кормить»? Абсурдность ситуации очевидна. Идём дальше. Кроме субъектов Северного Кавказа, в «двадцатку» «дотационщиков» входят такие разные регионы, как например, Камчатка, Забайкалье и Псковская область. При этом из расчёта на душу населения самые затратные это Камчатка, Магаданская область и алмазная Якутия, где в расчёте на душу населения из общероссийского бюджета приходится в среднем по 50 тысяч рублей, а «ненасытные» Дагестан с Чечнёй из-за которых разгорается сыр-бор «всего» по 10 тысяч. Это, согласимся, тоже немало, но требований прекратить кормить камчадалов или жителей солнечного и золотоносного Магадана, равно как дотационных якутов (41 280 руб./чел.) или тувинцев (28 600 руб./чел.) пока не слышно. Интересно, почему?

Давайте будем честными и последовательными в своих претензиях к соотечественникам и сознаемся, что причина требований прекращения дотаций именно Кавказу – несколько в другом. Жители Северного Кавказа с некоторых пор стали для многих не только чужими, но и мягко выражаясь, «проблемными», и мы как-то перестали считать эти южные республики своими. Кавказ уже не является для нас «всероссийской кузницей, здравницей и житницей». Однако, если следовать логике такого «прикладного патриотизма», то какой-такой «житницей-здравницей» была все эти годы для россиян-европейцев более далёкая и географически и этнически Тува или загадочная и находящаяся на краю земли Камчатка? Чем же нам ближе представители этих отдалённых этносов и земель?

Да ничем. Может быть, мы их просто терпим, пока жители тех мест не «качают права», не попадают в сводки криминальной хроники крупных российских городов и не танцуют на наших улицах свои национальные танцы под шаманские бубны? Между прочим, уровень безработицы и преступности (особенно убийств) в той же Туве очень высок – гораздо выше, чем в республиках Северного Кавказа. Логично, повторю, требовать перестать кормить и эти регионы, сидящие на шее остальных. Но мы молчим.

Особенности национального сепаратизма

Как бы то ни было, но из требований «прекратить кормить чужаков» логически вытекает следующие – отделить их от России, потому что какой смысл содержать на свой кошт тех, кого мы не считаем своими и не видим никакой реальной отдачи, а наоборот, получаем одни проблемы. Такие планы и идеи уже совсем другого уровня. Более серьёзного, затрагивающего вопросы целостности государства. Попробуем разобраться, откуда взялся этот лозунг?

Давайте для начала вспомним нашу историю. Россия с конца XVI века прочно закрепилась на берегах Северного Ледовитого и вышла к Тихому океанам, став самым большим по площади государством мира. Для освоения новых огромных пространств нужны были колоссальные средства и люди, готовые заселять и осваивать их. И они находились. Россия постепенно и поступательно утверждалась в своих границах, прирастая, по завещанию Ломоносова, Сибирью, Дальним Востоком, а ещё — из геополитических соображений Средней Азией, Закавказьем, территориями и землями в Европе.

Отдельный разговор – Северный Кавказ. Это – не мало кому ведомая «Кемска волость», а хорошо известная и давно освоенная русскими земля и наше присутствие там исторически и политически оправдано. Русские здесь уже давно и на полном законном основании считаются (если не считать экстремистски и националистически настроенных граждан, число которых относительно невелико) своими, местными. Напрасно нас, так же не без помощи четвёртой власти, хотят убедить в обратном, мол, Кавказ – это не наша территория, присоединённая к России исключительно насилием и лишь в середине XIX века. Достаточно вспомнить школьную программу средних классов советской школы, как тут же на память приходит славянское Тмутараканское княжество, расположенное на Таманском полуострове. А это конец Х века. Не чужими для Кавказа являются и казаки, появившиеся на берегах Терека и Кубани ещё при Иване Грозном (XVI век), намного раньше, чем те же предки чеченцев. Никем не опровергнутой остаётся и кавказская теория происхождения русского народа, которая считалась вполне официальной до середины XIX века и опиралась на древние и общепризнанные источники, собранные в «Синопсис или краткое собрание о различных летописцев о начале славянского народа», изданного в 1674 году.

Проживая веками бок о бок с другими народами-соседями, даже такими беспокойными как горцы Кавказа, русским они никогда ранее не казались настолько проблемными, чужими или лишними, чтобы отделиться от них. Но были ли попытки добровольной сдачи своих территорий? Увы, были. Можно вспомнить исторический эпизод продажи Северо-Американским Соединённым Штатам наших американских владений, который сегодня принято читать ошибкой правительства Александра Второго. Были ли ещё подобные эксцессы в нашей истории, когда мы даже не продавали, а отпускали входившие в состав государства территории на волю или уступали их другим государствам задарма? Если опустить преступное разбазаривание земель и территорий «верными ленинцами» в период захвата ими власти, то подобного казуса, пожалуй, и не вспомнить вплоть до перестроечных времён. Объединяет же эти события то, что инициаторами деструктивных процессов выступали либо сами власти, либо население национальных окраин, требующее самоопределения (Финляндия, Польша, Прибалтика, Закавказье), но никогда не русский народ.

Почему же сейчас происходит нечто обратное, когда власти постоянно заявляют о единстве и неделимости России, когда практически подавлены сепаратистские настроении на окраинах страны, а государствообразующий (?) русский народ сам требует «отделить Кавказ от России». С чего бы это мы так легко начали разбрасываться своими территориями? И делаем ли это повсеместно? Нет.

Давайте сравним ситуацию с тем же далёким Курилами, на которые претендует Япония. Кто из россиян вот так сходу готов отдать японцам несколько островов, на которых подавляющее большинство граждан, никогда в жизни не было и не будет. А ведь они и по площади – в разы меньше Кавказа и по скрытым в них полезным ископаемым, мало что из себя представляют в отличии от нефтеносного Кавказа. Или возьмём Калининградскую область – часть Восточной Пруссии, которая до 1945 года не принадлежала России. Но много ли желающих среди россиян отдать её Германии? Есть российские территории, на которые претендуют Финляндия и страны Балтии. Но и их никто не собирается отдавать соседям. И это вполне естественно и нормально. Для русского народа — народа собирателя, объединителя, строителя территориальные потери были всегда болезненны и переносились тяжело. Вспомним, как передача Южного Сахалина и Курил по Портсмутскому договору 1905 года Японии серьёзно подорвала доверие народа к царскому правительству.

Почему русские, болезненно пережившие всего 22 года назад распад СССР, сегодня соглашаются добровольно отделить Кавказ от России? Если учесть, что большинство кавказцев этого как раз не хотят, то ситуация вообще выглядит очень странно и похожа на саморазрушение. Неужели в отделении Кавказа и выражаются вековые интересы русского народа?

Парадоксы времени: союзники – противники

Увы, сторонников радикального решения вопроса – отделения Кавказа от России, по оценкам различных источников, в несколько раз больше, чем выступающих «за единую и неделимую». Например, либеральный политолог Эмиль Паин, входивший в ближайшее окружение Бориса Ельцина, в годы первой чеченской кампании в 1994—1996 гг. занимавший пост заместителя начальника Аналитического управления президента России, считает, что «идея эта становится общенациональной и проходит поверх идеологических противоречий. Отделить Кавказ хотят националисты и имперцы, те, кто вышел на Манежную площадь…, и те, кто испугался Манежной площади». Практически согласен с ним и представитель консервативных, патриотических сил публицист Егор Холмогоров, считая, что эту идею озвучивают силы «от крайних националистов до крайних либерал-русофобов». Когда бы ещё было такое, чтобы эти две силы объединялись в своём желании ослабить Россию, а именно так всегда на нормальном языке понимается утрата части своей территории!

Интересно, что союзниками этих двух сил в вопросе отделения Кавказа от России выступают и лидеры бандподполья, т.н. «имарата Кавказ». Это ещё один странный пример единомыслия заядлых противников. Неужели даже этот факт не откроет глаза большинству бездумно голосующих за отделение от Кавказа россиян? Стоит, наверное, напомнить таким людям, что независимости в пределах Северного Кавказа имаратчикам, конечно, будет мало. Их планы куда шире границ региона. Вот что пишет, например, аналитик Александр Новик в своей статье «Имарат Кавказ» – угроза России»: «…Джихадисты считают всю Россию (а не отдельные ее территории с преимущественно мусульманским населением) землей, на которой должен быть построен халифат, и призывают сделать это насильственными методами. В этой связи Докку Умаров отмечал, что одной из целей джихада «Имарат Кавказ» является не только отделение от России, но и объединение с мусульманами в Астраханской области, Татарстане и на Урале. А это означает, что джихад выходит за региональные пределы Северного Кавказа, переносится на другие регионы России и появление моджахедов становится возможным в любое время и в любом месте, и уж, как минимум, в Северо-Кавказском и Южном федеральных округах».

Неужели людей, выступающих за отделение Кавказа из числа обывателей, так ничему и не научили уроки с независимой Чечнёй, которая, добившись фактического отделения, спустя три года сама стала агрессором, напав на Дагестан, а значит — на Россию. И отстоять тогда целостность единого государства стало возможным во многом благодаря именно жёсткой, пророссийской позиции большинства дагестанцев при максимальной поддержке СМИ. Сегодня, вместо того, чтобы укреплять своё влияние на Кавказе – нашем южном форпосте, мы наоборот его всячески ослабляем своими руками. А если быть точнее — голосами.

Ключ от «великой и неделимой России».

Чего же ждут от вожделенного отделения широкие массы? Популярность идеи отделение Кавказа от России многим обывателям объясняется лёгким решением избавления от этнопреступности, угроз терроризма, несправедливой дотационной политики и разом всех других проблем, которые так или иначе связаны с Кавказом. Пожертвовать «ради спокойствия, ради облегчения собственной жизни и будущего своих детей» «каким-то Кавказом», населённым к тому же, как убеждают СМИ, нецивилизованными и враждебно настроенными к России людьми, кажется нашим гражданам вполне очевидным и естественным выходом из сложившейся ситуации. Но если следовать логике таких людей, напуганных ростом антирусских, ваххабитских настроений, мы, отделившись от Кавказа, должны будем вскоре отделиться так же и от Поволжья и Сибири, куда уже проникли подобные идеи и где уже созданы и действуют джамааты. По имеющимся у меня данным, активно действуют ваххабиты, не только в Татарстане, но и в Самарской области.

Но, допустим, чаемое отделение произошло. И даже безболезненно! Как же планируют использовать наши доморощенные неосепаратисты из числа обывателей, это выигранное время мнимого спокойствия и безопасности, купленное столь дорогой ценой? Неужели для накопления сил, создания боеспособной армии, подготовки реванша, чтобы вернуть утраченное – для своего рода «сосредоточивания» (по князю А.М. Горчакову – министру иностранных дел Российской Империи периода поражения России в Крымской войне). Отнюдь нет! Во главе угла идеи иллюзорного и зыбкого мира с независимым Кавказом стоит вполне прагматичная идейка дальнейшего беззаботного прозябания, как можно назвать современную идеологию накопительства-потребительства. «Своя рубашка» в виде временного спокойствия, купленного ценой отторжения своих земель, оказывается, таким людям ближе к собственному телу, чем идеи единодержавия, за которыми стоят кровь и пот сотен тысяч наших предков и геополитические интересы. На таких либеральных и эгоистичных мотивах и строится вся кухонная кавказская политика, выплеснувшаяся на улицы отнюдь не вдруг. Готовность пожертвовать частью своей территории, своих национальных интересов ради сомнительных благ – это ключ, которым и в дальнейшем будет легко отпираться ларчик «великой и неделимой России».

Этим «ключиком» уже не раз пользовались наши геополитические противники, чётко отслеживавшие все наши внутригосударственные процессы. Вспомните, эйфорию начала 90-х, когда РСФСР в лице своего нового лидера – первого президента свободной России Б. Ельцина самоопределилась-отделилась (именно так по хронолологии) от Средней Азии, остатков Кавказа, а заодно и Украины с Белоруссией. Давайте вспомним и то, чем мотивировало сменившееся руководство страны свои действия, когда закрывало «затратные» базы во Вьетнаме (Камрань) и на Кубе (Лурдес). Тогда так же звучали обоснованные призывы «экономить на империализме». Только вот выигрыш от таких обскурантистских затей и процессов – сомнительный. Денег в казне от сэкономленных на закрытых базах валютных рублях, не прибавилось, а граждан вполне суверенных государства Средней Азии и Закавказья в самой России за это время стало в десятки, если не сотни раз больше.

Где же гарантии, что после отделения от большой России теперь ещё и Северного Кавказа всё «вдруг» очень быстро наладится и Москва очистится от танцующей на её улицах лезгинку молодёжи, убийцы и насильники останутся исключительно «свои», русские, а освободившиеся финансовые «кавказские потоки», перенаправятся на нужды русской глубинки?

Понятно, что таких гарантий никто давать не собирается. Главное для авторов подобных лозунгов вызвать недовольство, протестные настроения. Вряд ли кто-то из неосепаратистов задумывался и над чисто техническими и юридическими вопросами, которые тоже «выльются в копеечку». Как, например, будут решаться вопросы определения и обустройства новой границы (чтобы непременно с тремя рядами колючей проволоки под током и минированием КСП, как того требуют обыватели); или как быть с оставшимися на Кавказе соотечественниками и, вместе с тем, с прописанными в Большой России уроженцами Дагестана или Кабардино-Балкарии?

«Правь, Британия… Кавказом»

Перечислять дальнейшие аргументы в пользу такого соломонова решения мы не будем, лучше потратим своё время на ретроспективу изучения подобных взглядов в русском обществе, ведь «русский сепаратизм», как назвал подобное явление политолог С. Маркедонов, только на первый взгляд, для нас новое. Если хорошенько поднапрячься, то можно «вспомнить», что подобные лозунги с требованиями отделения и самоопределения национальных окраин, звучали ведь и раньше. Лет так, например, сто с лишним назад.

Требования об отделении от Российской Империи различных территорий, в т.ч. Кавказа, были весьма актуальны в преддверии революционных бурь XIX — XX столетий. И раздавались они не только от националистических организаций, типа армянских дашнаков, азербайджанских мусаватистов, грузинских буржуазных националистов или сторонников имамата, но и от общероссийских революционных партий и организаций, в программы которых обязательным пунктом входило требование «право наций на самоопределение».
Именно на Кавказе, как считает историк П.Мультатули, «социал-демократы добились наиболее сильных позиций, где они объединились в Кавказский союз РСДРП. В этом регионе их поддерживали не только рабочие, но и крестьяне». Такие «передовые» и «свободолюбивые» взгляды не могли не найти горячих сторонников не только среди наиболее «продвинутых» подданных Российской Империи, объявленной походя «тюрьмой народов», но и за рубежом.

Сегодня уже не секрет, что основными источниками финансирования всех антиправительственных российских группировок и партий, поддерживающих сепаратистские настроения в Империи, являлись именно иностранные организации и финансовые группы, а также разведки Англии, Франции, США, Японии. И если интерес Японии в дестабилизации обстановки в «мягком подбрюшье России» понятен и ограничен временем достаточно короткой русско-японской войны, то, к примеру, претензии вечной соперницы России – Англии на Кавказе имеют, если вспомнить историю, куда более долгосрочный интерес.

«Хватит кормить армию!»

Между прочим, если внимательно прочитать программы всех дореволюционных радикальных партий России, то мы можем найти много параллелей. Все они, социал-демократы, эсеры, кадеты, октябристы дружно желали ослабления обороноспособности своей Родины.

Требуя, в зависимости от своих политических платформ, то роспуска регулярной армии и создания народного ополчения (эсэры), то сокращения расходов на армию и флот (кадеты). На первый взгляд трудно уловить какая здесь есть связь между требованием самоопределения наций, ослаблением армии и флота и благом русского народа, которым все партийцы всегда прикрывались? Но при сопоставлении всех этих факторов появляется ясность конечных стремлений тогдашней оппозиции – развал государства и уничтожение его обороноспособности.

Нынешние политтехнологи также понимают, что избери они лозунг, например, «Хватит кормить армию», — такой поддержки бы, наверняка, не получили! Многим ведь знаком афоризм про то, что бывает с теми, кто не хочет кормить свою армию. Вот и приходится маскировать свои конечные цели промежуточными, замешанными на отделении «для блага России» от неё Кавказа. Не удивительно, что среди тех, кто активно выступает за прекращение призыва кавказцев в российскую армию – ещё одной ступени отделения России от Кавказа — те же узнаваемые лица. При этом их личное отношение к службе весьма странное и выборочное!

Операция «кавказофобия»

Нельзя не упомянуть о роли СМИ в процессе дезинтеграции государства. Напрямую к этому, конечно, никто не призывает – ведь это уголовно-наказуемое деяние! Одним из инструментов реализации этого плана и умелого нагнетания страстей и является кавказофобия. Эта информационная кампания по отрыву Кавказа от России, сегодня находит отклик у многих россиян. Тем более, что реальных фактов для её проведения более чем достаточно. Люди, не желающие самостоятельно проанализировать ситуацию, задуматься, ищут спасения в подсказанном им кем-то выходе, который ведёт к распаду державы.

О разрушительной роли СМИ в дезинтеграционной политике на Северном Кавказе сегодня с тревогой говорят многие здравомыслящие политики и главы субъектов СКФО. Например, нынешний глава Кабардино-Балкарии –республики, которую активно пытаются втянуть в процесс противостояния, Арсен Каноков в интервью газете «КоммерсантЪ» отмечал: «…СМИ подначивают регулярно, очень искусно ведутся в регионе информационные войны по любому резонансному событию. Все эти разговоры о том, нужен ли России Северный Кавказ или тут стену выстроить, до добра не доведут… Создается такое ощущение, что нас очень умело пытаются вытолкнуть из российского пространства и кому-то очень хочется, чтобы здесь постоянно происходило что-то негативное». Разделяют его позицию и глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров и министр внутренних дел Дагестана – Абдурашид Магомедов. Не слишком отличается от их взглядов на проблему и мнение главы Чечни.

Министр внутренних дел Дагестана в беседе с московскими журналистами признался, что «мы часто проигрываем в информационном противоборстве с некоторыми безответственными СМИ… Благодаря им у россиян сложился негативный образ Дагестана в целом. В республике, как и везде, есть и негативные моменты, например, преступность. Но нельзя без конца эксплуатировать эту тему. Кому-то очень выгодно избитое клише: дагестанец – бандит, ваххабит… Бандподполье есть и оно реально существует. Но показывать все события в республике только в чёрном цвете, думаю, в корне не верно. В Дагестане живут очень жизнерадостные, гостеприимные, нормальные люди. И таких — большинство. Почему же чаще пишут не про них, а не про каких-то бандитов или хулиганов?»

Сегодня именно в Дагестане складывается наиболее сложная обстановка. Здесь федеральные силы несут свои основные потери, но здесь же есть и конкретный результат по выкорчёвыванию заразы экстремизма, как основного дестабилизирующего фактора. За истёкший год, по разным оценкам здесь нейтрализовано (уничтожено, задержано и добровольно сложили оружие) около 500 бандитов и их пособников.

Неоднократно приезжая в Дагестан, встречаясь с простыми жителями Республики, сотрудниками силовых, правоохранительных структур из числа местных жителей, я не слышал от них каких-то обвинений или претензий к России, русскому народу или антироссийских высказываний. Единственный упрёк, который был высказан мне, как московскому журналисту: «Почему вы нас не поддерживаете? Почему на нас безнаказанно льют грязь СМИ?» Мне было нечего ответить этим людям.

Завещание потомкам

В этом году в Дагестане отметят 90-летие поэта, участника Великой Отечественной войны аварца Расула Гамзатова. Среди дагестанцев популярностью пользуются не только его стихи, но и мудрые изречения. Одно из них мне приходилось слышать здесь не раз: «Дагестан добровольно в состав России не входил, добровольно из неё и не выйдет». Оно, на мой взгляд, прекрасно характеризует отношения жителей многонациональной республике к дезинтеграционным процессам.

Ещё лучше в Дагестане чтут и любят другого великого аварца – имама Шамиля, который, воюя с Россией, не понимал того блага для своего народа, которое несло ему сближение с могучим северным соседом. И только оказавшись в плену, ознакомившись с русским народом, его культурой, неисчерпаемым потенциалом и ресурсами Империи, горько признал: «Да, я жалею, что не знал России и что ранее не искал ее дружбы!».

Известна и его присяга Русскому Императору, ставшая своего рода завещанием своим потомкам и последователям, составленная им самолично, в которой есть такие слова: «Ты, великий Государь, победил меня и кавказские народы, мне подвластные, оружием. Ты, великий Государь, подарил мне жизнь. Ты, великий Государь, покорил мое сердце благодеяниями. Мой священный долг как облагодетельствованного дряхлого старика и покоренного Твоею великою душой внушить детям их обязанности перед Россией и ее законными царями. Я завещал им питать вечную благодарность к Тебе, Государь, за все благодеяния, которыми ты меня осыпаешь. Я завещал им быть верноподданными царям России и полезными слугами новому нашему отечеству…»

Конечно, много воды утекло с тех пор. Но как будет писаться дальше история народов России и Северного Кавказа — вместе или раздельно — зависит от нас.

Роман ИЛЮЩЕНКО

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее