Духовная жизнь в армии востребована как никогда

Духовная жизнь в армии востребована как никогда

Как религия влияет на воинскую дисциплину? Не идут ли церковные учения вразрез с уставом? О военном духовенстве Анатолий Кузичев беседовал с начальником Управления по работе с верующими военнослужащими Борисом Лукичёвым и архимандритом Андреем Вацем в программе «Гарнизон» на радио «Вести ФМ».

Кузичев: Итак, друзья, сегодня у нас в студии ну не то чтобы людно, но больше, чем обычно, в нашем «Гарнизоне». А именно: Борис Михайлович Лукичев — начальник управления по работе с верующими военнослужащими Главного управления по работе с личным составом Вооруженных Сил Российской Федерации, и Андрей Вац, отец Андрей, архимандрит, помощник командира российской военной базы в Гюмри (это в Армени) по работе с верующими военнослужащими. Правильно я всех представил?

Лукичев: Да.

Кузичев: Друзья, ну вот для нас это относительное, как бы вам сказать, я не хочу обидеть никого, но все-таки вот для меня, отдавшего три года, извините, жизни службе на флоте советском, все-таки все это еще экзотика, «по работе с верующими военнослужащими…» — ого, как интересно! Вот расскажите, пожалуйста, вот сначала давайте от формальностей пойдем, по каким принципам формальным, по каким уложениям, установкам приказам она строится, эта самая работа с военнослужащими, с верующими. А потом мы уже перейдем непосредственно к практике, и тут, конечно, слово отца Андрея нам будет очень и очень интересно и полезно. Давайте начнем, так сказать, вот, повторяю, с формальных оснований.

Лукичев: Я хотел бы прежде всего сказать, что мы ничего искусственного в армию не принесли. Дело в том, что взаимодействие, вернее, удовлетворение религиозных потребностей военнослужащих, оно было востребовано самой жизнью. И тут можно привести ряд фактов, которые подтверждают эту мысль.

Кузичев: Приведите, интересно.

Лукичев: Дело в том, что, во-первых, когда наши войска выполняли задачу в горячих точках, там появлялись совершенно добровольно, без всяких каких-то там призывов и моральной, и материальной заинтересованности батюшки наши. И они там выполняли задачи, а именно окормляли людей, которые в тяжелейших условиях выполняли боевые задачи.

Кузичев: Потому что это было нужно людям.

Лукичев: Это востребовано было людьми.

Кузичев: Да, понятно.

Лукичев: Это первый момент. Но второй момент, еще более такой значимый или зримый: за последние 20 лет на территории, подведомственной Министерству обороны, за счет средств добровольных пожертвований и средств военнослужащих и членов их семей построено около 200 храмов, часовен, молитвенных комнат, причем порой вопреки мнению и руководства министерства в то время.

Кузичев: Да.

Лукичев: Эти зримые предметные храмы и часовни как раз подтверждают ту мысль, что она востребована, эта жизнь, эта духовная жизнь в армии. Поэтому было принято решение в 2009 году президентом о введении института военного духовенства, и Министерство обороны его начало выполнять. Сейчас существует уже структура военного духовенства, ну войскового и флотского духовенства, если точнее говорить, в армии и на флоте, это 252 штатных священнослужителя должно быть, и плюс 10 гражданских.

Кузичев: А сейчас сколько?

Лукичев: В настоящее время решением министра обороны назначено 88 священнослужителей, из них два мусульманина и один буддист. И я хотел бы здесь вот воспользоваться возможностью и сказать, что до ноября прошлого года у нас было всего 29 священников, за три года, прошедших после поручения президента, мы взяли всего лишь три десятка священнослужителей: одного мусульманина и там остальные православные. А вот за последние 10 месяцев со сменой руководства произошли радикальные изменения. …

Кузичев: На самом деле, хоть я и говорю, что это ужасная экзотика, но это для советских нас, так сказать, солдат, старшин и матросов. А в свое-то время, помните, «за веру, царя и Отечество».

Лукичев: Да, конечно.

Кузичев: И вообще в русской армии это всегда, вернее никогда не было не то что экзотикой, это была, так сказать, острая, всеми осознаваемая необходимость и традиция, и практика, и так далее. Вот я хочу к отцу Андрею обратиться. Отец Андрей, а вы как пришли и собственно куда и зачем? Я имею в виду…

Вац: Конкретизируйте, пожалуйста, свой вопрос: куда, зачем?

Кузичев: В качестве помощника командира российской военной базы в Гюмри.

Вац: Так сложилось. Наверное, действительно здесь было проявление воли божьей, потому что как сотрудник Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами я тогда еще протоиереем Дмитрием Смирновым был направлен в Армению курировать процесс восстановления храма на территории 102-й российской военной базы.

Кузичев: Так.

Вац: С божьей помощью мы храм восстановили, его освятили, и туда должен был назначен священник. Но так сложилось, что предложили мне остаться и дальше продолжать начатое дело. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла я, в общем-то, это дело там начал, вернее продолжил уже осуществлять и до сего дня продолжаю.

Радио «Вести ФМ», 15.09.13

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее