Деликатная проблема

Офицерская служба связана далеко не с самыми положительными эмоциями, ощущениями и впечатлениями, поэтому даже для законченного трудоголика и служаки есть предел, когда он устаёт, истощается, внутренне опустошается. Если своевременно не предпринять необходимых мер, то может произойти психическое переутомление — нервный срыв. Это случится тем быстрее, чем большее время отрицательные эмоции преобладали над положительными. В таких условиях естественной защитной реакцией человека в погонах будет желание побыстрее переключиться с негативных эмоций на позитивные. Хорошо, когда впереди долгожданный отпуск или хотя бы два полноценных выходных, а если только ночь, наполненная тревожным ожиданием дня грядущего? На тему офицерского алкоголизма, его причинах и своём видении решения этой сложной проблемы рассуждает доктор медицинских наук, врач психиатр Евгений Жовнерчук

Физиологически желание получить положительные эмоции можно объяснить потребностью организма в эндорфинах – особых веществах, вызывающих чувство удовольствия. Универсальное и, увы, самое испытанное средство достижения этой цели – алкоголь. Известный с древних времён, как медицинский препарат, он уже давно перестал ассоциироваться в общественном сознании, как сугубо лечебно-профилактическое средство, став настоящим бичом человечества.

Поэтому, когда офицер на протяжении нескольких вечеров подряд в конце рабочего дня, пропускает рюмку — другую перед сном, не находя иного способа для расслабления, снятия напряжения, самое время поднимать тревогу – речь идёт о начальной стадии одного из самых коварных и распространённых заболеваний — алкоголизме.

ВОЗ недаром относит алкоголь к психоактивным веществам, что фактически приравнивает его к наркотикам. Алкоголь и есть самый настоящий наркотик нейро-токсического действия — яд, схожий со змеиным. Употреблённый лишь в малых дозах и в определённое время — лечит, а если сверх того – калечит. Особенность этого яда в том, что убивает он не сразу, а постепенно. Это, как правило, и убаюкивает поклонников «зелёного змия». Опасность алкоголя заключается не в безобидных молекулах водорода и углерода, сложившихся в определённой последовательности, выведенной в известной формуле — С2Н5(ОН), а в быстром привыкании к спиртному во всё больших дозах, что ощутимо бьёт по здоровью: печени, почкам, сердцу, мозгу…

СПРАВОЧНО. Если ежедневно употреблять алкоголь, независимо от дозы и градуса напитка, то заболевание с диагнозом «алкоголизм» гарантировано в срок от года до пяти лет.

Тихий алкоголизм

Всё происходит незаметно и даже буднично: враг тихо подкрадывается к своей жертве на мягких, кошачьих лапах, но когти ещё не выпущены. Желание употреблять спиртное легко и быстро закрепляется в сознании, как положительная привычка – ведь офицер добился искомого и после употребления спиртного чувствует себя на эмоциональном подъёме: проблемы отступили, он успокоился. И на следующий вечер, после не менее трудного дня, картина повторяется. Так, постепенно, и возникает привыкание. Даже уйдя в долгожданный отпуск, когда нет служебных нагрузок, и появляется время, чтобы посвятить его семье, любимому делу, такой человек всё равно уже не может обходиться без спиртного. Мало того, ему уже и сам отпуск, отдых не милы без привычной дозы алкоголя. Возникает психическая зависимость – т.е. непреодолимое желание употребления спиртного.

Такой «тихий алкоголизм» со стороны, как бы, и не заметен. Первая стадия заболевания тем и опасна, что выпадает из внимания, как самого пьющего, так и его окружения. Офицер выходит на службу, исполняет свои обязанности, и это устраивает его начальников, которые предпочитают не вмешиваться в частную жизнь подчинённого во внеслужебное время. А сама жертва коварного врага, не подозревая того, находятся на крючке у своей страсти, которая уже выпустила свои цепкие «коготки».

Постепенно у алкозависимого начинает формироваться оправдательное мышление. Одна из его сторон – поиск повода для выпивки: встречи, знакомства, какие-то будничные события – всё становится поводом для наполнения стаканов спиртным. И как часто, уволившись в запас, сменив привычный ритм службы, новоиспечённый офицер — запасник довольно быстро спивается, опускается на дно. «Как? – удивляются бывшие сослуживцы. — Да он же на службе почти и не пил!» А это «почти» растянутое на годы и было пропущенной первой стадией заболевания.

СПРАВОЧНО. Наукой установлено, что у тех, кто употреблял алкоголь в выходные, а особенно в праздничные дни, работоспособность ниже на 15-30%. Особенно выражено сниже­ние работоспособности у работников умственного труда или при вы­полнении тонких и точных операций.

Увы, в большинстве случаев первая стадия заболевания алкоголизмом игнорируется, как самим больным, так и его окружением, и офицер продолжает исполнять служебные обязанности. Практика показывает, что многие офицеры с начальной стадией алкоголизма успешно дослуживают до пенсии и даже получают награды и повышения по службе. Однако, это всё относительно, ведь ожидать от алкозависимого человека можно всё что угодно: по статистике, чаще всего, именно в состоянии алкогольного опьянения и совершаются какие-то происшествия, преступления. Ведь, находясь в стадии психической алкогольной зависимости, человек не в полнее контролирует себя, свои действия, поступки, чем потенциально опасен для окружающих.

Если водка мешает работе…

В поле зрение медиков больной алкоголизмом офицер попадает, как правило, лишь на второй стадии заболевания, когда пьянство носит уже не просто скрытый регулярный, а систематический характер, и каждая выпивка заканчивается тяжёлым опьянением. Возникают, т.н. псевдозапои, когда наутро человеку, чтобы восстановиться, необходимо опохмелиться. Однако, после небольшой дозы алкоголя, у него появляется непреодолимое желание продолжить пить. И офицер, либо идёт на службу в состоянии опьянения, либо прогуливает. На этой стадии алкоголизации проявляются признаки клинического заболевания, когда уже бесполезно заниматься уговорами, убеждениями. Этот этап профилактических мероприятий безвозвратно упущен. Здесь уже могут помочь только специалисты: психиатры и наркологи. И тогда больной изолируется в стационар, где к нему применяются серьёзные медикаметозные способы лечения.

СПРАВОЧНО. Впервые употребления хмельной продукции в Русской регулярной армии регламентировал Петр Первый. Нормы винных порций, отличавшийся крепким здоровьем царь-реформатор устанавливал, видимо, исходя из своих потребностей. В ведённых им воинских уставов солдату в походе полагалось две чарки горького вина в день. Кроме этого, в связи с началом Северной войны (неудачной для России на первом этапе), солдатам полагалось ещё и пиво. Сначала по 2 гранца, что соответствует 4-м литрам, а затем норма снизилась до одного. Спиртное в рационе русского воина сохранялась довольно долго, вплоть до конца XIX века, когда не только в офицерских, но и в солдатских буфетах свободно продавалась водка.

Алкоголь постепенно отвоёвывает в сердце человека всё больше места, вытесняя из него любовь к своим родным, заботу о семье, какие-то увлечения, хобби: занятия спортом, рыбалку. Алкоголик перестаёт жить интересами жены, детей. Да и служба, которая прежде занимала большую часть времени, давала ощущение причастности к общему делу, где он был признан своим, теперь становится препятствием для реализации алкогольных стремлений, тяготит. Меняется алгортим жизни: появляются неприятности, растёт нервозность? Способ решения проблем теперь один – водка.

Под влиянием алкоголя меняется и характер человека. У всех больных алкоголизмом можно отметить общие для всех черты: у них завышена самооценка; к ним, по их мнению, предвзято относятся; они легко раздражаются; совершают необдуманные поступки, в т.ч. суицидального характера. Меняются и ценностные установки. В центре жизни теперь становится реализация непрестанной потребности к выпивке, а всё что мешает этому, стоит на пути – нивелируется, устраняется. «Если семья и работа мешают пьянке — смени их!» – таков лозунг больного алкоголизмом второй стадии. В результате такие люди увольняются со службы: по состоянию здоровья или дискредитации, теряют семью, друзей и часто погибают, не дожив до пенсионного возраста.

А ещё есть третья стадия алкоголизма, когда развивается слабоумие, начинаются различные неврологические нарушения, например, дрожание рук, когда человек начинает «ходить» под себя. Но в нашей стране до третьей стадии доживают очень немногие и как раз те, у которых действительно крепкое здоровье. Было когда-то. Остальные умирают раньше, например, от цирроза печени.

Что характерно, алкоголизм поражает, как правило, самых лучших, наиболее чутких, добрых, совестливых, отзывчивых людей. На основании результатов многочисленных изучений проблемы, могу сказать, что среди опустившихся, дошедших до стадии деградации людей, есть много бывших медалистов, краснодипломников, новаторов, учёных, лучших по профессии и т.д. Алкоголизм, как вирус, поражает наиболее восприимчивых к его действию, а таких много среди достойных, талантливых, неординарных.

СПРАВОЧНО. В России суммарное потребление учтенного и неучтенного алкоголя на душу населения составляет около 15 литров в год. Средняя продолжительность жизни у много пьющих мужчин сокращается на 17 лет, у умеренно пьющих — на 11 лет. У женщин эти показатели равны 25 и 8,5 годам.

Банкет на… минном поле

Увы, но зачастую бывает, что именно армия делает офицера алкоголиком. Многие армейские традиции связаны с застольями, частым употреблением алкоголя. В моей медицинской практике есть немало печальных примеров, когда непьющий выпускник – лейтенант со слабой волей и предрасположенностью к спиртному, попав в нездоровый коллектив, через несколько лет становится алкозависимым. Но его бравые сослуживцы этого, к сожалению, не замечали: «Ну, стал человек частенько выпивать, так ведь в запои не уходит. Да и повод есть!» К сожалению, в некоторых офицерских коллективах считается хорошим тоном бравировать умением много выпить, что является неким гусарством, удальством, лихостью и становится образцом для подражания офицерской молодёжи.

Все товарищеские попойки-пирушки якобы обоснованы традициями: «вливание» в коллектив, «обмывание» воинских званий и наград, «накрытие полян» по случаю убытия в отпуск или повышения в должности! Поводов употребить спиртное в мужской компании очень много. «Но, — возразят мне оппоненты, — ещё в Великую Отечественную войну появилась традиция выдавать нашим солдатам, находящимся на переднем крае, ежедневно 100 наркомовских грамм, от которых мало кто отказывался». Эта традиция, напомню им, закончилась вместе с войной. Алкоголь, употребляемый в определённый период времени в таких дозах играл свою положительную роль – согревал, способствовал снятию стресса. Но кто подсчитал, сколько солдат вернувшись с войны, погибло от алкоголизма, привыкание к которому у многих и появилась на фронте?

Проблему офицерских застолий по поводу и без, вечерних посиделок в канцеляриях и кафе, армейских буфетов с выпивкой и т.д. можно уподобить мине замедленного действия. Она не взрывается сразу, когда наступаешь на неё, но непременно рванёт позже, когда ногу уберёшь. Так называемые алкогольные традиции, а по сути антитрадиции — это наш бич. Отсутствие достойных примеров и пропаганды трезвого образа жизни, безынициативность командования в поддержке здоровой альтернативы по организации досуга, неумение культурно отдыхать. Причины те же, что и много лет назад. Сейчас, когда по телевизору только и рекламируется нездоровый, а часто и аморальный образ жизни проблемы алкоголизма в армии кажутся непреодолимыми. Что же делать?

СПРАВОЧНО: В Вооружённых Силах России (данные 2007 года) Каждый четвёртый военнослужащий, попавший в поле зрения врачей – психиатров страдает алкоголизмом или наркоманией. Больше всего заболеваний на почве алкоголизма, ставших причиной увольнения офицеров, зарегистрировано в Сибири и на Дальнем Востоке – более 1,5 промилле в год. Среди видов и родов войск больше всего злоупотребляют алкоголем в ВМС и Сухопутных войсках – более 1 промилле. Меньше всего — в РВСН и ВДВ – 0,1- 0,3 промилле соответственно.

Советы непостороннего

Очевидно, начинать борьбу с пьянством. Начинать параллельно — в армии и обществе: грамотно и поступательно с учётом ошибок прошлых антиалкогольных кампаний. А их не решить только запретами и повышением цен на спиртное. Отсюда вытекает и главнейшая задача государства, армейского руководства – проводить широкую работу по антиалкогольному просвещению.

Здесь огромная роль отводится профилактике. В Древнем Риме, например, мальчикам-патрициям специально показывали пьяных рабов, которых накачивали дешёвым вином до скотского состояния, чтобы вид пьяных людей вызывал у молодёжи омерзение, запоминался надолго. Образ пьяного офицера так же должен зафиксироваться в сознании военнослужащих, как позорный и нелепый. Употребление алкоголя на службе, даже во внеслужебное время должно быть категорически запрещено. Ведь одним из объяснений, почему больше других офицеров от алкоголизма страдают военные моряки, является то, что им в походах регулярно выдаётся вино. Ну а при наличии казённого «шила» – спирта, обязательная винная порция может быть лишь провокацией.

На мой взгляд, положительную роль играют принятые меры о временном и возрастном ограничении продажи алкоголя, что очень правильно с профилактической точки зрения. Пришёл офицер со службы, захотел расслабиться, а в магазине в это время спиртное не продают и есть реальный шанс, что человек, для которого водка ещё не стала единственным способом вырабатывания эндорфина, найдёт иной способ восстановить силы.

СПРАВОЧНО. В целом по стране до 40% обращающихся к врачу или попа­дающих в больницу составляют те, чьи болезни в той или иной степени связаны с потреблением алкоголя.

Наиболее эффективным методом борьбы с алкоголизмом была и остаётся просветительская работа, поддержанная на уровне государства, когда в масштабе страны начнёт формироваться позитивный образ человека, ведущего трезвый образ жизни. Пока же происходит скорее наоборот. Во многих популярных фильмах герои красиво и много пьют, не пьянея, а непременными атрибутами молодёжных тусовок считается пиво. А теперь представьте, если бы герои сериалов и рекламных роликов начали пропагандировать здоровый, трезвый образ жизни, а люди употребляющие алкоголь стали антигероями – смешными, глупыми и некрасивыми, отбросами общества, достойными отвращения и порицания. Что или кто мешает государству, озаботившись этой проблемой, внести необходимые поправки в законы, в т.ч. о рекламе?

Особенно важно начинать профилактическую работу с молодыми офицерами. Я уже говорил о силе и вреде лжетрадиций, усугублённых примером пьющих старших товарищей или начальников. Какую можно предложить здоровую альтернативу? Например, регулярное занятие спортом. Оно помогает снять усталость; переключить мозг на получение удовольствия от игры, а не от алкоголя; реализовать себя через стремление добиться каких-то результатов в спорте. В армии культ силы, культ здорового тела востребован, как нигде и всегда актуален.

СПРАВОЧНО. Нельзя сказать, что до появления на Руси спиртосодержащей продукции – алкоголя, наши предки блюли сухой закон. Но пили тогда хмельные напитки естественного брожения – пиво и медовуху. Известна легендарная реплика Киевского князя Владимира Святославовича, жившего в IХ веке, сказанная магометанским послам, предлагавшим ему принять ислам, вместе с его ограничениями на алкоголь: «Веселие на Руси – есть пити и не можем без того быти!». Не чужд, как очевидно, такой образ жизни был и ратным людям. Употребляли хмельные меды и пиво княжеские дружинники «для сугреву», «с устатку», на радостях — в разное время, по разному поводу и в разных количествах. Но безопасности государства это угрозы не представляло.

Одной из причин заболевания алкоголизмом, является потеря контроля над собой. Человек начинает искать повод выпить, обманывает других, оправдывает себя. Алкоголик – это человек с порабощённой волей. Поэтому, желающему выздороветь, надо признать наличие в себе невидимых, душевных сил, среди которых воля занимает ведущее место. И пока воля человека не подавлена окончательно, у него есть шанс самому выкарабкаться из такого состояния. Т.о. укрепление воли – необходимый шаг к исцелению, а воспитание волевых качеств, закалка силы воли – одна из приоритетных задач командования в профилактике алкоголизма.

Если воля человека надломлена, то надо мужественно это признать и отдать её остатки в руки близкого, небезразличного, любящего человека. Лучше всего на эту роль подходит супруга. Согласившись безоговорочно подчиняться ей в вопросах употребления спиртного, пьяница получает шанс не скатиться в пропасть алкогольной деградации. Любящая жена, взяв на себя эту роль, может быть своего рода диспетчером. Недаром же в народе есть мудрая поговорка, что муж – голова, а жена – шея, куда она повернёт, туда и голова будет смотреть. Вообще в благополучной, гармоничной семье стать алкоголиком практически невозможно. В связи с этим совет офицерским жёнам. Если ваш муж пьёт, задайте себе вопрос: «Что я делаю не так?» Мужчинам же, особенно склонным к алкоголизму, этот совет женщинам лучше пропустить, чтобы не дать повода оправдать себя ещё по одному пункту, дескать, жена довела.

Страдающему алкоголизмом само собой надо избегать провоцирующих факторов – не ходить на мероприятия, где предполагается выпивка, исключить из своей компании пьющих людей, попытаться расширить свой суженный алкоголем кругозор, вернуть завоёванное им место в своей душе – вспомнить свои увлечения, забытые интересы. Задуматься, чем же привлекает алкоголь? Чем можно его заменить, чтобы получать полноценную радость, как раньше?

СПРАВОЧНО. В армии США в 2004 г. в срочном лечении от алкоголизма нуждался каждый пятый военнослужащий. За последние пять лет число злоупотребляющих выпивкой удвоилось. В минувшем году около 13 тысяч американских солдат и офицеров были наказаны в дисциплинарном порядке за употребление на службе алкоголя и некоторых других ядовитых опьянителей. (Солдатам армии США официально разрешили употреблять пиво еще во время 2-й иракской войны).

В прошлом году командование ВС США утвердило решение о дополнительном наборе в армию и на флот 130 специалистов-психологов для борьбы с негативными явлениями. Пентагон потребовал от командиров частей, чтобы пьянки в гарнизонах были прекращены в самое ближайшее время.

Да здравствует нарколог!?

Ведением целенаправленной профилактической работы, пропагандой здорового образа жизни среди военнослужащих, выявлением и лечением больных алкоголизмом на ранней стадии, могли бы заняться специалисты врачи-наркологи, включённые в штаты воинских формирований от соединения и выше. Но этому могут помешать различные причины. И не только финансово-экономические.

Во-первых, недооценка командованием значения профилактики. Здесь, обычно, действует навязчивый стереотип. Зачем делать профилактику алкоголизма в здоровом коллективе? Но, по тому же принципу проводятся все санитарно-гигиенические мероприятия по дезинфекции, например, помещений. Они что, подверглись заражению? Нет. Но своевременная уборка производится для того, чтобы этого не случилось. С той же целью люди регулярно принимают ванны, моются в бане, чистят зубы. Зачем? У них что педикулёз или кариес? Нет, но делают это они, чтобы не было ни того, ни другого.

Вот для того, чтобы в здоровом воинском коллективе не оказалось больных алкоголизмом на ранней стадии, и нужен нарколог. Ибо определить эту стадию, как мы убедились, может только специалист. Эффективность его работы будет скорее заметна не в той части, где пьянство уже укоренилось, а там, где командование борется с этой проблемой. Опираться в своей работе нарколог мог бы на штатных медиков, аппарат заместителя командира по воспитательной работе, военное духовенство, ветеранские организации, женский актив.

Второй причиной, по которой армейское руководство не спешит вводить в штаты наркологов — косвенное подтверждение признания наличия такой постыдной проблемы, чего делать не хочется. Недаром же вся статистика, касающаяся употребления спиртных напитков военнослужащими, которую ведут органы по воспитательной работе, относится к категории ДСП и не подлежит разглашению, как военная тайна. Само присутствие нарколога в строю может послужить лишний раз напоминанием командиру, что его подчинённые пьют, а это неприятно. А когда нет перед глазами такого специалиста – то нет, как бы, и связанной с ним проблемы и всё идёт своим чередом. До очередного ЧП, связанного с употреблением на службе алкоголя. Но это пока происходит не ежедневно. А то, что люди потихоньку пьют и списываются со службы с диагнозом «алкоголизм» – у командиров не вызывает беспокойства. Всё в пределах нормы!

Согласно действующим приказам, увольняемые из Вооружённых Сил по болезни с таким диагнозом приравниваются к больным с другими заболеваниями: сердца, печени, почек и их нигде особой категорией не выделяют. Многие офицеры, из числа действующих, уже давно больны алкоголизмом в первой стадии, но не хотят признавать этого. Можно учесть, что ещё какая-то часть лечится у гражданских наркологов анонимно, набегами. Поэтому точных данных, насколько наша армия охвачена алкогольным синдромом нет. Получается, что замалчивание проблемы алкоголизации в какой-то степени выгодно военному ведомству?

В заключении хочу предложить читателям в погонах небольшой тест на тему, нужен ли в армии нарколог? Ответьте сами себе на вопрос: сколько раз в месяц вы выпиваете, учитывая даже глоток пива? Умножьте это количество на 12, по количеству месяцев и на число лет вашего алкостажа. Получится, очевидно, немаленькая цифра. Вот и нарисовался фронт работы для специалиста, который проводя своевременную профилактическую работу, мог бы значительно снизить эту цифру, сохранив здоровье многим защитникам Отчества, повысив тем самым боеготовность армии и обеспечив безопасность стране.

Подготовил подполковник Роман ИЛЮЩЕНКО

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее