Честь — никому!

Если армией будут управлять бесчестные офицеры, она обречена на поражение.

Недавно мне в руки попалась брошюра «Советы русского офицера», выпущенная редакцией журнала Внутренних войск МВД России «На боевом посту», автором которой является полковник русской императорской армии В.М. Кульчицкий. Многим нашим командирам старшего поколения эти рекомендации хорошо знакомы еще с курсантской поры. Отпечатанные на машинках, переписанные от руки, они мало кого тогда оставляли равнодушным. Красной нитью через все наставления Кульчицкого проходит тема офицерской чести, которая всегда была актуальной для отечественных Вооруженных сил – и в дореволюционные, царские, времена, и при советской власти. Но сегодня она, пожалуй, обретает еще большую значимость.

Нет права на сделку с совестью

В мирное время военнослужащий не стоит перед выбором – честь или измена Родине и нарушение присяги. Однако даже в современных условиях, чтобы сохранить свою честь, требуется мужество. Потому что проявляться «блюдение чести» прежде всего должно в неукоснительном выполнении человеком в погонах служебных обязанностей, приказов и распоряжений начальства. А это нелегко!

Но недаром существует такое определение: выполнение поставленной задачи – дело чести! Данное требование вызвано особым статусом офицера, который не имеет права отказаться, уклониться от порученного дела, потому что он – государев человек, не принадлежащий сам себе.

А вспомните известный девиз русского офицерства: «Душу – Богу, жизнь – Отечеству, честь – никому!». Не каждому по зубам такие жесткие требования. Вот почему офицер – это не просто профессия. Офицер – становой хребет армии – щит Отечества. А щит должен быть без изъяна.

Об этом ему напоминали форма, которую он не имел права снимать, погоны, а также находящееся при нем личное оружие, славная история полка, его традиции, знамя и сами сослуживцы – боевые товарищи. А способствовали формированию чувства гордости корпоративность, сословность (уже первый офицерский чин вплоть до середины XIX века давал право на потомственное дворянство), осознание себя «благородием» (принадлежность к благому – доброму роду защитников Отечества).

Именно от офицеров общество ждет подвига, готовности на самопожертвование.

Почему? Ответ один – они не имеют права отказаться, увильнуть в сторону, спрятаться за чью-то спину, потому что честь имеют! При этом не важно, что у военнослужащего низкий оклад, нет квартиры, куча других нерешенных проблем. Парадокс в том, что виноваты в этом государство (но не Родина, не Отечество), чиновники, которых он же защищает, может быть, даже его старшие начальники. Но даже это не дает права настоящему человеку в погонах идти на сделки с совестью, подличать, пятнать свою честь недостойными поступками.

Увы, в последнее время появился режущий слух термин – «офицерская преступность».

По данным Главной военной прокуратуры, ныне каждое третье преступление в армии совершается офицерами. Этот страшный бич, поразивший наши Вооруженные силы и Внутренние войска, безусловно, связан с потерей военнослужащими чести.

Скорее всего такой человек изначально не имел чувства обладания честью и не испытывал по этому поводу никакого внутреннего дискомфорта. Для него честь – то, что правильнее назвать воинским приветствием. Отдал – и пошел дальше по своим делам.

«…Не жирные оклады, а идейное служение»

Почему в прежние времена о таких позорных явлениях практически не было слышно?

Думаете, потому что офицеры лучше жили? Но разве служить шли только из-за выгоды и корысти? Отечественная история, в которой огромную роль сыграли люди ратного труда, опровергает этот довод. Офицерами были почти все мореплаватели и землепроходцы, полярные исследователи и космонавты, многие писатели, поэты, художники, композиторы. Я уже не говорю о государственных деятелях. Престиж офицерской профессии держался прежде всего на праве обладать особым статусом, правами и честью. Иметь честь – это привилегия только офицера, что закреплено и в нынешних уставах. И настоящие офицеры дорожили этим исключительным правом.

Честь недаром называют святыней офицера. Понятием святыни для человека, воспитанного в традиционной вере, семье и школе, было то, что нельзя нарушить, переступить, потому что это являлось грехом и влекло за собой неминуемое наказание – гибель души. «Начало премудрости – страх Господень!» – написано в Библии. Потеря страха перед Богом, устранение идеи греха и свободное толкование стыда, отрицание души как самостоятельной бессмертной субстанции закономерно облегчили компромиссы с совестью, а значит, и с честью. «Если Бога нет, то все дозволено», – заметил по этому поводу Ф.М. Достоевский, тоже, кстати, офицер запаса.

Человеку с подобным мировоззрением трудно понять, что такое святость. Если нет Бога, значит, нет и святости. А если ничего не свято, то честь – это всего лишь эфемерное понятие. Каждый сам себе бог, сам себе судья и законодатель. В этом причина того, что большинство офицеров, которым говорят о святости, долге и чести, остаются невосприимчивыми к призывам. Они по большому счету не понимают, о чем идет речь, видят за этим понятием пустоту.

Мотивация службы офицера, по мнению известного дореволюционного военного теоретика полковника В. Райковского, исключительно одна: «Не жирные оклады и личные благополучия материального характера… а идейное служение делу». А оно без высочайшего понятия чести невозможно. Именно от осознания этой высоты сердце Суворова было переполнено чувствами, когда он писал в своей «Науке побеждать»: «Господа офицеры, какой восторг!».

Понятие чести, неотделимое от честности и совести, нужно воспитывать с детства, взращивать его, как терпеливый садовник растит фруктовое деревце, тогда оно вырастет и принесет плоды. Процесс воспитания офицера – человека чести, конечно, должен быть налажен и поставлен на поток. Где? Разумеется, в военных институтах. Но еще в начале ХХ века, накануне потрясших страну революционных событий полковник Генерального штаба М.С. Галкин сетовал по этому поводу: «В военно-учебных заведениях подготовка нравственной стороны обязанностей офицера занимает очень мало места. Все внимание обращено на ремесло, на техническую сторону, на науку…» Извлекая уроки из ошибок прошлого, сегодня необходимо создавать для этого все условия.

Огромную воспитательную роль играет личность курсового офицера, преподавателя, а непосредственно в войсках – наставника, начальника. Если у него слова не расходятся с делом, он сдержан в разборе ошибок подчиненных, всегда подтянут, корректен и бодр духом, – все это вкупе с личностью носителя данных качеств рождает прекрасный образец для подражания.

А когда сам начальник не является хозяином своего слова, чванлив, в разговоре с подчиненными постоянно срывается на крик, не сдерживает себя в крепких выражениях даже в присутствии женщин, публично унижает человеческое достоинство подчиненных, пускает в ход кулаки, – каким он может быть примером офицерской чести? Только отрицательным.

Вопрос воспитания офицера как человека чести – ключевой для Вооруженных сил. Армия, управляемая бесчестными офицерами, обречена на потерю доверия у народа и авторитета в обществе и как следствие этого – на поражение в любой грядущей войне. Товарищи офицеры, задумаемся об этом! Честь имею!

Роман ИЛЮЩЕНКО
Аргументы недели, 19.08.10

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее