Церковная служба

О. Александр Цыганов. Фото Smartnews

SmartNews узнал, как становятся военными священниками

Отец Александр из воинского храма Александра Невского на собственном опыте постигает науку побеждать. Батюшка не только духовно окормляет солдат, но и сам от них не отстает, овладевая навыками десантника. Корреспондент SmartNews пообщался с ним и узнал, зачем военному священнику уметь прыгать с парашютом, можно ли духовному лицу брать в руки оружие и как добиться уважения в армии.

Отец Александр Цыганов из храма Александра Невского во Пскове овладевает навыками десантника — для этого он уже два раза побывал на армейских сборах. Причем в последний раз, в марте, под руководством курсантов рязанского высшего военно-десантного училища научился складывать парашют и даже совершил свои первые два прыжка. Почему? На этот вопрос собеседник корреспондента SmartNews отвечает прямо: «Хочу снова пойти в армию, чтобы стать военным священником».

Священник Александр:

«Так сложилась моя жизнь, что после окончания Самарской православной духовной семинарии я приехал в Псков, чтобы навестить родственников, — мама у меня именно из этих мест. Но здесь я познакомился со своей будущей женой. Тогда же судьба свела меня и с Владыкой Евсевием, который предложил послужить в псковской Епархии. Здесь же меня и рукоположили в сан дьякона. Отсюда я отправился служить в армию».

В массовом сознании принято считать, что лица духовного звания не служат в армии. Такого же мнения был и молодой дьяк Цыганов, пока его не поставили на учет в псковский военкомат, откуда в скором времени ему пришла повестка. Так бакалавр богословия оказался в 47-м межвидовом учебном Центре инженерной службы ракетных войск. И хотя служить ему пришлось только год (причем совсем недалеко от Пскова), однако армейской наукой, по выражению классика, ему пришлось овладевать «самым настоящим образом». Во всяком случае, когда закончилось его ученичество, то его оставили при части преподавать новичкам тактическую подготовку, минирование и много других военных дисциплин, которые должен знать солдат его профиля. Было ли ему трудно? На этот вопрос отец Александр откровенно отвечает: «Да».

Священник Александр:

«Армейская служба предполагает и наряды, и физическую подготовку, и изучение военной техники, но как избавиться от мыслей о доме? Тем более что не успел я оказаться в казарме, как узнал, что моя жена беременна. Другой разговор, что мне было в какой-то степени легче всё это переносить, потому что я человек верующий. Обычно утром, перед завтраком, я всегда читал молитву старцев Оптиной пустыни, где есть замечательные слова, которые меня заряжали на целый день: «Господи, научи меня правильно, просто и разумно обращаться со всеми домашними окружающими меня, старшими и младшими, чтобы мне никого не огорчить, но всем содействовать ко благу…». Видя, что я читаю молитву, ко мне начали обращаться и ребята, с которыми мы вместе служили, расспрашивали: кто я, откуда, а некоторые даже просили поделиться молитвой. Нашли мы общий язык и с офицерами. При этом многие были удивлены, узнав, что в их части служит солдат, который не ругается матом и по своей мирной профессии — дьякон».

Год службы пролетел быстро, но, выйдя на гражданку, сержант Цыганов не уехал к себе домой, на Волгу, а остался служить при воинском храме Александра Невского в самом Пскове. Здесь же он был рукоположен в сан и двадцати трех лет отроду стал, кажется, самым молодым священником Псковской епархии. Именно здесь и родилась у отца Александра мечта стать военным священником. Но для этого, как оказалось, одного желания мало.

Священник Александр:

«Для того чтобы я смог идти в войска, нужно, чтобы мой священнический стаж был не меньше 4 лет, а у меня — только полтора года. Но и это не всё. Главное в том, что человек, который обращается со словом Божьим к солдатам, должен понимать их заботы, пользоваться авторитетом. Чтобы добиться уважения в армии, одной рясы и креста на груди мало, нужно еще показать, что тебе не понаслышке знакомы тяготы военной службы. Поэтому, когда мне предложили поехать на сборы будущих военных священников, то я сразу согласился. Ну и вершиной моей карьеры там, в Рязани, стали прыжки с парашютом. Ощущение, прямо скажу, незабываемое. Когда я приземлился, то у меня руки не слушались: всё клокотало внутри от адреналина. Но неожиданно понравилось, и я сейчас многое бы отдал, чтобы повторить этот прыжок, правда, командование дивизии пока не дает разрешение».

Несмотря на то что стаж у отца Александра невелик, он продолжает чуть ли не каждый день общаться с солдатами. Его часто приглашают посетить армейские части и соединения. Не так давно, например, вернулся из поездки в небольшую часть, расквартированную в Порхове, где встречался с рядовыми срочной службы. По словам нашего собеседника, поездка оказалась удачной, поэтому командование части предложило их навещать каждый месяц. С другой стороны, статус священника воинского храма святого благоверного князя Александра Невского в Пскове к этому тоже обязывает. Сюда часто приходят молодые десантники на литургии — иногда причащается по 400 человек.

Главная заповедь, которой придерживается сам отец Александр, найти такие слова, которые поддержали бы человека в форме, чтобы помочь ему исполнить свой воинский долг. Но есть и такие вещи, которые священник никогда не имеет права делать: это брать в руки оружие. При этом сам отец Александр не видит проблемы в том, если в казарме служат люди, которые исповедуют другие религии. Главное, считает священник, проявить уважение и терпимость.

Священник Александр:

«Мне об этом часто рассказывает и сам настоятель нашего храма отец Олег Тэор. Во время чеченской компании он ездил с пастырскими поездками к псковским десантникам, помогая им словом Божьим выполнять свой долг. Мне кажется, что именно на войне, в ситуациях пограничных, обнажается истинная сущность человека. Когда над головой свистят пули, надежда порой только на одного Господа. Известно, что не бывает на войне атеистов. У многих в такие моменты и происходит встреча в Богом».

Экспертное мнение

Юрий Соседов, генерал-майор в отставке, в прошлом командир 76-й десантно-штурмовой дивизии

— Воссоздание института армейских священников вернет в наши вооруженные силы подлинный воинский дух. Сам я человек крещеный, но при этом не верующий глубоко — так сложилось, однако считаю, что священник в войсках обязательно нужен. Тем более, что за годы работы, к счастью, теперь уже бывшего министра обороны, был полностью разгромлен штат политработников. Понятно, что они уже не могли существовать в своем прежнем виде, но наличие в части психологов (многие из них переквалифицировались для работы на этой должности), помогало решать многие нравственные проблемы. За время Сердюкова их в армии не стало, но вакуума тут быть не может, поэтому нужно только поддержать инициативу РПЦ, которая взяла на себя это нелегкое бремя. В силе слова военного священника я убедился сам, когда накануне 1 марта, годовщины гибели 6-й роты, мы собирались с ветеранами дивизии. К нам тогда пришел отец Михаил — главный священник ВДВ. Его обращение было коротким, но настолько ярким и эмоциональный, что не только меня, но и всех многих коллег лишний раз убедило в нужности этого начинания.

Сергей НЕКРАСОВ,
SmartNews. 11.05.13

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее