Быстрота, натиск, сила

1 ноября 2010 года исполняется 10 лет со дня формирования 46-й отдельной бригады оперативного назначения ВВ МВД России. Уже одним своим присутствием на беспокойной земле Чечни, бригада численностью более чем в 15 тысяч штыков, гарантирует мир и безопасность в регионе, являясь главным фактором сдерживания и оплотом стабильности. Одной из самых боеспособных частей, входящих в состав этой супербригады является 34-й отряд спецназа. В соединении его полушутя называют «тридцать четвёркой». И спецназовцы оправдывают это вроде бы случайное совпадение с прозвищем легендарного танка Великой Отечественной. Ведь, 34-й спецназ — это быстрота, натиск и сила.

Хочешь здесь служить – покажи себя в деле

— Отряд сформировался в сентябре 2009 года на базе 351-го отдельного батальона оперативного назначения (БОН) бригады, — рассказывает начальник группы кадров отряда подполковник Сергей Прокопенко. — Люди собрались из разных мест: кто-то, как и я, перешёл из БОНа или других частей бригады. Кто-то приехал с «большой земли». Были среди кандидатов и любители острых ощущений, желавшие попробовать себя в деле и романтики и просто люди, желающие заработать. Кто-то приезжал по рекомендации старших начальников, но блат тут не действует: хочешь здесь служить – покажи себя в деле. Ядро составили спецназовцы, переведённые из 7-го, 15-го, 17-го отрядов, разведбата бригады.

Командир отряда сразу определил свою кадровую политику: кто хочет быть настоящим профессионалом спецназа, с теми будем работать: учить, помогать, натаскивать, а тех, кто разочаровался, понял, что служба в спецназе не для него – не станем задерживать! Сплачивание коллектива, зажатое в жёсткие временные рамки, проходило по принципу: минимум — рассказ, минимум — показ и тренировки до седьмого пота. И вскоре примерно половина прибывших, тех, кто «ошибся дверью», отсеялась…

Майор Роман Федяев* – старший помощник начальника штаба отряда по боевой подготовке. В составе 17-го отряда специального назначения принимал участие в боевых действиях в Дагестане и Чечне. Кавалер двух орденов Мужества. Имеет ранение:

— У нас очень много времени уделяется занятиям по боевой и специальной подготовке, которые обязательно проходят с наращиванием обстановки, с отработкой вводных, какие только могут возникнуть в реальном бою. Командир отряда часто сам проводит или контролирует ход занятий. Это, конечно, отражается на их качестве. Но если бы отряд сидел без настоящей работы, то и бойцы бы занимались без особого интереса. А когда мы одну неделю находимся на операции, а другую – учимся, устраняем ошибки, убеждать кого-то выкладываться на полную катушку не надо. Люди сами просят: «Командир, научи, подскажи», потому что понимают: если не научатся грамотно воевать, башка может начисто отлететь. Они правильно понимают суть проблемы — в боевой обстановке им поблажек не будет…

Банальная истина – побеждает тот, кто лучше готовиться к войне. Бандиты к ней подготовлены неплохо. Начбой отряда высоко оценивает их боевые качества. Оперативная информация и сводки это лишь подтверждают — противник очень серьёзный. Поэтому никаких шапкозакидательских настроений и расслабухи! Враги — не вчерашние чабаны-трактористы, как было когда-то, а натренированные и хорошо обученные воины. Однако, парням из «34-ки» удаётся их переигрывать. За неполные 10 месяцев этого года, они приняли участие в двух десятках специальных операций, разгромили несколько лесных баз и схронов, изъяли и уничтожили большое количество оружия, боеприпасов, самодельных взрывных устройств. Ими нейтрализовано несколько членов бандитского подполья. С нашей стороны потерь нет.

В необъявленной затяжной партизанской войне, когда «непримиримые» скрываются в лесах и горах, чувствуя себя там как дома, добиться победы очень непросто. Лес часто выступает союзником бандитов: прячет, кормит, лечит их, а ещё — хранит немало сюрпризов, таящих смертельную опасность. Тут порой не помогают отработанные тактические приёмы и отточенные навыки – необходимо что-то большее: импровизация, сверхчутьё и – моментальная реакция! Потому что упредил, значит – победил. Ведь порой исход боестолкновения решают доли секунды!

Такими качествами обладают наиболее опытные, бывалые воины «тридцатьчетвёрки». На заре становления войскового спецназа таких, как они парней, называли матёрыми. Одним из них вполне можно считать командира 2-й группы специального назначения майора Александра Девякина*, которого недавно выдвинули на должность начальника разведки отряда. На его личном счету несколько десятков разведывательно-поисковых мероприятияй и адресных проверках, в ходе которых по подозрению в причастности к бандподполью было задержано 16 человек, изъято свыше десяти единиц различного стрелкового оружия, около 2000 боеприпасов к стрелковому оружию, обезврежено несколько самодельных взрывных устройств. Особенно урожайной на такого рода сюрпризы выдалась прошедшая весна…

В марте этого года Девянин со своей группой работал в лесу, в Урус-Мартановском районе Чечни. Искали очередную базу кочующего со своим штабом «командующего юго-западным фронтом» Тархана Газиева. Находясь в поиске, Александр каким-то звериным чутьём почувствовал опасность. Остановил цепочку, вызвал сапёров, потребовал, чтобы те обследовали сомнительный участок. Сам снял верхний слой земли, под которым сапёры действительно обнаружили минную ловушку – если бы рвануло, в отряде точно были бы первые потери.

Продвигаясь дальше, Девянин первым обнаружил и тщательно замаскированный тайник с боеприпасами, где спецназовцы обнаружили 6 выстрелов от гранатомёта, снаряженную патронами пулемётную ленту, две гранаты…

Через 10 дней, во время проведения разведывательно-поисковых мероприятий в Ачхой-Мартановском районе, отличился другой матёрый воин — командир взвода 3 группы специального назначения старший прапорщик Олег Чмых*. За его плечами уже было 28 аналогичных операций, в ходе которых, по подозрению в причастности к «лесным людям», задержано 13 человек, изъято 6 единиц различного стрелкового оружия, около 1500 боеприпасов к стрелковому оружию, обезврежено несколько мин и самодельных взрывных устройств.

В этот раз, осторожно продвигаясь по проснувшемуся от зимней спячки весеннему лесу, Олег шёл во главе разведдозора. Он сам определил себе место впереди группы, словно чувствуя, что сегодня его опыт, сноровка, намётанный глаз понадобятся именно в авангарде. Растяжку — заляпанную грязью натянутую поперёк дороги тонкую леску, на обратном конце которой притаилась смерть, он заметил в последнюю секунду — замаскирована она была мастерски. Олег чертыхнулся – он знал, что в отряде местного «камандыра» Аслана Бютукаева, на которого охотились наши парни, есть умелые подрывники. Балансируя на одной ноге в позе цапли, едва удержав равновесие, с набитым под завязку РД за спиной, он подал команду – «Внимание: обнаружена мина на растяжке!» А затем, в отсутствие времени, не дожидаясь сапёра, сам обезвредил её, чем показал свою универсальность…

Таких примеров, вполне обыденных, неброских на первый взгляд, потому, что закончились они вполне благополучно, на боевом счету отряда – десятки. Крепкие парни служат в «тридцать четвёрке», надёжные, проверенные, сплочённые. С каждым днём растёт их мастерство. И в этом первостепенная заслуга командира отряда. Недаром подчинённые, солдаты и офицеры «34-ки», «за глаза» называют его своим «двигателем».

Внутренний стержень

Полковник Виталий Меркулов* – командир отряда. С отличием закончил СКВКИ, Общевойсковую академию. Участник боевых действий в Чечне. Награждён медалью Суворова.

С курсантских лет Виталий видел себя только в спецназе. Когда у него, появилась возможность выбрать место службы, не колеблясь, попросился в легендарный «Росич» – 7-й отряд специального назначения. Прибыл, представился командиру – полковнику Игорю Сёмину — и фактически сразу был направлен в служебную командировку:

— Старшие товарищи помогли мне врастать в обстановку: советовали, делились опытом, — вспоминает Меркулов. — Всё это происходило совершенно в спокойной естественной манере, без накачек и нервотрёпки…

Никто не доставал лейтенанта лишней опекой и мелочёвкой, никто, в хорошем смысле слова, не совал нос в его дела, не мешал вариться в своём котле, т.е. в своём подразделении, в которое он сразу же погрузился с головой. С другой стороны, командир взвода всегда был на виду, и утонуть ему не дали бы. А если он где-то допускал ошибку, то его никто не топил, не бежал сдать товарища командиру. Наоборот, молодому взводному по-братски помогали, поддерживали. А дальше – опять плыви сам. Это была очень хорошая, настоящая спецназовская школа, которую Меркулов окончил с отличием. И у себя в «34-ке» он поставил дело так же.

— Конечно, даже с огромным желанием, но без помощи товарищей, без поддержки подчинённых я бы не достиг того, что имею, — признаётся командир. — Каждый мой сослуживец, боевой товарищ был способен на поступок, имел твёрдые убеждения и крепкие моральные устои.

Практически у всех был внутренний стержень. Люди правильно понимали цель своей службы в отряде, служили исключительно за идею – благо Отечества. Это, пожалуй, было их главное отличительное качество, которое я воспитываю в своих подчинённых сегодня…

Когда Виталию Владимировичу предложили должность командира 34-го отряда, он согласился сразу. Не только, как привыкший подчиняться приказам военный человек, но и потому что ему было интересно начинать на новом месте такое большое дело – формировать отряд.

Огромную помощь в становлении отряда оказало командование бригады и прежде всего, железная воля комбрига. После его слов «Завтра в отряде всё должно быть вот так!» к ним приходили офицеры управления и оперативно решали все вопросы в течении суток, которые ему своими силами никогда не решить в такие рекордные сроки. (Ведь сколько времени отнимают различные согласования между заместителями и начальниками служб, хождения по кабинетам, собирание всех подписей). Но это не означает, что офицеры управления работали за Меркулова, подменяли его. Работы, особенно на первых порах, было непочатый край. Иногда командир просто терял чувство реальности, забывая какое время суток, день недели и т.д., для него в один нескончаемый поток времени – настолько велика тогда была нагрузка. Но командир отряда и его подчинённые с задачей справились. 34-ка в короткие сроки вошла в рабочий ритм.

— Раньше мы были исключительно исполнители железной воли комбрига, теперь, мы — участники диалога, — делится своими мыслями полковник Меркулов. — Нас слушают, наше мнение учитывают. Оказанное доверие дорогого стоит — мы не имеем морального права не выполнить задачу, подвести командира бригады. Его решением отряд сосредоточен исключительно на боевой подготовке, выполнении служебно-боевых задач и избавлен от различных второстепенных, в основном хозяйственных задач, типа уборки территории, побелки бордюров. Моим подчинённым, как и мне, такая боевая, насыщенная жизнь по душе.

Сам человек настойчивый и целеустремлённый, Меркулов и в людях эти качества ценит больше всего. Скажем, один боец, когда пришёл в отряд, уже подтягивался 30 раз, но за год больше не прибавил. А другой, начиная с пяти раз, каждый месяц добавлял понемногу, и к концу года сравнялся с первым. И именно его командир отметит, потому что ему нужны не рекордсмены, а люди, умеющие добиваться поставленных целей, работать над собой. В реальном бою героизм, находчивость, самообладание зачастую те, кто внешним лоском не отличается: маленькие, щупленькие, невзрачные на вид, но имеющие внутреннюю силу. И разглядеть её в людях очень непросто.
Но полковник мудрёную эту науку усвоил. Потому и служат у него в отряде люди, которые пойдут за своим командиром в огонь и воду. Потому и готова «тридцатьчетвёрка» решать служебно-боевые задачи любой сложности.

* * *

На следующий день я договорился с командиром «тридцать четвёрки» о продолжении разговора на полигоне, куда отряд должен убыть по плану боевой подготовки, но ночью их внезапно подняли по тревоге и в считанные минуты, они, растворившись в темноте, убыли в неизвестном направлении.

Внезапность и неизвестность – с недавнего времени обычные спутники 34-го отряда — лёгкого на подъём, быстрого, как ветер, неотразимого, как удар стихии и крепкого, как броня легендарного танка.

— Ушли работать, — лаконично откомментировал ситуацию, оставленный «на хозяйстве» без пяти минут пенсионер подполковник Прокопенко. – Немного помолчал и добавил:

— Дай Бог и в этот раз вернуться всем живыми! – И широко перекрестился.

Подполковник Роман ИЛЮЩЕНКО
Фото старшего лейтенанта Александра Кузнецова и из архива отряда
*Фамилии военнослужащих изменены

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее