Армия начинается с сержанта

Недавние заявления министра обороны РФ Анатолия Сердюкова свидетельствуют о том, что эксперимент с контрактниками в Российской армии провалился окончательно. Он назвал некоторые причины этого провала, среди которых — низкая зарплата и способы набора контрактников. Также им было отмечено, что удержать военнослужащих в Вооруженных Силах РФ тоже является проблемой.

В последние годы многие военные обозреватели обращали внимание на явные признаки того, что эксперимент с контрактниками находится на грани срыва. Взять хотя бы намерение перевести всю армию на профессиональную основу. Эксперимент хотели начать с воздушно-десантных частей. Уже несколько лет элитная 76-я воздушно-десантная дивизия, дислоцированная в Пскове, официально комплектуется исключительно контрактниками. Но, как сообщается, в эту дивизию снова стали набирать призывников, что показывает, насколько нелегко внедрить службу по контракту даже в таких элитных войсках.

Анатолий Сердюков не единственный, кто пришел к таким выводам. Ему вторили начальник Генерального штаба и первый заместитель министра обороны генерал армии Николай Макаров и командующий Сибирским военным округом генерал-лейтенант Владимир Чиркин. Их позиция вполне ясна: число военнослужащих по контракту будет сокращено, а число призывников, наоборот, увеличено.

А пока Министерство обороны и Генштаб разрабатывают и осуществляют корректирующее планирование, перед будущим этой реформы и будущим Российской армии в целом встает еще более серьезный вызов. Речь идет о формировании и введении в Вооруженные Силы профессионального сержантского корпуса. Для воинских частей эта задача будет иметь более важное значение, чем будущая система комплектования Вооруженных Сил, по поводу которой сейчас ведутся дебаты.

Ключевой компонент

Как признают многие высокопоставленные военные, сержантский корпус составлял основу царской армии, а любой анализ современных западных армий подтверждает, что сержанты остаются ключевым компонентом воинских структур. В разных странах у них разные задачи, но в целом они выполняют ключевые функции. Сержанты играют важную роль на тактическом уровне, а также в формировании высоких стандартов в обучении подчиненных и повышении их морального облика.

В контексте реформы Анатолия Сердюкова планирование армейской системы включает развитие нового типа сержантского корпуса в Российской армии. Планы эти далеко идущие и амбициозные. То, что данные вопросы будут обсуждаться, стало ясно, когда в сентябре 2008 года президент России Дмитрий Медведев впервые объявил об этой реформе и затем 14 октября 2008-го на коллегии Министерства обороны ее более детально озвучил Анатолий Сердюков.

Первоначальные попытки формирования центров подготовки сержантов натолкнулись на серьезные вызовы: были выявлены проблемы набора соответствующего персонала. В результате произошли неизбежные промедления, которые повлекли за собой недопустимые отклонения от намеченного плана проведения реформ. Следует отметить, что для успешного осуществления реформы необходимо демонстрировать гибкость и готовность учиться на ошибках, а также делать правильные выводы из неожиданно возникающих проблем. Есть некоторое сомнение, что в реформе Сердюкова присутствует эта составляющая.

Серьезные проблемы

Первые сложности при открытии новых центров подготовки сержантов в 2009 году были частично связаны с уровнем знаний кандидатов, многие из которых едва были в состоянии решить квадратные уравнения. Неясно было, кого принимать в центры и как с такими знаниями они смогут обучаться дальше.

По мере выявления этих проблем разрабатывался новый, более глубокий план. Основной его идей было открытие в Рязани центра, который должен готовить сержантов по программе, длящейся два года и десять месяцев. Этот центр подчинен ВДВ. Все учащиеся должны совершать прыжки с парашютом, независимо от того, где предстоит в дальнейшем служить выпускникам. Это говорит о том, что цель центра — привить сержантскому корпусу дух элитарности ВДВ. Кроме того, программа курса стала еще одним сигналом — разрабатывается нечто принципиально новое. Учащимся, помимо специальных военных дисциплин, должны преподавать психологию и менеджмент, установлены высокие учебные стандарты. Будущие сержанты получили и материальный стимул — на своих должностях они будут получать 35 тысяч рублей в месяц.

Однако при открытии нового центра в Рязани возникли проблемы. Первоначально планировалось открыть это учебное заведение в декабре 2009 года и провести набор 1700 учащихся. Впоследствии каждый год намеревались набирать по 2000 абитуриентов. В ноябре ожидаемое число учащихся пришлось сократить, и в конце концов в открывшийся своевременно центр пришли лишь 254 кадета, у каждого за плечами были 12 месяцев срочной службы. Учитывая процент отсева, можно предположить, что первых выпускников, которые придут служить в части в октябре 2012 года, будет совсем немного.

Этот факт может свидетельствовать еще об одном провалившемся эксперименте. Однако насколько удавшимся или, напротив, неудавшимся будет этот проект, станет ясно в декабре 2010 года, когда придут новые абитуриенты.

«Три кита»

Дедовщина, низкий моральный облик и плохая дисциплина — особенности российских воинских частей, но все эти проблемы могут быть решены с помощью нового сержантского корпуса, если этот проект окажется успешным. Исходя из того, что говорится о Центре подготовки сержантов в Рязани, о содержании его учебной программы, о продолжительности обучения, становится понятно: по замыслу Министерства обороны выпускникам центра предстоит выполнять обязанности как молодых командиров, так и воспитателей своих подчиненных. Этот момент может компенсировать сокращение численности лиц, ответственных за воспитательную работу в войсках.

Более того, выпускники этого центра постепенно заменят тех сержантов, которые служат в Вооруженных Силах в настоящее время: солдат срочной службы, контрактников, а также тех бывших офицеров, которые предпочли понижение до сержантских должностей увольнению из Вооруженных Сил. Таким образом, с 2012 года в Российской армии будут существовать четыре типа сержантского состава. Само по себе это, вероятно, приведет к дополнительным вызовам, с которыми столкнется Министерство обороны.

У эксперимента с сержантским составом есть и другие сложности. Если учащиеся центра будут проходить обучение в Рязани, а не в воинских частях, в которых им предстоит служить в дальнейшем, и даже не около них, то сразу после окончания центра выпускники могут столкнуться с трудностями адаптации на новых местах. Хотя каждый учащийся рязанского центра уже отслужил срочную, но к моменту его принятия на новую должность пройдет три года (со времени окончания службы в армии). Следует отметить, что в армиях Великобритании и США сержантские корпуса формируются из состава частей и сержанты проходят дополнительные тренировки и в этих частях, и в специальных центрах. После окончания обучения, когда военнослужащий становится сержантом, сослуживцы относятся к нему с уважением, так как считают, что все они выходцы из одной и той же системы: «Он был рядовым и знаком с теми проблемами, которые стоят передо мной».

Для решения этой проблемы, думается, необходимо в течение периода от первых шести до двенадцати месяцев определить, в какой конкретно части будет служить каждый кадет после окончания обучения либо по крайней мере в какого рода части, и затем организовывать регулярные стажировки на ротационной основе. Такой подход мог бы повысить уровень образования и по возвращении в Рязань учащийся мог бы решать вопросы, которые под силу лишь людям, имеющим практический опыт службы в воинской части. Таким образом, может окончательно сформироваться квалификация сержанта, основанная на «трех китах»: образование, подготовка и опыт. В противном случае к этим «элитным», образованным и квалифицированным сержантам будут относиться с недоверием свои же сослуживцы и они могут стать лишь «бумажными командирами».

Готовы помочь

Подготовка сержантов в странах СНГ имеет схожие проблемы. Например, в Белоруссии учебные заведения тоже готовят сержантов, но по более короткой программе. Кадровые младшие командиры востребованы в белорусской армии, но им не хватает основного тактического качества — инициативности. Или другой пример. Когда Казахстану впервые оказывалась военная помощь со стороны США и Великобритании, казахстанцы обижались: «Почему они присылают сержантов?». И лишь спустя несколько лет поняли, что сержанты из западных стран проводят такую же подготовку солдат, какую в казахстанской армии осуществляют офицеры.

Я считаю, что из всего сержантского состава СНГ те сержанты, которых готовят в Рязани, будут обладать уникальными и, может быть, даже наилучшими качествами. Причина в том, что такой сержант будет одновременно являться молодым командиром и оказывать помощь в налаживании дисциплины в воинских частях. Современные приемы ведения войны определяются не генералами: они в значительной степени зависят от командования, которое на тактическом уровне демонстрируют сержанты.

На Западе понимают, что военная реформа в России — вопрос сугубо российский и любое западное вмешательство будет воспринято негативно. Тем не менее некоторые западные страны готовы оказать помощь, если потребуется. И эту готовность нельзя игнорировать, так как она является доказательством заинтересованности в том, чтобы военная реформа в России все-таки заработала. Со стратегической точки зрения провал военной реформы не служит интересам Запада и соседей России.

Уметь делегировать полномочия

При формировании нового профессионального сержантского корпуса в России военным реформаторам необходимо очень аккуратно принимать решения на уровне планирования, прогнозировать возможные проблемы еще до их появления. Они должны уметь делать правильные выводы из тех недостатков, которые генерал Макаров охарактеризовал как «ошибки» эксперимента с контрактниками, и доказывать, что эти уроки усвоены и применяются при формировании новой модели сержантского корпуса.
Рязанская школа подготовки сержантов в случае успеха может стать образцом для создания других центров подготовки сержантов-профессионалов. Оценка зарубежного опыта, принятие и усовершенствование существующего плана, разработка инновационных методов для устранения возможных недостатков доказывают, что новая модель в российских Вооруженных Силах имеет право на существование в будущем.
Главное для российских сержантов и офицеров — научиться делегировать полномочия. Это настолько важно, что все остальное отходит на второй план. Офицеры не принимают очень уж активного участия в жизни военных подразделений, это дело сержантов, равно как и дисциплина, и мораль, и подготовка личного состава.

Мой американский коллега, отставной капитан военно-морского флота Дэйл Херспринг из Канзасского университета посетил военную базу «Форт-Худ», где его зять Джон служил командиром танковой роты. Он спросил старшего сержанта: «Как вы оцениваете Джона в качестве офицера?». Тот ответил: «Очень высоко. Он прикрывает меня от начальственной дурости сверху и позволяет мне командовать ротой».
Вот какими должны быть отношения между старшим сержантом и офицером.

Роджер МАКДЕРМОТ
старший научный сотрудник Центра евразийских военных исследований Фонда Джеймстаун в Вашингтоне (США)
Newsland, 15.04.10

Если вам понравилась публикация ее можно сохранить в соцзакладки:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Live
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Tumblr

Опубликовано ранее